Юрий Афонин: Государство демонстрирует, что в условиях дикого капитализма для него важнее состоятельные студенты

Юрий Афонин: Государство демонстрирует, что в условиях дикого капитализма для него важнее состоятельные студенты

2011-03-29 12:47
kprf.ru

 

Выступление Секретаря ЦК КПРФ Ю.В. Афонина 26 марта на VIII (мартовском) совместном пленуме ЦК и ЦКРК КПРФ.

Те, кто объективно оценивает происходящее в России в последние 20 лет, часто и справедливо говорят о фактическом социальном геноциде по отношению к российскому обществу. Он распространяется на различные сферы и на различные социальные группы. И если говорить о сфере образовательной, то в тяжелом положении, которое является результатом безответственного отношения к ней со стороны государства, оказались и школы, и среднее специальное образование, и вузы. И учителя, и институтские преподаватели, и студенты. В частности, отдельного разговора заслуживает та абсолютно нигилистическая по своей сути ревизия, которой власть сегодня пытается подвергнуть среднее, школьное образование. В общество усиленно вбрасываются идеи о ненужности, второстепенности таких основополагающих предметов, как русский язык, литература, история. Министр образования Фурсенко в конце прошлого года публично заявил, что из 1 миллиона 200 тысяч учителей, работающих сегодня в стране, минимум 200 тысяч – лишние, что их нужно сокращать. Просто потрясает то равнодушие, та бухгалтерская бесстрастность, с которой он в своих интервью констатирует стремительное уменьшение числа учеников в российских школах и количества самих школ в стране, особенно в сельской местности. И, разумеется, мы не можем не осознавать, что многие проблемы вузов и высшего образования начинаются еще в школе, что между ними есть непосредственная связь. Ведь если ученики в школьных стенах не получают достойного базового образования, если они с первых школьных лет не попадают в руки к хорошим учителям, не чувствующим себя униженными в профессиональном плане и ущемленными материально, то и в вузы затем придут люди с низким общеобразовательным уровнем, с заведомо заниженным потенциалом для освоения новых знаний.

Но я сегодня остановлюсь именно на проблемах вузов и на проблемах студенческой молодежи, порожденных нынешней политикой государства в образовательной сфере и в социальной сфере в целом. И не только потому, что представляю российский Комсомол, организацию, в которой значительную часть составляют студенты и задача которой – отстаивание попранных прав и интересов молодежи нашей страны. Уделить особое внимание вопросам высшего образования и проблемам студенчества заставляет и то, что в сегодняшнем обществе молодежь, значительная часть которой – студенты вузов, оказывается во многом наиболее уязвимой социальной группой.

Дети даже в сегодняшних трудных условиях в основном находятся под опекой родителей и уже это до поры - до времени ограждает их, - по крайней мере, тех, кто воспитывается в нормальных семьях, - от многих проблем и опасностей, которые обрушиваются на молодых людей, начинающих делать первые самостоятельные шаги в жизни. Молодежь оказывается наименее защищенной перед лицом таких опасностей, как наркомания и другие криминальные проявления. И местом, где она впервые сталкивается с ними, зачастую становится именно вуз. Разумеется, основная вина за это лежит не на самих высших учебных заведениях, а на той системе социального и правового беспредела, которая планомерно выстраивается в стране на протяжении двадцати с лишним лет. Но результатом оказывается то, что для многих молодых вузы становятся не только и даже не столько местом получения ценных знаний, а ареной распространения наркотиков и межэтнических столкновений, о которых мы все чаще узнаем, особенно когда речь идет о высших учебных заведениях, расположенных в Москве и в городах, соседствующих с республиками Северного Кавказа. Сегодня уже любой здравомыслящий гражданин России понимает, что стремительная наркотизация, жертвами которой становятся прежде всего молодые, превратилась в настоящую эпидемию, грозящую стране национальной катастрофой. Только по официальным данным Минздравсоцразвития среди студентов московских вузов 30% употребляют наркотики. А в некоторых других регионах эта цифра еще выше. Если так пойдет дальше, то разговоры о качестве образования, получаемого студентами в высших учебных заведениях, станут попросту бессмысленными, - вне зависимости от того, насколько вузы способны качественное образование обеспечить.

