Г.А. Зюганов: Прошлое, настоящее и будущее связаны неразрывно

Г.А. Зюганов: Прошлое, настоящее и будущее связаны неразрывно

В газете «Правда» состоялся «круглый стол» на тему: «История как объект идеологической борьбы». Обсуждение открыл вступительным словом Г.А. Зюганов. Участие в нём приняли член Президиума, секретарь ЦК КПРФ Д.Г. Новиков, член ЦК КПРФ, историк и публицист Ю.П. Белов, историки Ю.В. Емельянов, Е.Г. Кострикова, М.С. Костриков. Вёл обсуждение член ЦК КПРФ, политический обозреватель «Правды» В.С. Кожемяко

     С начала «перестройки» 80-х и «реформ» 90-х годов минувшего века отечественная история стала особенно широко используемым объектом агрессивного наступления антикоммунизма, антисоветизма и русофобии в нашей стране, полем острейшей борьбы социалистической и буржуазной идеологий. А в последнее время агрессивность оголтелых противников социалистического пути развития России, врагов её национальной самобытности и независимости ещё более усилилась. Ряд недавних тревожных событий, связанных с отношением к советскому периоду нашей истории, а также провозглашённый публично представителем власти зловещий тезис о необходимости уже в грядущем январе начать новую кампанию по «десталинизации» российского общества вполне обоснованно вызвали Открытое письмо Председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву.

     Эти же факты и тенденции побудили «Правду» провести на днях «круглый стол» об истории как объекте идеологической борьбы на современном этапе. Член Президиума ЦК КПРФ, главный редактор «Правды» Б.О КОМОЦКИЙ, приветствуя гостей, отметил, что данный разговор продолжает традицию проведения в главной газете КПРФ «круглых столов» на самые актуальные и общественно значимые темы.

     Публикуем в сокращённом варианте запись состоявшегося разговора.

 

  Прошлое, настоящее и будущее связаны неразрывно

 

     Геннадий ЗЮГАНОВ. Тема сегодня, в самом деле, исключительно важная и актуальная. Кожей чувствуешь, как власть снова пытается навязать нам пересмотр всей нашей истории, прежде всего — советского периода. Это связано с неудачами в проведении реформ, с нарастанием массового недовольства нынешним социально-экономическим курсом, создавшейся ситуацией в стране. Власть находится в фарватере той политики, которую в своё время закладывали иностранные спецслужбы, горбачёвские и ельцинские антисоветчики, фальсифицировавшие даже исторические документы, а также Парламентская ассамблея Совета Европы, где по сути дела устроили настоящее судилище над Советской страной, норовя поставить её на одну доску с гитлеровской, фашистской Германией.

     Я участвовал в тех мероприятиях ПАСЕ и был поражён, насколько оголтело ведёт себя эта публика. Кто они, европейские парламентарии? Какие  страны представляют? Ведь перед Второй мировой войной политическая жизнь Европы складывалась так, что почти полсотни фашистских партий задавали тон без малого во всех странах, многие из которых потом вступили в войну против Советского Союза на стороне Гитлера. И вот теперь их отпрыски, внуки и правнуки ожесточённо продолжают ту же антисоветскую линию. У Европы не хватило духу осудить эсэсовских приспешников, которые маршируют по улицам Риги и других прибалтийских городов, бандеровских наследников, которые распоясались на Западной Украине, одёрнуть тех, кто явно пытается спекулировать на костях Катыни, стараясь получить за этот сомнительный счёт определённые политические дивиденды.

     Нельзя  не сказать на этом фоне, что за последнее  время наша партия провела целую  серию, на мой взгляд, очень сильных политических акций, которые значительно изменили настроение и атмосферу в обществе. Мы широко отметили 130-летие со дня рождения И.В. Сталина, 140-летие В.И. Ленина, 65-летие Великой Победы, что вылилось во множество интересных встреч, конференций и «круглых столов», вечеров и всевозможных других массовых мероприятий. Около 200 тысяч человек в связи с этими знаменательными датами были отмечены юбилейными медалями ЦК КПРФ. И, получая награды, люди с гордостью говорили о советской эпохе, о нашей Победе, о торжестве идеалов марксизма-ленинизма в первой социалистической стране мира, стремительно развивавшейся под Красным знаменем Великого Октября.

     Так вот, наши оппоненты, почувствовав, что  они теряют почву под ногами, сейчас опять пытаются перевести идеологический спор в плоскость жёсткого противостояния с использованием властных государственных структур, чтобы таким директивным способом добиться окончательного, как им хотелось бы, утверждения в стране махрового антисоветизма и антикоммунизма. При президенте есть Совет по развитию институтов гражданского общества и правам человека, который возглавляет сегодня некто М. Федотов. Он в своё время прикрывал ельцинизм, активно участвуя в «деле КПСС», рассматривавшемся Конституционным судом. Тогда оно с треском провалилось. Но, видимо, тем, кто раздувал его, неймётся, и они снова намерены раскрутить очередное «дело»: якобы суд над «сталинским режимом», а по сути — над всей советской историей.

     Уже готовится специальная комиссия, подтягиваются необходимые силы. Уже прозондировано общественное мнение на телепередаче «Суд времени», которую ведёт небезызвестный Сванидзе при участии Млечина. В своей русофобии, патологической ненависти ко всему советскому, русскому, народному они дошли до психоза и теперь хотят распространить этот психоз на заседания создаваемой комиссии, а в перспективе — на определённые президентские указы, которых всячески добиваются.

     Мы  категорически выступаем против этого. Кроме всего прочего, мы считаем, что в условиях тяжелейшего кризиса, массовых беспорядков, которые разразились на Манежной площади, трагедии в Кущёвской (а своя Кущёвская есть в каждом регионе), в условиях дикого роста цен и коммунальных тарифов — это попытка отвлечь общественное внимание от важнейших на сегодня, ключевых проблем страны. Мы призваны дать отпор таким попыткам, ещё активнее разоблачать фальсификации истории, к которым прибегают антисоветчики, антикоммунисты и антипатриоты всех мастей в своих происках, направленных фактически против России. Надеюсь, наш «круглый стол» поможет дальнейшему осмыслению того, что волнует сегодня очень и очень многих, более точному выстраиванию контрпропагандистской работы партии и ее сторонников.

     Хочу  высказать пожелание, чтобы на исторические и современные проблемы вы взглянули  с учётом очередного всемирного финансово-экономического кризиса.

     В 20-е — 30-е годы из тяжелейшего  кризиса мир вытаскивала Советская  страна, озарённая идеями Великого Октября, где был осуществлён  гениальный ленинский план ГОЭЛРО, где под руководством Сталина удалось построить шесть тысяч предприятий и достигался ежегодный прирост промышленной продукции в 10—15 процентов. Тогда как Америка «просела» на 25 процентов, и бандиты в городах США устраивали перестрелки, настоящие бои.

     В те годы Советский Союз единственный успешно противостоял мировому кризису, демонстрируя силу социализма. А что же теперь? Ныне, когда около 200 стран погрузились в пучину кризиса, только 12 прибавляют в своём росте. И на первом месте среди них — социалистический Китай. У него тоже есть потери, но — несравнимые с теперешней Россией, которая глубже всех провалилась и оказалась последней в двадцатке наиболее развитых стран, а также последней среди нефтедобывающих государств и в БРИКе. А Китай в прошлом году прибавлял 8—9 процентов, в этом — уже около 12. Его экономика, его модель развития, его политика оказались несравнимо эффективнее, чем политика и экономика нынешней Российской Федерации ельцинско-путинского образца, которая встроилась в хвост дяде Сэму и всё больше превращается в сырьевой придаток.

     Очень важно, сопоставляя результаты советской  эпохи, которой мы законно гордимся, и нынешнего времени, которое  во многом определяет руководимый коммунистами Китай, проследить и выявить, в чем  состоят реальные, неоспоримые преимущества социализма.

     Осмысление  нашего прошлого, настоящего и будущего КПРФ ведёт постоянно. Только за последнее  время подготовлена и издана целая  серия аналитических материалов, вооружающих актив для разъяснительной  работы в массах. Это «Выход из кризиса  — социализм», «Сталинская эпоха в цифрах и фактах», «Имя модернизации — социализм», «Тайны катынской трагедии», «Что мы предлагаем государству, нации и народу» — наша программа на ближайший год, на выборы местные, думские и президентские. Программа, предлагающая стране новый курс.

