Антисемитизм и антисоветизм. Публикация Виктора Кожемяко в газете «Правда»

Антисемитизм и антисоветизм. Публикация Виктора Кожемяко в газете «Правда»

 

2011-11-22 15:54
По страницам газеты «Правда». Виктор Кожемяко

Их взаимоотношение писатель Станислав Куняев анализирует в новом злободневном исследовании, посвящённом жрецам и жертвам «еврейского вопроса». Об этом публикация в газете «Правда» Виктора Кожемяко.

Эта новая книга известного поэта, публициста, главного редактора журнала «Наш современник», вышедшая недавно в издательстве «Алгоритм», названа «Жрецы и жертвы Холокоста». Замечу, что последнее слово категорически предлагается писать именно так, с большой буквы. Кем предлагается? А теми самыми жрецами, о которых речь в  книге.

 

Само это понятие — «холокост» в дословном переводе означает «всесожжение», и родилось оно на Ближнем Востоке тысячелетия назад, во времена человеческих жертвоприношений. Двадцатый век придал ему новый смысл, связав с трагедией европейских евреев в годы Второй мировой войны. Однако книга Станислава Куняева, обращающаяся во многом к истории тех лет, не столько сугубо историческая, сколько самая что ни на есть злободневная. И «еврейский вопрос» в ней не только национальный, но и социальный, идеологический, политический. То есть вовсю использовавшийся врагами Советской страны и активно используемый сегодня противниками России в остро политических (в том числе геополитических) целях. Об этом и поговорим в связи с книгой С. Куняева, собравшего и осмыслившего огромный документальный материал.

 

Уничтожая Советский Союз

 

Известно, какую большую роль сыграла спекуляция на «еврейском вопросе» в уничтожении Советской власти и Советского Союза. Развернувшаяся с началом «перестройки» яростная антисоветская кампания была круто замешена на обвинениях нашей страны в антисемитизме, который у нас якобы приобрёл совершенно чудовищные, не сравнимые ни с какой другой страной масштабы. Даже термин появился: «советский антисемитизм». Впрочем, то же самое и в тех же масштабах усматривалось в дореволюционной России, откуда разбушевавшиеся антисоветчики и русофобы извлекали корни «русского фашизма», превращённого теперь в угрожающий жупел. Вовсю нагнеталась «перестройщиками» тема погромов.

 

«Помню, — пишет С. Куняев, — как в 1990 году академик Гольданский, телешоумен Владимир Молчанов (то ли маленький жрец Холокоста, то ли обычный шабесгой), главный редактор «Огонька» Виталий Коротич и прочие небескорыстные кликуши с упоением запугивали еврейских обывателей воплями о том, что 5 мая должны произойти погромы, организованные могучей нацистской организацией «Память». Помню текст из «Литературной газеты» тех дней: «Звонят читатели: — Извините, погромы будут в Москве и Ленинграде или в Киеве тоже? Подскажите, куда вывезти семью?» («ЛГ», 1990 г., № 6, 2-я страница). Обратим внимание, как деловито спрашивают. Как будто просят совета, куда, на какой черноморский курорт вывезти детей от наступающей майской жары. Вот это и есть управление общественным мнением при помощи СМИ…»

 

Да, так тогда работали. И хотя никаких погромов, конечно, не последовало, желаемый результат был достигнут: Советской страны больше нет. Но… Прочтём сноску автора книги к приведённой цитате из «ЛГ» более чем двадцатилетней давности:

 

«И до сих пор продолжается этот провокационный шабаш! В американско-еврейской русскоязычной газете «Форум» (№ 233, 2009 г., апрель) рядом с портретом функционера П. Альтмана из герберовского фонда «Холокост» присутствует такой текст:

 

«Нацисты и им сочувствующие намерены устроить всероссийский погром 5 мая. На этот день намечены убийства иностранцев, поджоги зданий МВД, ФСБ, госучреждений, офисов «Единой России». Об этом говорится в заявлениях, распространяемых на их сайтах, пишет «Московский комсомолец».

 

«Опять «сакральная» дата 5 мая, — комментируя, замечает С. Куняев, — опять вброс в общественную жизнь провокационной информации… Ну разве это не разжигание межнациональной розни? Ну когда же их за это судить будут в нашем правовом государстве?»