Между тем, все более очевидно, что и само качество образования, предоставляемого вузами, и его материальная доступность, постоянно снижаются. По данным Росстата, в 2010 году прием на обучение в государственные и муниципальные образовательные учреждения высшего профессионального образования за счет бюджетов всех уровней составил 519,1 тысячи человек и сократился по сравнению с 2009 годом на 40,7 тысячи – на 7,3%. Иными словами, заметно сократилось количество студентов, имеющих возможность получить высшее образование бесплатно. Очевидно, что проводимая сегодня политика будет способствовать лишь усугублению этой тенденции. Эксперты постоянно говорят о том, что вузы и качественное образование становятся недоступными для малоимущих, а в обозримой перспективе станут материально неподъемными и для выходцев из российских семей со средним достатком. Государство наглядно демонстрирует, что в условиях дикого капитализма для него важнее материально состоятельные студенты, пусть и не отличающиеся способностями, фактически покупающие дипломы, оплачивая коммерческое обучение в вузе, нежели одаренные, перспективные, но не имеющие возможности оплатить образование. Такой подход создает для страны, для ее экономики, науки и культуры лишь одну перспективу – усугубление и без того все более ощутимого кадрового кризиса, планомерно перерастающего в кадровый и управленческий коллапс. Смена поколений во всех сферах деятельности, в экономике, в науке, в управлении – это неизбежный процесс, предусмотренный самой природой. И никакие чиновники, никакая власть, даже стремящаяся править бесконечно долго, не способна остановить этот процесс ни с помощью самых жестоких законов, ни с помощью запретов. Но неизбежная смена поколений может обернуться драмой для общества, столкнувшегося с нарастающим падением качества образования, с интеллектуальной и моральной деградацией, на которую сформировавшаяся социально-экономическая система обрекает молодых граждан страны. В перспективе Россия может столкнуться с необратимым кадровым кризисом и с элементарной недееспособностью новой генерации управленцев. Это будет означать и фактическую неспособность активной, трудоспособной части общества, которая, кроме того, стремительно сокращается по отношению к населению в целом из-за демографического кризиса, управлять страной, хотя бы относительно обеспечивать ее безопасность, функционирование экономики, государственных и общественных институтов. А такая ситуация, по сути, означает неизбежную утрату независимости страны.

Давайте задумаемся, почему среди стран «третьего мира», бывших колоний, формально получивших независимость еще в 60-х – 70-х годах ХХ века, так много тех, которые до сих пор фактически остаются подконтрольными территориями, обреченными на роль прозябающих в нищете и отсталости сырьевых придатков. Почему они и теперь не имеют перспектив для полноценного развития? Одна из главных причин этого в том, что они так и не смогли создать систему качественного образования, следствием чего и становится обреченность на отсталость в научной и экономической сфере. Разумеется, это связано и со структурой «глобальной» экономики, подчиненной корпоративным интересам транснациональных компаний, с тем, что система «глобального рынка» не заинтересована в успешном развитии большинства регионов мира. Но именно дефицит квалифицированных кадров, недостаток высокообразованных специалистов, культурная и интеллектуальная отсталость населения обрекают страны «третьего» мира на роль вечных аутсайдеров и поставщиков дешевой рабочей силы. Они, перестав быть колониями формально, так и остаются ими фактически. Россия при нынешней системе рискует окончательно соскользнуть на тот же путь. И в случае с нашей страной, еще недавно входившей в число ведущих экономических, научных и культурных держав, это особенно противоестественно.

Как нельзя объявлять сами вузы главными виновниками того, что в стенах многих из них усугубляется криминогенная обстановка, так несправедливо и винить молодежь в падении уровня образования. Сегодня уже даже представители «правящей партии» не могут скрывать, что сложившаяся система абсолютно враждебна интересам молодежи и студенчества в частности, что именно она – главный виновник складывающейся ситуации. Так, несколько дней назад председатель парламентского комитета по образованию Григорий Балыхин, представляющий в Государственной Думе «Единую Россию», вынужден был публично признать в прессе, что недавно предложенный правительством проект закона «Об образовании» грозит полностью лишить студентов стипендий и льгот – в нем попросту отсутствуют нормы о государственной социальной стипендии, о фонде поддержки нуждающимся студентам. Отсутствует в проекте закона и упоминание о поддержке студенческой семьи, о социальных гарантиях детям студентов, о фиксированном размере платы за проживание в общежитии. Упомянул руководитель комитета по образованию и о том, что многие студенческие общежития в России сегодня попросту не отвечают элементарным санитарным нормам и нормам расселения. Из проекта нового закона власть исключила те социальные гарантии студентам, которые обеспечивала советская система, и которые сохранялись хотя бы формально даже в 90-е и в 2000-е годы. И, разумеется, нет сомнений, что даже если некоторые представители «Единой России» признают это на словах, в парламенте они, как обычно, будут послушно голосовать за любые, даже самые антисоциальные инициативы исполнительной власти. В том числе и направленные против интересов молодежи.

Стремление к окончательному урезанию прав студентов проявляет не только правительство, но и президентское окружение. Нельзя не вспомнить о прозвучавших в январе и возмутивших общество публичных заявлениях помощника президента Аркадия Дворковича, который предложил вообще ликвидировать студенческие стипендии, якобы, превращающие тех, кто учится в вузах, в тунеядцев и иждивенцев. Такие рассуждения звучат особенно цинично, если учесть, что средняя студенческая стипендия в России составляет порядка 1000 рублей.