     Исторические  и современные темы во многом неразрывно связаны. Опора на наше великое наследие, на опыт предшественников — наилучший, единственно правильный выбор для  страны. И втягиваться власти в  дальнейшую бесславную борьбу с предыдущими  поколениями не просто бесплодно —опасно, поскольку это ещё больше будет деморализовать народ, загонять его в исторический тупик. Уверен, ваши доводы при обсуждении сегодняшней темы убедительно опровергнут всё это.

     Да, налицо «ренессанс» антисоветизма, и тому есть разные причины

     Виктор КОЖЕМЯКО. Одним из инициаторов «круглого стола», на который мы собрались, стал Юрий Павлович Белов — замечательный историк и публицист, статьи которого, появляющиеся в «Правде», с неизменным интересом встречают читатели. И ждут их. В последнее время Юрий Павлович особенно много внимания уделяет теме, вынесенной на наше обсуждение, так что правомерно ему сейчас предоставить слово.

     Юрий БЕЛОВ. Наверное, можно говорить о своеобразном «ренессансе» антисоветизма в настоящее время, или, точнее, о модернизации антисоветизма. Ибо изо всех модернизаций, которые провозглашаются сегодня властью, одна, кажется, действительно состоялась — это именно модернизация антисоветизма. Хотя удалась ли она — большой вопрос, как и вопрос, на который мы здесь должны ответить: чем она вызвана?

     Случайно  ли на телевидении, на 5-м канале, появился самый долговременный проект «Суд времени» откровенно антисоветской направленности? Случайно ли именно в данный период (последние четыре-пять месяцев) «научной общественностью» организована травля ученых-историков А. Барсенкова и А. Вдовина, а в курс преподавания литературы в школе включено изучение «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына? Добавим к сказанному телефильмы ведущего на канале НТВ Пивоварова, оскорбляющие народную память о Великой Отечественной войне, а самое главное — упоминавшееся здесь заявление небезызвестного Федотова о необходимости «десталинизации» общественного сознания. Чем объяснить, что именно в истекающем году так усилилась волна антисоветизма в СМИ?

     Около трёх лет назад «Нью-Йорк таймс» опубликовала результаты опроса, который был проведён американскими социологами среди выпускников наших средних школ и первокурсников вузов. Ставился вопрос об отношении к советской истории и личности Сталина. Так вот, полученные результаты их просто ошеломили! Они-то были уверены, что два десятилетия обработки общественного сознания наверняка сказались нужным образом, то есть безусловным отрицанием советского прошлого. И каково же было изумление, когда от большинства на эту тему они получили позитивные ответы.

     Заключение  к тем опубликованным в США  данным было таково: если власти России не примут надлежащих и срочных мер, то о том, что ожидает Россию, нетрудно догадаться. Думаю, проведенное исследование не было инициативой лишь профессионалов-социологов, они выполняли заказ «сверху», а дальше уже последовал заказ в отношении властей России. Я связываю этот факт (убеждён, что он не единичный) с новой агрессией антисоветизма.

     Я связываю это также с тем, что  в результате мирового кризиса стало очевидным: капитализм вынужден отступать перед социалистическим Китаем. Наступил новый исторический момент. После того, как долго трубили, что с разрушением Советского Союза капитализм доказал свое верховенство, одержал победу в «холодной войне», теперь приходится признавать, что на самом-то деле этой победы нет. Соотношение сил на мировой арене меняется. Да тут вот еще молодое и среднее поколения России прозревают…

     Разве только данные американских социологов говорят об этом? А «Суд времени», где после обсуждения 42 тем общий счет 42:0 не в пользу антисоветчиков? А до этого — «Имя Россия»? Все ведь знают, что шёл-то впереди Иосиф Виссарионович Сталин. Потом был объявлен пересчёт, начались лихорадочные «подкручивания» и очевидные подтасовки. Но как это обеспокоило!

     Геннадий ЗЮГАНОВ. Я участвовал в той программе «Имя Россия». И воочию видел, какие неимоверные усилия затратили её организаторы, чтобы оттеснить Ленина и Сталина куда-нибудь в конец определившегося ряда имён. Однако ничего не получилось! Всё равно — даже по их результату — советские вожди остались в пятёрке самых выдающихся личностей за всю историю России. А Сталин реально, как мы понимаем, занял первое место. Причём ведь голосовала в основном молодёжь…

     Юрий БЕЛОВ. Вот этот сдвиг в общественном сознании наших людей, наряду с успехами «красного» Китая и стремлением отвлечь жителей России от сегодняшних насущных и острых проблем, о чём вы говорили, Геннадий Андреевич, и заставляет активизировать войну против советской истории. Сегодня следует отметить перевод этой войны уже на государственный уровень. И признание Катыни государственным преступлением «сталинского режима» — это первый шаг. Идея «десталинизации» предполагает признание опять-таки на государственном уровне несостоятельности всей советской истории и, конечно, «преступности» Коммунистической партии. То, что не получилось в 1992 году,— суд над КПСС,— теперь, наверное, будет не только возобновлено, а и расширено: суд над всем советским прошлым!

     Виктор КОЖЕМЯКО. Да, над советской эпохой. Что не успели, не сумели довершить на рубеже 80-х — 90-х годов, хотят во что бы то ни стало «добить» сегодня. Недаром же говорится о «перестройке-2». Не даёт им покоя «денацификация», проведённая в Германии после войны. А поскольку Советский Союз приравнен ими к гитлеровской Германии, значит, по аналогии здесь должен быть и свой Нюрнбергский процесс, должны быть и свои антикоммунистические (по аналогии с антинацистскими) законы, и свои запреты на профессии, на символику и т.д., и т.п. Наше советское прошлое в узаконенном порядке хотят объявить преступным.

     Юрий БЕЛОВ. Безусловно, всё это так. И, думаю, сейчас опробуются технологии в расчёте на то, чтобы ввести в школах новые курсы истории. А вот это уже особенно опасно. Это уже будущее наших молодых поколений. Пройти мимо этого мы никак не можем.

     Дмитрий НОВИКОВ. Известно, что Компартия Российской Федерации активно, настойчиво и последовательно ведёт борьбу за честную оценку советской истории. Материалы, о которых сказал здесь Геннадий Андреевич,— это лишь часть того, что издано за последние годы Центральным Комитетом и направлено на правдивое, справедливое освещение советского исторического периода. Иногда мне даже приходится слышать от некоторых наших товарищей: а не слишком ли мы «увлекаемся прошлым» в ущерб, скажем, борьбе против «точечной» застройки и защите других сегодняшних интересов граждан? Думаю, всё-таки нет, не слишком.

     Партия  работает по широкому спектру политических проблем, защищает права трудящихся парламентскими и непарламентскими способами. Но это отнюдь не снижает актуальности борьбы за советскую историю, что, я бы сказал, тоже является защитой наших граждан, их сознания и мироощущения.

     Конечно, быть первопроходцами всегда почётно. Однако не менее важно представителям любого общественного движения чувствовать свою принадлежность к предыдущей истории, свой фундамент. Не случайно В.И. Ленин, строя партию большевиков, выделил три этапа революционного движения в России: дворянский, разночинский и пролетарский. Потому что важно было показать: мы имеем свою предысторию. Именно поэтому большевики говорили и об истории пролетарского движения в Европе, вспоминали Парижскую коммуну. Это тоже была опора российского пролетариата на опыт предшествовавшего освободительного движения трудящихся. А к 1917 году у самой большевистской партии уже была своя история. Был, например, опыт баррикад 1905 года, о котором не просто вспоминали, но на котором и учились.

     Есть  при всём при этом сегодня у  КПРФ одно существенное отличие —  то, чего у большевиков в 1917 году еще не было. Это — история правящей Коммунистической партии, история Советской власти, история социалистического строительства, и всё это от наших противников просто необходимо защищать. Понятно, что политические оппоненты прилагали и прилагают максимум усилий, чтобы сделать для нас эту историю своеобразным грузом, который должен тянуть Компартию вниз. Поэтому они твердят и будут твердить о ГУЛАГе, о талонах, очередях и тому подобном. Наша задача — противостоять этому. На основе глубоких исторических исследований, которые мы призваны развивать и стимулировать, в повседневной пропагандистской и контрпропагандистской работе партии надо во всей полноте раскрывать историю величайших побед и достижений советской эпохи. Благо наша реальная история даёт для этого огромный, благодатный и весьма убедительный материал.