 

Такая вот перекличка времён со зловещим оттенком…

 

Стоит пояснить, что такое упомянутый «герберовский фонд «Холокост». Создан в 1997 году, возглавляет «правозащитница» Алла Ефремовна Гербер, задача — всемерная пропаганда Холокоста и широчайшее утверждение памяти о нём в нашей стране.

 

Должен заметить: о том, что немецкие фашисты уничтожали евреев во время войны, мы знали и постоянно помнили с тех самых пор. Знали и то, что уничтожали фашисты не только евреев. Но вот всё-таки решено было создать специальный пропагандистский фонд. Особый. А когда в 2007 году отмечалось его десятилетие, Алла Гербер становится членом Общественной палаты. Естественно, её поздравляет радиостанция «Свобода», откуда Алла Ефремовна произносит своё пространное программное заявление. И о чём же оно? О том, что понятие «Холокост» должно войти в российские школьные учебники; что страна больна ксенофобией и не знать этой страницы истории ей нельзя; что все цивилизованные государства поощряют изучение Холокоста; что она хотела бы видеть в общественной палате Егора Гайдара и Михаила Ходорковского; что евреям плохо было жить в «фашистской стране СССР», «им жить здесь не давали»…

 

«Вот какими кадрами пополнилась в 2007 году наша Общественная палата», — заметил по этому поводу автор книги, приглашая нас вместе с ним задуматься над сутью такого заявления.

 

Задуматься действительно есть над чем. Тем более что заявление такое далеко не единственное и далеко не одна Алла Гербер, а множество её влиятельных единомышленников в мире всё громче и громче продолжают твердить, что у нас в Советской стране «был фашизм»…

 

Чтобы уравнять коммунизм с фашизмом

 

Валом идут такие обвинения, по нарастающей. Дошло, как известно, уже до Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), где некоторые деятели стремятся уравнять фашизм и коммунизм, гитлеровскую Германию и Советский Союз. Им вменяется равная ответственность за преступления, совершённые в ХХ веке, прежде всего — за развязывание Второй мировой войны.

 

Вот это всё действительно чудовищно! И как раз когда я читал книгу Станислава Куняева, в правительственной «Российской газете» прошло сообщение, что 14 октября 2011 года в Праге представители девятнадцати общественных организаций из 13 стран Восточной и Центральной Европы подпишут в присутствии премьер-министра Чехии и вице-председателя Европарламента так называемую платформу «Европейской памяти и совести». Суть та же: уравнивание «двух тоталитарных режимов», признание Европейского дня их жертв 23 августа…

 

 

На сей раз (что, откровенно говоря, меня удивило) предстоявшее событие вызвало негативную оценку в правительственной газете. Правда, не от её редакции непосредственно, а через заявление международного правозащитного движения «Мир без нацизма», изложенное его руководителем и одновременно председателем комиссии Совета Федерации по развитию институтов гражданского общества Борисом Шпигелем. «Уравнивание двух тоталитарных режимов — коммунистического и нацистского, — прямо сказано в этом заявлении, — не более чем попытка ряда стран Восточной Европы обелить преступные режимы, сотрудничавшие с Гитлером».

 

Но почему же я был удивлён? Да потому, что до этого в правительственной газете подобное почти не приходилось читать. Зато противоположное — весьма часто. И объяснение тому, конечно, в позиции российской власти, которую «Российская газета» отражает.

 

Об одном из проявлений этой властной позиции в самом начале своей книги с гневом написал Станислав Куняев, и я его гнев, его страстное возмущение разделяю вполне. Ещё бы! Думаю, у вас будет такое же чувство.

 

А повод вот какой. Несколько лет назад в Стокгольме состоялась Международная конференция по Холокосту. Делегацию России возглавляла тогдашняя заместитель председателя правительства Российской Федерации В.И. Матвиенко. По итогам конференции была издана книга, сразу же переведённая на русский язык и вышедшая у нас — с предисловием Валентины Матвиенко и послесловием заместителя министра образования Александра Асмолова. Так вот, в книге этой Советский Союз отнесён к странам, которые «стояли в стороне, пока гитлеровская Германия уничтожала миллионы людей», и утверждается, что «Кремль не делал попыток спасать евреев».