Впрочем, премьер-министр Путин высказал по этому вопросу мнение, несколько отличное от мнения Дворковича. Но, в сущности, не менее издевательское по отношению к студентам. В конце февраля, во время встречи с представителями студенческих организаций в Сочи, он предложил проиндексировать существующие сегодня стипендии в соответствии с официальными средними показателями инфляции – на 9%. Что это – откровенная насмешка власти над молодежью? Или власть всерьез считает, что молодые будут считать благодеянием с ее стороны, если им накинут сто рублей «на бедность»?

Нет, разумеется, власть так не считает. На самом деле, для нее очевидна негативная реакция общества на проводимую в стране политику. В том числе и на политику в образовательной сфере. Например, согласно проведенному Левада-центром в августе прошлого года опросу, только 19% граждан утвердительно ответили на вопрос: «Удовлетворены ли вы нынешней системой образования в России?» Власть понимает, что общество не утратило способность объективно оценивать губительность нынешней системы. И что в обществе, а среди молодежи в особенности, нарастают и активизируются протестные настроения, вызванные проводимой социально-экономической политикой. Но на это власть предпочитает отвечать не изменением политики, а усилением политического шпионажа за молодыми и давления на молодежь, на российское студенчество.

Недавно в прессу просочилась скандальная информация о том, что в феврале в Санкт-петербургский государственный университет поступило два запроса из прокуратуры, согласно которым от университетской администрации требуется предоставлять информацию о «неблагонадежных» студентах. Подчеркну, речь идет не о борьбе с криминалом в вузовских стенах, не о профилактике распространения тех же наркотиков, чем следовало бы заняться действительно эффективной и ответственной власти, а именно о выявлении «политически неблагонадежных», недовольных. Ректор университета, получив запрос из прокуратуры, дал ее действиям негативную оценку и направил официальное письмо с отказом в предоставлении запрошенной информации. А вот проректор по учебной работе, согласно сообщениям СМИ, что называется, взял под козырек и отдал письменное распоряжение в кратчайшие сроки подготовить информацию о «неблагонадежных». На это студенты университета ответили пикетом, на который вышли с лозунгом «Университет – не место для облав». Так отвечают на действия власти учащиеся вуза, из стен которого вышли те, кто сегодня во главе этой власти стоит – президент и премьер-министр. Российские СМИ, в свою очередь, ссылаясь на информацию из правоохранительных органов, утверждают, что аналогичную практику политического сыска прокуратура намеревалась распространить на все крупные вузы страны.

Приведенный пример лишний раз доказывает и без того очевидное: реакцией на репрессивные меры власти будет лишь дальнейшее усиление протестных настроений в студенческой, в молодежной среде. Объективный анализ все более очевидных изменений общественных настроений приводит к выводу, что протестная активность молодежи, и в первую очередь ее наиболее активной части – студенчества, - в перспективе будет только нарастать. Нынешняя система настолько порочна, а интеллектуальный кризис, стратегическое бессилие власти в выстраивании своей политики и взаимоотношений с обществом настолько глубоки, что даже осознавая опасность нарастания протестных тенденций, власть не сможет принципиально изменить собственную социально-экономическую политику.

Говоря о сегодняшних проблемах в образовательной сфере, я хочу подчеркнуть, что они, в числе других проблем, стоящих перед страной, приобретают все более отчетливую политическую окраску. Нельзя забывать, что стремительное изменение настроений в среде молодежи, студенчества, во многом спровоцированное проблемами в сфере образования, осознаем не только мы, но и наши политические противники из либерального лагеря. И они очень рассчитывают на то, чтобы именно с помощью молодежи, перетягивая ее на свою сторону, включая ее в свои политические сценарии, попытаться осуществить реванш идеологии и политики 90-х под видом «борьбы» с ее прямой наследницей – политикой сегодняшней власти. Мы не можем позволить себе проиграть либеральной псевдооппозиции борьбу за молодежь. Нас, коммунистов, складывающаяся ситуация обязывает с особой ответственностью относиться к просветительской и пропагандистской работе в молодежной, в студенческой среде. Мы должны постоянно стремиться наращивать и активизировать свое присутствие в ней. Должны совершенствовать существующие и вырабатывать новые эффективные методы предвыборной агитации среди молодежи, что становится вдвойне актуальным по мере приближения такой серьезной битвы, как парламентские выборы. Сегодня именно это может стать нашим главным вкладом в борьбу за улучшение качества образования, за улучшение положения молодежи в целом. Потому что без изменения социально-экономической системы и в этих сферах к лучшему ничего не изменится.

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 86 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!