     Юрий  Павлович уже сказал, что разного  рода сегодняшние исследования показывают: несмотря на двадцатилетние усилия власти и обслуживающего ее идеологического  аппарата, советская история так  и не превратилась в некий груз, который может потопить Коммунистическую партию и всю ее деятельность. Есть, например, данные «Левада-центра», которые свидетельствуют: порядка 53 процентов граждан сожалеют сегодня о развале Советского Союза, а не сожалеют — менее трети (да надо еще разбираться в причинах такого их ответа). При этом свыше 70 процентов выступают за то, чтобы Советский Союз в той или иной форме был возрождён. И это, безусловно, тоже свидетельствует о негативной оценке происшедшего в 1991 году.

     Вот одна из причин «ренессанса» антисоветизма. Причём есть ведь и откровения самих представителей правящей ныне партии, которые требуют усиливать процесс «разоблачения советской истории».

     Скажем, некий Мединский, активный деятель  «Единой России», который имеет  степень доктора исторических наук, якобы с позиций историка ещё в 2008 году заявил, почему он этого добивается. По его мнению, власти напрасно не хотят решать сейчас вопрос о захоронении Ленина и трогать эту больную тему, полагая, что со временем она отомрёт. «Нет,— говорит Мединский,— коммунистические партии молодеют — не только у нас, но и во всем мире, не надо думать, что пройдет десять лет, и проблема решится сама собой. Лично моя позиция: логическое объяснение тому, что Ленин до сих пор не предан земле, отсутствует. Возможно, надо подобрать для этого исторический момент».

     Это было сказано два года назад. А  в нынешнем году тот же Мединский  «прозвучал» в связи с инициативами по переименованию ряда улиц и площадей в Москве. То есть это последовательная позиция. Его беспокоит, что в Компартию приходит молодёжь, что это происходит в России и в других странах. А из Общественной палаты, например, госпожа Гербер высказывала свои негодующие претензии еще не в адрес учебного пособия по истории Вдовина — Барсенкова, а по поводу учебника Филиппова — Данилова, и в радиоэфире она прямо сказала, почему он ей так не нравится: потому что Сталин не называется там кровавым тираном, потому что мало сказано о ГУЛАГе и всё такое прочее.

     Как видите, историкам силой диктуют, что и каким образом им надо писать, что и как преподавать. За короткий срок — два учебных пособия по истории, вокруг которых создана такая общественная напряжённость! Ясно, что подобным тенденциям необходимо давать отпор, и сегодняшний «круглый стол» в «Правде» продолжает нашу линию, продолжает тот разговор, который ведёт КПРФ по этим острым, болезненным и актуальным темам.

     Надо учитывать горькие уроки развала Советской страны

     Виктор КОЖЕМЯКО. Наверное, одна из главных задач нашего обсуждения состоит в том, чтобы дать товарищам, работающим в массах, дополнительные аргументы для разоблачения антикоммунистической пропаганды и защиты советского прошлого. Дать убедительную конкретику, такие цифры и факты, которые говорили бы сами за себя. По-моему, большой материал в этом отношении накоплен Юрием Васильевичем Емельяновым, который за последнее время был участником ряда дискуссий на исторические темы как у нас в стране, так и за рубежом, успешно полемизировал на телевидении во многих передачах известного цикла «Суд времени». Послушаем его.

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. И всё-таки сначала еще некоторый исторический разбег. Ведь произошёл великий парадокс: коммунистическая теория и практика реального социализма, которые доказали правомочность своего места в истории, потерпели поражение в интерпретации истории. Социализм в СССР был разрушен именно в ходе атаки на советскую историю. При этом реальное настоящее разрушали, ссылаясь на мнимую порочность советского прошлого. Прошлое очерняли, ссылаясь на реальные недостатки современной советской жизни.

     Существовавшие до начала той кампании устойчивые представления большинства советских людей о своём прошлом в значительной степени были следствием тех успехов, которых добилась советская историческая наука. Но случилось то, что Сталин когда-то назвал головокружением от успехов.

     Безусловные достижения в исследовании советской  истории и его популяризации  стали оборачиваться закостеневшими штампами и шаблонными формулами. Трудные  вопросы обходились. Неприятные страницы истории заглаживались. Различные  политические установки, взятые на вооружение руководством страны несколько десятилетий назад, но уже не отвечавшие запросам времени, мешали всестороннему изучению целого ряда исторических проблем. А проблемы-то оставались!

     Вот с началом «перестройки» и  стали кричать, что заглаженное, забытое — это и есть главное в советской истории. Атакующие били по наиболее уязвимым местам исторического сознания народа, которые именовались «белыми пятнами». Уверяли, что подлинная правда скрыта лишь в этих «белых пятнах», и огульно перечёркивали те великие деяния партии и народа, которые прежде были внимательно изучены и ярко освещены.

     В авангарде наступления на сложившиеся  представления о советском прошлом  выступили не профессиональные историки, а лица, преуспевшие в сфере  художественного вымысла, но никогда не занимавшиеся профессионально советской историей. Среди них были драматург Шатров, кинематографист Абуладзе, сочинитель детективных романов для подростков Рыбаков. В целях посрамления советской истории они прибегали к приемам, характерным для того жанра, в котором они до сих пор творили. Вместо документов Рыбаков прибегал к произвольному воспроизведению «мыслей Сталина». Именно так был создан лжесталинский афоризм: «Есть человек — есть проблема. Нет человека — нет проблемы». Особенности драматургии позволили Шатрову воскресить на сцене всех видных деятелей Советской страны, которые посмертно прокляли Сталина. Абуладзе же прибег к экранизации фантазий, которые за минуту возникли в голове некоей грузинской женщины. Но всё это производило на многих душераздирающее воздействие.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Да, это был сильный эмоциональный эффект, иногда прямо-таки шок! Вместо казённого и затёртого официального языка, который вызывал отторжение…

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. При этом антисоветчиками зачастую полностью уничтожался исторический факт. Объясняя суть своего метода, которым он пользовался при создании «Архипелага ГУЛАГ», Солженицын абсолютно цинично признавал: «Там, где научное исследование требовало бы сто фактов, двести — а у меня их два! три! И между ними бездна, прорыв. И вот этот мост, в который нужно бы уложить ещё сто девяносто восемь фактов, — мы художественным прыжком делаем, образом, рассказом, иногда пословицей». Именно такими «прыжками» преодолевалась пропасть между исторической реальностью и фантазией авторов.

     Для своей атаки на советскую историю  разрушители нередко были оснащены иностранным оружием. Следуя западным канонам русофобии, которая всегда исходила из того, что жуткая российская равнина заселена мрачными и жестокими  варварами, многие авторы старательно описывали Советскую страну как край дикости, ужаса и страха. Проклятия в адрес советского прошлого сочетались с воспеванием Троцкого, Бухарина и других деятелей, не скрывавших своего презрения к России и её культуре. На вооружение были взяты идеи Троцкого, который писал о том, что «Россия в силу своей природы и истории обречена на отсталость», что «русская культура представляет собой лишь имитацию лучших произведений мировой культуры».

     А куда же делись те, кто должен был  защищать непоколебимую крепость советской исторической науки? Куда-то «по кустам, по углам разбежалися» тысячи кандидатов и докторов наук, защитивших свои диссертации на темы о деятельности КПСС по реализации решений очередного съезда на примере той или иной области…

     Я согласен с Геннадием Андреевичем: сегодня борьбу вокруг советского прошлого нельзя правильно оценить, не обратив внимания на всемирный характер нынешней антикоммунистической кампании. Начало ей было положено принятой 25 января 2006 года на Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) резолюции, в которой утверждалось, что «тоталитарные коммунистические режимы, которые правили в Центральной и Восточной Европе в прошлом столетии... все без исключения характеризуются массовыми нарушениями прав человека». Резолюция призывала не только осудить эти «нарушения», но и заняться «переоценкой истории коммунизма».

     Откликаясь  на эту резолюцию, во многих учебных  программах школ и высших учебных  заведений по истории были усилены  выпады в адрес коммунистического  движения и социалистических стран. Теперь в учебниках по истории во многих европейских странах на всю Вторую мировую войну отведено не более пары страниц. В них не найти ни слова о Московской, Сталинградской и Курской битвах, а также о других сражениях на советско-германском фронте, ставших решающими для исхода Второй мировой войны. В этих учебниках ничего не сказано и о потерях советских людей в годы Великой Отечественной войны.

