Кто кого объЕГЭорит?

Кто кого объЕГЭорит?

 

2011-06-29 19:24
А.К. Трубицын

Скандалы с придуманным демиками ЕГЭ стали уже традиционными и, более того – нарастающими из года в год. В них отразилась вся тупость, организационное бессилие и бледная немочь «демократического» режима.

Вот и в этом году – скандал со студентами МФТИ, сдававшими ЕГЭ за школьников. Первый вопрос, который у меня возник – за что наказали студентов? Ведь демики с самого начала провозгласили принцип: «что не запрещено – то разрешено». А запрещает Уголовный кодекс, который предлагает меню: делаешь то-то – получаешь то-то. Ни о каких нравственных, этических и моральных запретах речи не идет – ну, вспомните «отцов-основателей» нынешнего режима, которые лгали, предавали, перебегали, воровали (или потакали ворам, что по русской пословице еще хуже воровства). По их меню – уголовному кодексу – каждый может свободно выбирать. Ну, например, если украдешь сто миллионов – получаешь десять лет. Прикидываешь, это получается по десять миллионов за год, совсем неплохой заработок в условиях дальней командировки! Значит, своровать вполне рентабельно. А вот прописано ли в меню наказание за сдачу ЕГЭ? Если да – то, пожалуйста, предъявите статью/пункт/абзац – и наказывайте в соответствии. А на нет и суда нет: если не предусмотрено, то и наказания быть не может. Где написано, что за сдачу студентом ЕГЭ его полагается отчислить? Что не запрещено – то разрешено, вы так учили, гг. демики!

Тошнотворно было смотреть, как демики заставляли учителей выполнять функции надзирателей, проверять паспорта, следить, чтобы не пользовались ученики мобильниками. Думаю, что и учителям это было противно, и уж никак не способствовало росту уважения к профессии учителя. Для такого рода дел были когда-то педели, надзиратели. Вспомните описанного Булгаковым старшего педеля гимназии  Максима, у которого «железные клещи вместо рук и на шее медаль величиной с колесо на экипаже», которого ненавидели все гимназисты и даже сбросили однажды в Днепр. Так вот демики хотят всех учителей превратить в таких педелей.

И ведь вот что интересно – подавляющее большинство населения (и демики это признают) не видит большого греха в подсказках на экзамене. Ну, такой менталитет у нашего народа, и пусть первым бросит в меня камень тот, кому никогда не подсказывали или кто отказался подсказать товарищу. Вот и превращается ЕГЭ в соревнование, кто кого объЕГЭорит, чиновники учеников или ученики чиновников.

Эксперты называют разные цифры, но и так очевидно, что коррупционность ЕГЭ растет стремительно и неуклонно, и никакими полицейскими (а иных демики не знают) мерами ее не пресечь. Поведение демиков напоминает поведение очень глупого шофера, который съехал с дороги в болото, и вместо того, чтобы дать задний ход и вернуться на дорогу, бултыхается в грязи, где все глубже тонет его машина.

С чего, собственно, демики ввели этот самый ЕГЭ? Якобы для того, чтобы бороться с коррупцией в вузах. Но даже в детском саду, где дают первые математические понятия «больше – меньше», детишки могут понять, что поскольку школ намного больше, чем вузов, то и коррупции будет больше.

Более важный вопрос – а почему она появилась – коррупция в вузах? А появилась и расцвела махровым цветом, когда демики ввели платное образование. Когда процесс обучения они заменили на процесс обмена зеленых бумажек на «государственные дипломы установленного образца». Когда густо, как шампиньоны после удобрения органикой, полезли всякие самодельные мегасуперуниверсоакадемии, готовящие менеджеров, мерчендайзеров, модельеров, министров, магов, маркетологов, методистов, мэров, мебельщиков и все, что хочешь, на букву «М» и любые другие буквы. В соответствии с идеями «реформаторов» вузы стали коммерческими предприятиями для извлечения максимальной прибыли – а здесь коррупция заложена в саму суть и основу.

Мне приходилось и учиться, и работать в вузе в советские времена – о какой коррупции вообще могла идти речь? Задачей вуза было отобрать лучших и сделать из них классных специалистов. При поступлении был конкурс 5-6 человек на место, отбор был строгим, до диплома дошла примерно половина группы – отсев был суровым. Учеба и деньги были в разных, не соприкасающихся ни в одной точке, мирах. Потому и коррупции не было.

Была ли советская система отбора в вузы идеальной? Конечно, нет! Многое мне в ней не нравилось – кстати, и потому, что в вузе учили критически мыслить, выявлять недостатки любой системы и находить способы их устранения. Но это было движение по дороге, а не бултыхание в болоте, как в случае с ЕГЭ. Было ясно, куда нужно двигаться.

Каждая страна, каждый народ объективно заинтересован в том, чтобы элитой становились действительно самые талантливые и способные. И как бы много ни делалось в СССР чтобы выявить таких ребят, устранить неравные стартовые условия, можно и нужно было делать больше. Да, миллионными тиражами издавались научно-популярные журналы для детей и приходили они в самые отдаленные уголки Союза. Да, печатались в них задачи конкурсов и олимпиад, чтобы каждый мог в них участвовать. Да, густым гребнем выездных приемных комиссий и летних физматшкол прочесывалась вся глубинка, чтобы не упустить юные таланты. Да, способных ребят везли в школы-интернаты Москвы, Ленинграда и Новосибирска, чтобы растить из них ученых и специалистов. Но все же нужно было, чтобы при приеме в вуз главным экзаменом становилась не физика, химия или математика (не в каждой сельской школе был талантливый учитель химии, например), а собеседование со специалистами выпускающих кафедр, психологами, прохождение индивидуальных тестов, объективно оценивающих и умственные способности, и их направление. Наверстать то, что недодали в школе, можно всегда, а вот не допустить в вуз способного человека – преступление перед страной и народом.

А ЕГЭ именно на этом и базируется – на конвейере, на штамповке, на натаскивании, на шаблонности, на унижении человеческой личности, подавлении таланта. И демики еще что-то болтают насчет «винтиков», «тоталитаризма» – вот он, полный тоталитаризм ЕГЭ, превращение людей в винтики бездушной машины!

Я помню, как сдавал в институте физику полупроводников – и застрял на одном вопросе. Будь в те времена правила ЕГЭ – больше тройки не получил бы. Но преподаватель, Вячеслав Алексеевич Циганков, задал десятки дополнительных вопросов, «прогнал» меня по всему курсу – и поставил пятерку. А после окончания института рекомендовал меня на работу на кафедре – тогда это считалось высшим признанием способностей. И никогда и ни в чем я его не подвел.

Выращивание, формирование специалиста сродни работе ювелира. Надо выбрать из груды камней те, что возможно огранить, увидеть в невзрачном камешке будущий бриллиант, кропотливо и умело отшлифовать его. Поэтому отбирать абитуриентов должны специалисты выпускающих кафедр. Если у талантливого парнишки, который в далеком селе из подручных материалов мастерит приемники плохая учительница математики, и он не сдал вступительный экзамен – не страшно. Из него может получиться прекрасный радиоинженер. Если какой-то мальчик бойко лопочет по-английски, потому что папаша посылал его на каникулы в Англию, это вовсе не значит, что из него получится дипломат – новому Горчакову или Громыко могло просто не повезти со школой.

Но придуманная демиками всероссийская дурилка с ЕГЭ – обдуманный и точный удар по будущему России, отсекающий от образования наиболее умных, талантливых нестандартно мыслящих ребят. 

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 65 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!