 

Ну как? И заместитель председателя правительства России никоим образом против этого не возразила! Мало того, как и российский заместитель министра образования, она провозгласила в своей статье: «Многолетняя стена умолчания Холокоста в России разрушена… Политический и исторический смысл запоздалого признания со стороны России места Холокоста в истории цивилизации будет означать, что отныне Россия входит в ряд цивилизованных стран, для которых эта катастрофа воспринимается как общечеловеческая, а не только национальная трагедия».

 

К тому, что мы были «нецивилизованными», пора привыкать: об этом твердят нам все двадцать лет «новой России». Но ведь «многолетняя стена умолчания Холокоста» — это наглая ложь! Никакой такой стены никогда у нас не было. Другой вопрос, что не был Холокост в нашей стране и религией, в которую ныне агрессивно превращается он его жрецами. Расистской религией, утверждаемой в интересах очередного «нового мирового порядка», имеющей и свою циничную мощную индустрию, которую создают в разных странах мира.

 

О том, как это делается, в книге С. Куняева рассказано обстоятельно и убедительно. Информация, уверен, абсолютному большинству неизвестная, и уже поэтому книгу интересно прочесть. Однако я продолжу разговор в ракурсе нашей страны, которой (как видим, при участии нынешней власти) продолжают внушать некий комплекс неполноценности и ущербности, необходимость покаяния за «фашистское» советское прошлое.

 

Еврейский мальчик кричал: «Сталин отомстит!»

 

Сверхцинично и сверхкощунственно, что в фашизме обвиняют страну, избавившую мир от фашизма. Сверхцинично и сверхкощунственно, когда обвинения эти исходят от людей, в первую очередь обрекавшихся на уничтожение при настоящем фашизме.

 

Потрясённый утверждением еврейских авторов и составителей «шведской книги», под которым расписались Матвиенко и Асмолов (Советская страна стояла, дескать, «в стороне, пока гитлеровская Германия уничтожала миллионы людей», то есть евреев), Станислав Куняев поступает совершенно правильно, обращаясь к свидетельствам тоже еврейских авторов, но того, военного времени. В частности, он цитирует некогда знаменитую книгу Василия Гроссмана «Треблинский ад», «в которой будущий кумир либеральной еврейской интеллигенции писал в 1944 году после посещения Треблинки честную правду о том, что спасение евреев, томящихся в гитлеровских концлагерях, зависело только от Красной Армии».

 

Приведу и я некоторые строки Гроссмана, процитированные Куняевым:

 

«Весь мир молчит, подавленный, порабощённый шайкой захвативших власть бандитов. Молчит Лондон, молчит Нью-Йорк. И только где-то за много тысяч километров ревёт советская артиллерия на далёком волжском берегу, упрямо возвещая великую волю русского народа к смертной борьбе за свободу, будоража, сзывая на борьбу народы мира».

 

«Видно, ужасна была сила русского удара на Волге, если сам Гиммлер прилетел самолётом в Треблинку и приказал срочно замести следы преступления, совершённого в 60 километрах от Варшавы. Такое эхо вызвал могучий удар русских, нанесённый немцам на Волге <…> и разве не удивительный символ, что в Треблинку под Варшаву пришла одна из победоносных Сталинградских армий».

 

«Рассказывали о мальчике, кричавшем у входа в «газовню»: «Русские отомстят, мама, не плачь!»

 

«Невольно ещё раз хочется преклониться перед теми, кто осенью 1942 года при молчании всего ныне столь шумного и победоносного мира вёл бой в Сталинграде против немецкой армии, за спиной которой дымились и клокотали реки невинной крови. Красная Армия — вот кто помешал Гитлеру сохранить тайну Треблинки».

 

«Удалось спастись варшавскому столяру Максу Левиту <…> он рассказал, как, лёжа в яме, слушал пение тридцати мальчиков, перед расстрелом затянувших песнь «Широка страна моя родная», и слышал, как один из мальчиков крикнул: «Сталин отомстит!»