     Куцее изложение событий Второй мировой  войны, умалчивание о Красной  Армии и Советском Союзе, а также коммунистах других стран Европы, боровшихся против фашизма, имеют определенную цель: скрыть правду о решающей роли, которую сыграли первая страна социализма и её зарубежные сторонники в спасении человечества от порабощения, в предотвращении гибели миллионов людей и целых народов. Рассказав о содержании школьных учебников в его стране на 4-й Европейской встрече коммунистов по вопросам образования, состоявшейся 5 февраля 2010 года в стенах Европарламента, бельгийский коммунист М.А. Стаке констатировал: «В результате всё сделано для того, чтобы молодые люди поняли только две вещи: «причиной войны стала ненависть нацистов к евреям» и «коммунизм — это то же самое, что и фашизм».

     В ряде стран Европы коммунистические партии и даже «коммунистическая  символика» оказались под запретом. Были созданы постоянно действующие экспозиции, посетителям которых предлагают тенденциозно подобранные материалы, призванные зарядить их страхом по отношению к коммунизму, ненавистью к реальному социализму.

     Начавшийся  всемирный финансовый и экономический кризис, вызвавший рост безработицы и резкое ухудшение положения миллионов трудящихся, сопровождался активизацией антикоммунистической истерии. Правящие круги капиталистических стран стремятся не допустить поворота в общественном сознании в сторону поиска социалистической альтернативы капитализму, который принёс разорение, обнищание и голод. Вряд ли можно признать случайным, что в разгар мирового кризиса 2 июля 2009 года ОБСЕ приняла резолюцию под названием «Воссоединение разделённой Европы». В ней содержался призыв каждый год в день очередной годовщины подписания советско-германского договора о ненападении отмечать «Общеевропейский день памяти жертв сталинизма и нацизма».

     Коммунистические  партии различных стран мира решительно осудили нынешнюю антикоммунистическую кампанию. В резолюции, подписанной летом 2009 года представителями 70 компартий, был выражен энергичный протест против клеветнических нападок на историю коммунистического движения и социалистических стран.

     Широким форумом 2010 года, на котором состоялся обмен опытом борьбы против антикоммунистической фальсификации истории, стала международная научная конференция «За историческую истину и правдивое отражение событий эпохи», проведенная 24—25 мая в Москве. В ней приняли участие 50 представителей коммунистических и рабочих партий из 21 страны и трёх международных организаций.

     Они говорили о том, что антикоммунистическая кампания направлена на подавление всякой оппозиции существующему строю. По сути «либеральная» фразеология антикоммунистических клеветников прикрывает растущий поворот в сторону репрессивности нынешних правящих кругов. Не случайно в ряде стран Европы антикоммунизм сопровождается возрождением фашистских и нацистских сил. Прибегая к откровенной лжи, фальсификаторы истории вытравляют из сознания современных людей способность к правдивому осмыслению прошлого, делают их более податливыми для управления.

     Следуя  примеру западных держав, уже повернувших  в сторону репрессивных методов  подавления коммунизма, власть имущие в России прибегают к запретам на правдивые учебники по советской истории. В стране не прекращаются теракты против памятников Ленину. Ложь о советском прошлом навязывается всё более грубо, в порядке административного нажима.

     В этих условиях коммунисты должны усиливать наступательность своей пропаганды. Особенно важно сегодня разоблачать антидемократическую и репрессивную природу современного капитализма, показывать, что под лозунгом уравнивания коммунизма с фашизмом происходит фашизация общества.

     Геннадий ЗЮГАНОВ. Недавно я был на Всебелорусском народном собрании, в котором участвовали 3 тысячи человек и где впечатляюще прозвучали достижения республики. А до этого участвовал в работе политкомиссии ПАСЕ, которая проводила якобы мониторинг по Белоруссии: что там всё недемократично, всё не так, всё плохо, а вот в Прибалтике, дескать, всё хорошо. Так я взял европейскую статистику и ооновскую, положил перед ними. По всем показателям Белоруссия выглядит лучше всех постсоветских республик!

     Вы  твердите о развитии человеческого потенциала, сказал я им, а вот статистика ООН: Белоруссия по этому показателю впереди всех, в том числе и России, хотя ресурсов у неё гораздо меньше. По производству Белоруссия имеет уже 150 с лишним процентов в сравнении с 1990 годом, а Россия не дошла ещё и до 100, Украина на 80 топчется, Прибалтика и Грузия — где-то на половине.

     А вот ещё факт, который моих оппонентов буквально добил. В Белоруссии нынешним летом была жара, такая же, как  в Центральной России. Было 500 возгораний, но — ни одного пожара! Беспилотники отслеживали, вертолёты, лесники, лесная стража, то есть всё то, что у нас порушено. И они гасили каждый возникший очаг немедленно. А Москва неделями стояла в дыму, умирало каждый день 800—900 человек, тогда как в обычное время уходят из жизни 250—300…

     Виктор КОЖЕМЯКО. Что ж, вот действительно сила конкретных аргументов в политической полемике.

     Геннадий ЗЮГАНОВ. Да, оппоненты возразить не смогли. И я объяснил им: суть в том, что белорусы не разрушали советский фундамент, а умело прирастили к нему некоторые хорошо управляемые рыночные преобразования, не снизили внимание к науке, образованию, социальной сфере. В Белоруссии студент получает стипендию вдвое больше, чем в России, армия находится в образцовом состоянии, поэтому от неё никто не «косит»…

     Дмитрий НОВИКОВ. И они не «разоблачают» советское прошлое.

     Геннадий ЗЮГАНОВ. Наоборот! Меня повезли на «линию Сталина» — это Минский укрепрайон (было перед Великой Отечественной 23 укрепрайона от Карельского перешейка до Чёрного моря). Так всё здесь в идеальном состоянии! Молодёжь едет, с огромным интересом смотрит, исследует, изучает. И это по-настоящему воспитывает патриотизм, даёт знание реальной истории.

     Великий Октябрь в своё время спас Россию и поднял её на небывалую высоту

     Виктор КОЖЕМЯКО. Огульное охаивание советского периода начинается обычно с Октябрьской революции. Вот была, дескать, преуспевающая страна, но явились злодеи-большевики и всё испортили. Такой создан миф, уже много лет внедряемый в сознание людей. Присутствующая здесь Елена Гавриловна Кострикова занимается как раз изучением предоктябрьского времени, то есть начала века, и там, в этом времени, очень многое заложено. Послушаем, какой была реальная Россия в преддверии Великого Октября.

     Елена КОСТРИКОВА. Действительно, тезис о том, что «Россия была процветающей империей, которую погубили большевики, продавшиеся за немецкие деньги», широко тиражируется в нынешних СМИ. Но ведь это «оранжевые революции» делаются на иностранные деньги, и век их короткий, ни к какому созиданию они не приводят. А настоящие революции, какой был Великий Октябрь, ведут к историческому прогрессу.

     Что же представляла собой романовская  монархия в последние десятилетия  своего существования? Если говорить об экономике, то Россия на рубеже XIX—XX вв. пережила бурный промышленный подъем. В тяжелой промышленности выпуск продукции вырос в 3 раза. Были построены машиностроительные заводы. Россия смогла самостоятельно производить паровозы, вагоны, корабли. Началось интенсивное железнодорожное строительство. Однако главными источниками всех этих достижений были природные ресурсы страны и нещадная эксплуатация трудового народа.

     Рабочий день в среднем продолжался 10—12 часов. Основную массу рабочих составляли неграмотные люди, выходцы из деревни, получавшие мизерную плату. Правительство само признавало: «Сильным тормозом для дальнейшей деятельности наших заводов является недостаток кадров подготовленных рабочих вследствие слабого развития у нас технического и профессионального образования, главным образом, среднего и низшего…» Да что там: из ста граждан страны 76 не умели ни читать, ни писать! Поэтому при всех кратковременных экономических успехах Россия оставалась страной среднего уровня развития капитализма.

     Огромную  долю российской экономики составляло отсталое сельское хозяйство. Из каждых трёх крестьян двое были бедняками. Наши идейные противники неустанно кричат о «голодоморе» начала 30-х годов. При этом «забывают» упомянуть, что в царской России каждый третий-четвёртый год был неурожайным и, следовательно, голодным. Столыпинская реформа, сделавшая ставку на кулака, ещё более обострила классовые противоречия в деревне. Что касается её «достижений», то общее количество скота за 1911—1913 годы уменьшилось с 188,6 млн. голов до 173,4; показатели на душу населения также продолжали устойчиво сокращаться.

     Основным  источником государственных доходов  была торговля хлебом (известный правительственный  девиз: «Недоедим, а вывезем!»). Она  занимала тогда такое же место, как  в наши дни нефть и газ. Но непосредственно  накануне Первой мировой войны (12 июля 1914 года) Совет съездов представителей промышленности и торговли представил правительству докладную записку, в которой говорилось: «С достаточной полнотой выяснилось, что только в годы высоких урожаев и высоких цен на хлеб, главный продукт нашего вывоза, страна обеспечена торговым балансом в нашу пользу, что при наличии громадной заграничной задолженности является необходимым условием устойчивости денежного обращения». Россия была вынуждена заимствовать средства за границей. Это ставило ее в экономическую и политическую зависимость от стран-кредиторов.

     Претендовавшая  на великодержавную внешнюю политику царская Россия проиграла Крымскую войну 1853—1856 гг. Русско-турецкая война 1877—1878 гг., стоившая многих тысяч жизней русских солдат, закончилась Берлинским конгрессом, где её лишили значительной части побед. Поражение в войне с Японией оставило тяжелейший след в русском обществе, но страну неотвратимо вели и в конце концов ввергли в новую великую бойню, грозившую катастрофой.

     За  полтора десятилетия, предшествовавшие Первой мировой войне, Россия пережила целый ряд дипломатических поражений. Все претензии царской дипломатии на великодержавную внешнюю политику оказывались несостоятельными из-за неудовлетворительного состояния вооруженных сил страны. Об этом постоянно писали газеты, говорили депутаты Государственной думы. Так, 23 февраля 1909 года при обсуждении военного бюджета председатель думской комиссии государственной обороны А.И. Гучков заявил: «Нельзя всё время на вопросы внешней политики смотреть под углом зрения нашего военного бессилия… Мы знаем, правительство знает, враги знают — но это мучительный вопрос: известно ли Верховному Вождю нашей армии положение нашей обороны?» К сожалению, в наши дни такой же вопрос могли бы задать своему президенту граждане современной России.

     В предвоенный период были приняты  две судостроительные программы  — в 1907 и 1911 годах. Были выделены немалые  средства, однако это не привело  к положительным результатам. Например, думская комиссия государственной  обороны установила, что 2 миллиона 662 тысячи рублей, ассигнованных в 1908—1909 годах на постройку миноносцев, были израсходованы полностью, но… к постройке этих судов министерство так и не приступило! Вместо трёх запланированных подводных лодок для Черноморского флота строилась лишь одна…

     Виктор КОЖЕМЯКО. До чего похоже на нынешний «распил» средств, то есть безграничное их разворовывание.

     Елена КОСТРИКОВА. Очень похоже! Но замечу: даже если бы царское правительство способно было оснастить армию современной техникой, овладеть ею было некому. Если говорить о низших чинах, то большинство солдат и матросов были попросту неграмотны. Что касается командного состава, то военный министр А.Ф. Редигер говорил, что его следует «улучшить и освежить», но при этом признавал наличие проблемы: «При выборе на любую высшую должность приходится сообразовываться с тем материалом и с теми кандидатами, которые имеются налицо».

     Словом, великодержавные претензии царизма  были беспочвенны при неподготовленности армии, разъедающей коррупции, архаичности государственной машины. Трудно найти более красноречивое подтверждение этому, чем слова убежденного монархиста Михаила Меньшикова, сказанные им в феврале 1917 года: «Обречённость самодержавия гремела в мире, начиная уже с севастопольского погрома, подтверждена была с подавляющею убедительностью на полях Маньчжурии и трубой архангела удостоверена в катастрофе 1915 года…»

     Виктор КОЖЕМЯКО. А каковы были показатели социальной политики?

     Елена КОСТРИКОВА. Прежде всего надо иметь в виду, что средняя продолжительность жизни в дореволюционной России едва достигала 32 лет, причём главным образом это складывалось за счёт чудовищной детской смертности. На 10 тысяч населения приходился один врач. Свирепствовали страшные болезни, о которых мы успели забыть в годы Советской власти, но которые возвращаются к нам теперь.

     Вот лишь несколько свидетельств из газеты «Новое время» столетней давности. Орган монархистов, который трудно заподозрить в «очернительстве», 22 ноября (5 декабря) 1910 года поведал  о неразрешимых проблемах санатория, созданного группой благотворителей для детей, больных туберкулёзом. В приёмном покое благотворительного общества, заполненном нуждающимися в помощи, доктор Соколов говорил: «Невыносимо жалко смотреть на худенькие тельца больных детей, слышать их зловещий кашель и знать, что они не будут приняты в лечебницу и спасены от смерти, потому что нет достаточно денег». Императрица Александра Фёдоровна расщедрилась — пожертвовала 1 тысячу рублей: можно сказать, одной булавкой с камушком поступилась. Но разве могло это спасти миллионы несчастных детей, обречённых на гибель?

     Виктор КОЖЕМЯКО. Благотворительность, благотворительность… Опять мы вовсю слышим болтовню об этом. И жена президента участвует в разных благотворительных акциях, и премьер-министр напоказ поёт вместе с голливудскими «звёздами». Всё это именно напоказ, и никак не может заменить лицемерная суета полноценную социальную политику, подлинную заботу о детях, которая была в Советской стране.

     Елена КОСТРИКОВА. Безусловно! Та же газета «Новое время» 23 ноября (6 декабря) 1910 года писала: «Холера … продолжалась почти три года и оставила сотни тысяч сирот. В большинстве случаев они выброшены на улицу, оставлены не только без призора, но даже без куска хлеба». Журналист Алексей Ксюнин рассказал об огромной детской смертности в Петербурге, вызванной нечеловеческими условиями жизни бедноты. Дама-благотворительница организовала общество «Капля молока». Там выдавали молоко женщинам, лишившимся средств к существованию. Бывало, что туда приносили грудных детей, завернутых в газету.

     «Новое  время» описало и другие мрачные  картины ужасного положения детей. Ещё 20 лет назад они потрясли бы нас. Но теперь мы едва ли не каждый день видим это же с телеэкранов, видим  в жизни — мы возвращены в ту эпоху. На сто лет назад!

     Виктор КОЖЕМЯКО. Как много из того, что казалось ушедшим навсегда, с уничтожением Советской власти, увы, вернулось…

     Елена КОСТРИКОВА. О тяжёлом моральном состоянии общества свидетельствовала эпидемия самоубийств (напомню, что сегодня по этому печальному показателю мы опять вышли на одно из первых мест в мире!). Ровно сто лет назад, 14 декабря 1910 года, «Новое время» сообщило о девяти самоубийствах в Петербурге. Речь шла о молодых людях — рабочих, портнихах, матросах, не выдержавших нищеты и безысходности. И это не исключение. На следующий день, 15 декабря, газета сообщила о 15 самоубийцах. Возраст — от 17 до 35 лет.

     Упоминавшийся М. Меньшиков, которого трудно заподозрить  в симпатиях к революционерам, 7(20) марта 1917 года с горечью писал: «Жалеть ли прошлого, столь опозоренного, расслабленного, психически-гнилого, заражавшего свежую жизнь народную только своим смрадом и ядом? Я думаю, жалеть о многовековом омуте, из которого мы только что выскочили, не приходится». И последовавшие затем полгода правления буржуазного Временного правительства доказали полную его беспомощность и несостоятельность.

     Великий Октябрь принёс стране, находившейся в глубочайшем кризисе, истинное спасение. Он создал по-настоящему великую  державу людей труда — единственную, которая оказалась способна разгромить фашизм.

     А теперь мы отброшены на столетие назад

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Елена Гавриловна постоянно проводила параллель между тем, что было сто лет назад, и тем, что происходит сейчас. Для этого есть немало веских данных. Так, в 1913 году, на пике развития дореволюционной России, её промышленное производство составляло 3 процента от мирового производства. А к середине 80-х годов доля Советского Союза в мировом производстве составляла уже более 20 процентов. Сейчас же нам снова удаётся обеспечивать… лишь около 3 процентов как в 1913 году!

     Академик  А. Аганбегян, который внёс большой  вклад в развал Советской страны, сейчас философски замечает: десять лет, с начала до конца 90-х годов, мы скатывались  в яму; почти десять лет, до 2007 года, выкарабкивались из ямы; но кризис, видите ли, отбросил нас на два-три года назад.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Они всё «своё» пытаются как-то оправдывать, любыми способами…

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. И при этом ещё имеют наглость клеветать на сталинское время, когда мы многократно выросли по производству, когда народонаселение увеличилось на 20 с лишним миллионов человек, не считая прибавления Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики. Но они продолжают талдычить, что у нас был сплошной мрак и ужас, а страна была «с переломанным хребтом».

     Дмитрий НОВИКОВ. Кстати, о так называемых оккупированных территориях. Экономический потенциал Молдавии, например, за советское время (то есть не с 1917 года, а с 1940-го до 1991-го) вырос более чем в 70 раз!

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Подобное можно привести и по другим советским республикам. Не случайно нынешние их правители так упорно держатся за миф об оккупации. Но какая же это была оккупация, если, скажем, республики Советской Прибалтики жили гораздо лучше, чем РСФСР?

     Теперь  в Латвии, Литве и Эстонии, как и в ряде других стран, коммунистические партии и даже «коммунистическая символика» оказались под запретом. Даже сомнения в официальной истории, искажающей подлинные факты о советском прошлом, могут караться в ряде стран тюремным заключением. Например, объективное обсуждение событий 1939—1940 годов и истории пребывания Литвы в составе СССР может стать причиной для уголовного преследования. В соответствии со статьей 170 (а) Уголовного кодекса Литовской Республики, если сомнения в том, что заключение советско-германского договора о ненападении 1939 года привело к «советской оккупации Литвы», выражены «угрожающим, оскорбляющим или обидным способом», то сомневающиеся наказуются «штрафом, либо ограничением свободы, либо арестом, либо лишением свободы на срок до двух лет».

     Виктор КОЖЕМЯКО. Не появятся ли усиленно репрессивные меры и у нас? Ведь надо «демократической» власти прикрывать своё явное поражение, свою несостоятельность, ставшую очевидной по итогам минувшего двадцатилетия. Как-никак, а двадцать лет — немалый период.

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. В своё время значительная часть наших людей некритически восприняла сочинения «разоблачителей» советского прошлого ещё и потому, что вместе с отторжением всего негативного в окружавшей их жизни им обещался переход в счастливое, честное, безбедное будущее. Поскольку этого явно не получилось, приходится теперь идти на всяческие ухищрения, чтобы доказать, будто жизнь россиян за последние десятилетия «существенно улучшилась».

     Так, в большом томе «Реальная Россия», изданном на основе социологического проекта Михаила Тарусина, утверждается, что с 1991 года жизнь 60% россиян «улучшилась в разы». В то же время из данных того же исследования следует, что у 10,4% опрошенных не хватало денег даже на еду; у 41,3% на еду хватало денег, но «покупка одежды — серьёзная проблема»; у 36,3% хватало денег на еду и одежду, но «было бы трудно купить холодильник или стиральную машину». Следует напомнить, что к концу брежневского периода холодильники и стиральные машины имелись у 80—90% всех советских семей. Из приведённых данных видно, что 88% испытывали немалые материальные трудности даже до кризиса.

     В ходе этого исследования на вопрос: «Когда у россиян наступит достойная  жизнь?» — 17,4% ответили: «через 11—20 лет»; 22% — «более чем через 20 лет»; 25,9% — «никогда». Лишь 1,1% ответили, что «она уже наступила». Очевидно, только этой части населения в момент опроса жилось «весело, вольготно на Руси».

     Реставраторы  капитализма возродили принцип  «Человек человеку — волк». Поэтому  в ходе упомянутого исследования лишь 14,3% расценивали современные отношения между людьми как «спокойные, дружелюбные», зато 54,6% признали их «нейтральными, безразличными», а 30% — «напряжёнными, враждебными».

     Официальная пропаганда чем дальше, тем больше вызывает недоверие. Даже в 2005 году, за три года до начала кризиса, доверие к средствам массовой информации упало до 6%! Миллионы людей не видят причин, почему они должны воспринимать своё советское прошлое, которое по многим меркам выглядит лучше настоящего, как непрерывную полосу мучений. Сравнение впечатлений от нынешней жизни с воспоминаниями о жизни советской стало благодатной почвой для роста доброго отношения к утраченному миру.

     За развалом СССР последует развал России?

     Михаил КОСТРИКОВ. Согласен со всем, что говорил сейчас Юрий Васильевич, хотя обольщаться этим не стоит. «Десталинизация», которая маячит на горизонте, поставит под сомнение сам государственный суверенитет Российской Федерации. Собственно, это и есть главная её цель. Из предыдущего экономического кризиса конца 80-х годов капитализм вышел не за счёт своих внутренних источников, а за счёт развала Советского Союза, овладения теми рынками, которые СССР контролировал, и теми ресурсами, которые имелись в советских республиках. Нынешний кризис, ещё далеко не преодолённый, будут пытаться преодолеть уже за счёт развала России.

     Но  вместе с тем, я согласен, нарастает  и внутреннее неприятие этих навязываемых процессов. Нарастает внутреннее сопротивление  им, в первую очередь — среди  молодого поколения. Потому что молодёжь уже пресытилась той оглушительной негативной пропагандой, которая на неё была обрушена, молодёжь хочет гордиться своей страной и её историей.

     Правда, резко упавший образовательный, культурный уровень молодых ставит очень серьёзную проблему, потому что поводы для гордости находятся зачастую совсем не те. Например, во время недавних событий на Манежной площади я видел в руках у ребят чёрно-золотой императорский штандарт с двуглавым орлом. Вырисовывается схватка между патриотизмом и национализмом: патриотизм будут переводить в националистическое русло, как буржуазия всегда и поступает, стремясь национальными противоречиями подменить противоречия классовые.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Историческая тема, которой вы, Михаил Сергеевич, занимаетесь,— это Великая Отечественная война. И уже много лет, начиная с «перестройки», тема эта находится на острие антисоветских атак. Дошло до того, что у нас фактически отнимают Победу, а ответственность гитлеровской Германии за развязывание Второй мировой войны приравнивается к ответственности за это сталинского Советского Союза.

     Михаил КОСТРИКОВ. Да, внедряют в умы принцип «равной ответственности», более того — переносят главную тяжесть на Советский Союз. Упоминавшийся Федотов недаром изобрёл термин «десталинизация» — здесь верно отмечалась аналогия с «денацификацией». Признание на государственном уровне катынских событий (в совершенно ложной трактовке) как преступления «сталинского режима» делает перспективу в этом отношении особенно опасной.

     Первая  попытка представить Сталина  гораздо большим агрессором, нежели Гитлер, была предпринята небезызвестным Резуном-Суворовым в его «Ледоколе»: оказывается, именно Сталин хотел первым начать войну, а Гитлер, вынужденный защищаться, просто его опередил. Резун тогда был подвергнут убедительной критике, выродился со своими писаниями в маргинала, и теперь в Интернете его сторонники получили выразительное прозвище — «резуноиды».

     Однако  «дело» его продолжается на новом  уровне. Существует, например, германская историческая школа «ревизионистов», работающая в том же направлении. Хочу подчеркнуть следующее: двадцать лет их упорных копаний в наших архивах, которые были полностью им сданы, не принесли массива документов в развитие этой темы. Нашёлся лишь один документ, за который они хватаются и будут хвататься: записка от 15 мая 1941 года, содержащая соображения о развёртывании войск, которая была подписана Тимошенко и Жуковым. Её как «гвоздь программы» выдают за директиву, якобы исходившую от самого Сталина и доказывающую «наступательный», то есть агрессивный, характер советской стратегии.

     Но  ведь эта директива Сталиным не была утверждена. Она висит в воздухе. Да и ключевые слова в ней —  «упредить», «предупредить»: речь идёт об ожидаемом германском нападении. А буквально на следующий день Жуков подписал другую директиву — об оборонительном развёртывании Красной Армии на границах ввиду возможного нападения Германии. И именно эта директива с незначительными изменениями оставалась в силе до 22 июня!

     Виктор КОЖЕМЯКО. Во время «перестройки» 80-х огромную разрушительную роль сыграла шумиха, поднятая вокруг «пакта Молотова—Риббентропа». Теперь антисоветская трактовка сталинской политики снова призвана выполнить ту же задачу?

     Михаил КОСТРИКОВ. Несомненно. Хотя даже теперь, спустя годы, задним числом невозможно назвать более верные альтернативы, какие могли бы быть у Сталина. И это признаётся наиболее объективными и серьёзными западными исследователями, которые вовсе не поддерживают «ревизионистов», видя их политическую ангажированность и нечистоплотность.

     Могу  сослаться хотя бы на профессора Тель-Авивского университета, директора Камминговского центра по изучению России и Восточной Европы Габриэля Городецкого, который чётко утверждает: «…Советская военная доктрина, разрабатывавшаяся с 1928 года, скорее отмечала наличие множества врагов, угрожавших Советскому Союзу, чем выражала экспансионистские устремления. Вся политика «коллективной безопасности» последовательно, лишь с незначительными тактическими отклонениями, строилась на признании потенциальной опасности, исходящей от капиталистического лагеря в целом, будь то фашистская Германия или западные демократии».

     Так оно и было! И ничего тут не спишешь на «маниакальную подозрительность»  Сталина, который якобы безосновательно  везде видел врагов. Ибо тот  же Городецкий признаёт, что Советский Союз дважды оказывался на пороге войны с Англией, что сам Черчилль участвовал в разработке таких планов против СССР и только оккупация немцами Норвегии, Дании и Франции помешала им осуществиться.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Парадокс: одни и те же люди нередко умудряются обвинять Сталина и в агрессивности, и в том, что он якобы не готовился к войне. Вы обращали на это внимание?

     Михаил КОСТРИКОВ. Конечно. Путаются они в своих обвинениях. Но есть факты, документы, воспоминания, которые опровергают их вымыслы напрочь. Причём многие свидетельства реального положения дел не надо искать за семью печатями. Например, на многое из того, как действительно готовились к гитлеровскому нападению на западной границе, раскрывают глаза воспоминания генерала авиации Георгия Нефёдовича Захарова «Я — истребитель», изданные ещё в 1985 году. Здесь конкретно видишь как принимавшиеся накануне войны меры, так и разные типы военных. С одной стороны — тот же Георгий Захаров, командовавший тогда авиационной дивизией, а с другой — командующий округом генерал Д.Г. Павлов, впоследствии расстрелянный за потерю управления войсками. Павлова теперь представляют жертвой Сталина, однако уже по его поведению перед войной можно понять, что расстрелян он был совсем не зря.

     Виктор КОЖЕМЯКО. А как вы опровергаете вовсю внедряемую версию о неготовности советской военной техники противостоять врагу, о её крайне низком качестве в сравнении с техникой немецкой?

     Михаил КОСТРИКОВ. Обращаюсь к опыту и признаниям самих немцев, которые с нашим оружием непосредственно сталкивались. Достаточно даже посмотреть на фотодокументы военного времени, которые сейчас публикуются, чтобы заметить: на многих из них немецкие солдаты держат в руках советский автомат ППШ. И в целом ряде воспоминаний признаётся, что очень популярным в немецкой пехоте был этот трофейный автомат, который удавалось подобрать на поле боя. Это стало уже до такой степени общепризнанным у них фактом, что, например, в немецком фильме «Сталинград», вышедшем в начале 90-х годов (этакий аналог американского «Взвода»), появляется следующий момент. Боец опытный суёт новобранцу ППШ и говорит: «Это русский автомат, возьми вместо нашего — его не клинит».

     А германский генерал Фридрих фон  Меллентин давал весьма высокую  оценку советской артиллерии, свидетельствуя: если удавалось захватить советскую противотанковую пушку, её обязательно оставляли в войсках, поскольку эффективность этого вида оружия была очень велика. То же касалось и знаменитого танка Т-34. А если бы ППШ или эти танки выходили с заводов «неработающими», как утверждают нынешние антисоветские пропагандисты, кому бы из немцев пришло в голову их использовать?

     Стоит упомянуть, что продукцию собственных  конструкторов немцы оценивали  подчас не очень высоко. Известный  своим военным дневником Франц  Гальдер так характеризовал в записи от 7 декабря 1941 года сверхтяжёлое орудие «Дора»: «Настоящее произведение искусства, однако бесполезное».

     Это касается и ключевых событий середины 1943 года (во многом решивших исход войны), когда обе противостоявшие армии  модернизировались и перевооружались. Если с советской стороны всё было сделано исключительно грамотно, то немецкая армия после этого просто деградировала. Например, советский танк Т-34 (как и американский «Шерман») производился конвейерным способом, а немцы перешли на производство своего танка «Пантера» по бригадному принципу. В результате было очень малое количество этих танков, они не стали массовым аналогом Т-34. То же произошло с танком «Тигр».

     Здесь мы видим явное преимущество политики советского руководства, сочетание технологичности советской военной техники с высокими боевыми качествами. Достигался оптимальный баланс — количественный и качественный! Вот этому, наряду со многим другим, мы и обязаны нашей Победе.

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. Добавлю, что высокую оценку нашим автоматам как более надёжным давал сам немецкий министр вооружений Шпеер. А генерал Гейнц Гудериан писал, почему они не сумели наладить производство своего Т-34: потому что такую легированную сталь не смогли сделать. Приведу личное свидетельство: мой отец в 30-е годы был направлен на крупповские заводы, чтобы изучать технику ферросплавного производства, которой у нас не было.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Он изучил, и мы превзошли в этом немцев?

     Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ. В 1942 году отец получил Сталинскую премию за участие в разливке корпусов и башен Т-34… Ворошилов в 1927 году говорил: мы совсем не производим алюминия. А Гудериан пишет: был создан такой алюминиевый мотор на советском Т-34, которого мы не смогли создать.

     То  есть вот какой был произведён огромный скачок! Вместо этого сегодня мы слышим демагогию о том, что победил абстрактный советский народ, что мы заваливали немцев трупами… Внедряются нелепые мифы, которые, увы, осели в сознании многих людей.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Да, мифы, на каждом шагу — мифы… И как важно разбивать их неопровержимо конкретными контраргументами! На так называемом «Суде времени» из передачи в передачу Сванидзе твердит: всё в Советском Союзе было построено «лагерниками». А вот специалист по ГУЛАГу Моруков привёл цифру: построен ими был… только 1 процент всего созданного в стране!

     Происходит возрождение народной памяти, советского исторического сознания

     Юрий БЕЛОВ. Мне хотелось бы вернуться к началу нашего разговора — к причинам новой агрессии антисоветизма и намечаемой «десталинизации».

     Есть  такое понятие: народная историческая память, народное сознание. Так вот, сегодня в народной памяти, в советском историческом сознании, которое возрождается, происходит явная реабилитация сталинского периода. Более того, она уже состоялась! А это для существующей власти очень опасно.

     Потому  что речь в данном случае идёт не только об идеологии. Народное сознание и память народа предполагают духовную, нравственную основу для восприятия идей. Чем наш противник воспользовался в «перестройку»? Такими особенностями  нашей психологии, прежде всего — национальной психологии русского народа, как сугубая самокритичность и совестливость. Достаточно вспомнить всю великую русскую литературу, это ведь действительно присуще нам. И вот вдруг — целый шквал «обличительных» фактов. На этой самокритичности очень умело сыграли.

     Вторая  наша особенность в том, что мы воспринимаем знания более эмоционально окрашенные. Русский человек не может  мыслить одними понятиями. Обязательно  образ! И это тоже было использовано.

     Кроме всего прочего, власть сегодня осознаёт: вместе с возрождением народной памяти стала группироваться советская научная интеллигенция. Она никуда не исчезла. Она стала писать. Её труды стали предметом массового спроса. Это книги Александра Зиновьева, Вадима Кожинова, Юрия Емельянова, Сергея Кара-Мурзы… Достаточно обширный список этот вы продолжите сами.

     Обращение ядра такой научной интеллигенции  к отечественной истории стало  и обращением к той части современной  молодёжи, которая оказалась вне  потребительских настроений. Что  может противопоставить этому «десталинизация»? Только административное, властное давление, только запрет, только недозволенность.

     Виктор КОЖЕМЯКО. К этому попытаются прибегнуть?

     Юрий БЕЛОВ. Есть такое ощущение… А теперь — о недостатках школьного, вузовского преподавания истории, о тех недостатках, с которыми приходилось сталкиваться и раньше, но которые особенно пышным цветом распустились сегодня.

     Используется  антисталинская технология, которая, в  общем-то, хорошо нам известна. Она  вся изложена у Троцкого, оттуда почерпнута. Ничего нового нет!

     Первый  постулат — попытка доказать ограниченность сталинского интеллекта (как выражался  Лев Давидович, «серая посредственность»). И второе — Троцкий первым провёл параллель Сталина с Гитлером, что теперь варьируется на все лады.

     Использована  также технология Ивана Ильина, одного из ведущих идеологов антисоветизма. Он не случайно удостоен путинской  чести быть торжественно перезахороненным в Москве. Давайте прочтём его  серию «Кто такие коммунисты». А  главное-то внимание Ильин уделяет Ленину. Отказывая ему в какой бы то ни было умственной культуре, Ильин пишет: «Он был типичный полуинтеллигент, усвоивший себе уклад сектанта-начётчика». С нескрываемой злобой называл Ленина параноиком.

     И следующий главный тезис, который  ныне либералами всячески раскручивается, состоит в том, что большевики проводили политику геноцида русского народа. Не кто-нибудь, а те же Сванидзе и Млечин постоянно поднимают и повторяют в своей передаче этот тезис!

     Так вот, один из основных недостатков преподавания истории в школах и вузах, если иметь в виду советское время, состоял в том, что в полном забвении был вопрос о ведущей роли русского народа в социалистическом строительстве. Речь ни в коем случае не может идти о каком-то националистическом смысле этого тезиса — объективно была ведущая роль! Но это совершенно было предано забвению, а теперь, спустя годы, мы получаем болезненное возвращение этого вопроса.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Думаю, все присутствующие понимают важнейшее значение проблемы, о которой вы говорите.

     Юрий БЕЛОВ. Замечу, что обвинение Ленина и Сталина в умственной ограниченности и неразвитости сегодня в ходу у невежественных трубадуров «новой России». Их невежество надо вывести на чистую воду.

     Со  времен Аристотеля признаком ума  считается способность видеть противоречия в анализируемом явлении, факте и находить пути и средства их разрешения. В политике, которая имеет дело не с тысячами и десятками тысяч, а с миллионами людей, эта способность отличает человека государственного ума от политического обывателя либо просто политического проходимца — авантюриста или прожектёра.

     Ленин и Сталин были политическими гениями, «реалистическими гениями», как их называл Анри Барбюс, прежде всего  потому, что обладали редкой способностью видеть диалектические противоречия, от разрешения которых зависела судьба государства и народа.

     Берём труднейший для Советской власти момент — 1921 год. В Кронштадте в дни  работы X съезда РКП(б) контрреволюционные силы подняли мятеж под лозунгом «Советы без коммунистов!» И  Ленин с беспощадной самокритичностью заявил на съезде (мятеж еще не был подавлен) о кризисе Советской власти по вине правящей партии. Да где ещё в истории мы найдём такой прямой и такой смелый подход! Ленин увидел противоречие между политикой «военного коммунизма» и интересами громадного большинства народа, то есть крестьянства, и сказал об этом.

     Мы  знаем, что за этим последовал НЭП  — новая экономическая политика. Но мы как-то упускали в процессе преподавания (и никаких методических указаний на сей счёт не бывало), что при подходе к кооперированию Ленин сфокусировал всё внимание на том, как переустроить жизнь русского крестьянства. Именно оно составляло большинство крестьянства в стране, большинство народа.

     И вот в статье «О кооперации» Ленин  пишет: «русские люди, или крестьяне». Пишет: «В сущности говоря, кооперировать в достаточной степени широко и глубоко русское население при господстве НЭПа есть всё, что нам нужно». Случайно здесь ударение на слове «русское»? Никакой случайности!

     А сама форма кооперации? Ленин искал  национальную, отвечающую традициям русского крестьянства форму вхождения его в социализм. Кооперация вышла из русской крестьянской общины, из её мироустройства: это было не выдумано, не изобретено, а там найдено.

     Однако  на пути эволюционного перехода крестьянства к социалистическому производству встало препятствие, преодолеть которое невозможно было без революционного решения вопроса. Препятствие это — угроза неминуемой войны. Возникло противоречие между неизбежностью войны и неготовностью к ней: СССР не имел тяжелой индустрии, без которой не могло быть и речи о безопасности страны.

     Это противоречие довелось разрешать Сталину. И он нашел единственно возможный  тогда способ разрешения противоречия — осуществить коллективизацию  революционно, чтобы обеспечить скорейшую индустриализацию страны. История не давала иного выхода.

     Коллективизация была вынужденной революцией сверху. Но она никогда бы не осуществилась, если бы не нашла поддержку снизу. Это был драматичный, тяжелый, с  перегибами и невинными жертвами процесс, но он состоялся и в конечном итоге оказался принятым крестьянством. Почему коллективизация всё-таки получила народную поддержку? В первую очередь потому, что она не ломала, а сохраняла общинный быт русского крестьянина. Иными словами, коллективизация отвечала национальной традиции коллективного жизнеустройства.

     Традиционной  для крестьянства была и такая  форма совместного труда в  колхозе, как сельскохозяйственная артель, явившаяся главным звеном колхозного строительства. Она давала возможность связать личные интересы с общественными. Артель найдена Сталиным в трудовой истории русского крестьянства.

     Елена КОСТРИКОВА. Грузин Сталин сумел, в отличие от многих, понять главные особенности русского крестьянского жизнеустройства!

     Юрий БЕЛОВ. Коллективное жизнеустройство, берущее свое начало в русской сельской общине, в полной мере выражало себя в форме трудовых производственных коллективов, создаваемых повсеместно в процессе индустриализации. СССР стал первой в мире страной коллективов.

     Советский социалистический образ жизни имел своим истоком общинный образ жизни государствообразующего русского народа, полностью соответствовал такой его фундаментальной национально-исторической традиции, как коллективизм.

     Отвечает  ли данной традиции вот уже двадцать лет насаждаемый в России рыночный образ жизни? Вопрос риторический, но его надо ставить перед людьми, чтобы они поняли в конце концов, кому выгоден миф об уничтожении русского народа в ленинско-сталинский период советской истории.

     Общинная  земля, общинная собственность издревле служила русскому крестьянину материальной, научно выражаясь, экономической основой его коллективизма. Она являлась для него спасительной основой и потому неуничтожимой при всех невзгодах и бедах. При Советской власти в сознании вчерашнего крестьянина, ставшего рабочим, колхозником, интеллигентом, служащим, эту спасительную защитную роль стала выполнять социалистическая собственность. Она гарантировала каждому великий социальный минимум — право на труд, жилье, бесплатное образование и здравоохранение, пенсионное обеспечение. Социалистическая собственность, как и общинная в глубине веков, гарантировала социальную справедливость и защиту — никто не был брошен на произвол судьбы. Она обязывала человека-труженика быть коллективистом, «моё» подчинять «нашему», свое итожить в общем. Русский коллективизм был принят всеми народами России и превратился в советский, в главную характеристику советского человека. В живой, а не абстрактно представленной советской действительности всё было куда сложнее, чем сказано. Но было, было! А что теперь есть?

     Явилось ли уничтожение социалистической собственности  и возведение частной собственности  в ранг господствующей, олигархической разрушением многовекового уклада русского народа и всех народов России, связанных с ним единством исторической судьбы? Очередной риторический вопрос. Но надо, не боясь и не стесняясь повторений, ставить его перед людьми, чтобы вывести на чистую воду всех, кто обвиняет нас, коммунистов, Ленина и Сталина в политике геноцида в отношении русского народа, всего многонационального народа России.

     Ленин и Сталин проектировали строительство  социализма в России реалистически, с учетом её национально-исторических особенностей, с учетом ведущей роли русского народа в социалистическом преобразовании страны, с учетом того, что громадное его большинство составляли крестьяне.

     Ленин и Сталин подходили к социалистическому  переустройству России диалектически, соединяя общее (общие для всех закономерности социализма) и особенное (национальное своеобразие проявления этих закономерностей). Такой подход единственно верный, ибо он научный.

     Виктор КОЖЕМЯКО. Уничтожение социализма в нашей стране было начато с уничтожения трудовых коллективов, с уничтожения коллективизма, коллективистского сознания и коллективистской психологии. А внедрялась хищническая психология кущёвских цапков. Как вы считаете, насколько всё это удалось за двадцать лет?

     Юрий БЕЛОВ. Удалось немало. Но окончательного слома, я считаю, не произошло. Как они ни старались. И возрождение советского исторического сознания, о котором я говорил,— это возрождение коренных основ народной психологии, обращение к коллективным началам. Такой процесс, по-моему, усиливается…

     Что обсудить нам за «круглым столом»  в следующий раз? Предлагаю такую  тему: «Русская, советская культура как объект духовной войны».

     Впрочем, читатели «Правды» могут порекомендовать  нам и свои темы, которые их волнуют  больше всего.

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 247 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!