 

И вот приведя все эти пронзительные документальные свидетельства, С. Куняев правомерно обращается к В. Матвиенко и А. Гербер: «Так что вы, Валентина Ивановна и Алла Ефремовна, вольно или невольно глумитесь над убеждениями Василия Гроссмана, который своим честным пером свидетеля, очевидца и участника Священной Войны написал на скрижалях истории, что все свои надежды на спасение оставшиеся в живых евреи возлагали на Советскую Армию, на русский народ и на Иосифа Сталина…»

 

Конечно! Так и только так было! Неопровержимых документальных свидетельств тому — не счесть. И по-другому, нежели глумлением, трудно назвать нынешние обвинения в адрес Советской страны и Красной Армии, русского народа и Сталина.

 

А судьи кто?

 

А что же происходило тогда в тех странах, которые ныне объявляют Советский Союз равным фашистской Германии? Куняев приводит документы из той же «шведской книги».

 

Например, Франция: «Сразу же после поражения в июне 1940 г. режим Виши сам, без давления со стороны немцев, принял ряд антиеврейских законов. Французская полиция с июля 1942-го принимала активное участие в массовых арестах местных евреев… Депортировали более 80 тысяч».

 

Из книги «Протоколы Эйхмана»: «…Когда гестаповские полицейские команды привлекли к этому ещё французских антисемитов и фашистов, число депортируемых стало расти. В 1940 г. ушли на Восток только три состава с евреями, в 1941 г. их было девятнадцать, в 1942 г. — сто четыре и в 1943 г. — двести пятьдесят эшелонов».

 

Это происходило как раз в то самое время, когда Красная Армия насмерть билась под Сталинградом и на Курской дуге, защищая в том числе и миллионы евреев, живших в Советской стране, а также бежавших сюда с запада от гитлеровского нашествия. Европа их не защитила. Более того, Куняев напоминает: в нашем плену оказалось около 50 тысяч французских фашистов, воевавших в войсках вермахта…

 

А вот Венгрия, которая вместе со многими другими европейскими странами была союзницей гитлеровской Германии во время войны. Как здесь относились к евреям? Согласно упоминавшейся «шведской книге», в 1944 году «в течение 42 дней, начиная с середины мая, более чем четыреста тридцать семь тысяч венгерских евреев были отправлены в Освенцим—Биркенау… В конце 1944-го ещё около тридцати тысяч евреев погибли во время так называемых маршей смерти к австрийской границе или от рук венгерских нацистов».

 

Одиннадцать лет спустя эти самые нацисты вновь сполна проявят себя во время венгерских событий 1956 года. «Прослойка бывших венгерских фашистов, в числе которых было почти полмиллиона возвратившихся из советского плена 35—40-летних мужчин, обученных воевать, поддерживаемая националистической молодёжью — венгерским «гитлерюгендом», — в течение нескольких дней смела венгеро-советскую власть, — пишет С. Куняев. — Восставшие понимали, что в разгаре «холодная война», Америка во имя высшей цели — борьбы с СССР — поддержит их, закроет глаза на вспышку венгерского антисемитизма, — и это развязало им руки. Трупы сотен евреев… валялись на улицах и  площадях Будапешта, висели вниз головами, подвешенные за ноги на венгерских липах».

 

У нас всегда говорилось в основном об антисоветской, антикоммунистической направленности тех событий, что совершенно правильно. Однако сильна была и антисемитская составляющая. Приведу лишь некоторые свидетельства, собранные С. Куняевым.

 

Из воспоминаний генерал-лейтенанта А. Малашенко «Особый корпус в огне Будапешта»: «В толпе раздавались свист и выкрики: «Нам не нужны гимнастёрки!», «Долой Красную звезду!», «Долой коммунистов!», «Долой евреев!»

 

Из статьи венгерского историка Йожефа Форижа: «Проявлением этого национализма был немедленно всплывший антисемитизм… Старшего лейтенанта Яноша Бачи, попавшего в плен при осаде здания радио, повесили во дворе потому, что его посчитали евреем…»

 

Из книги В.А. Крючкова «Личное дело»: «О контрреволюционном характере событий свидетельствуют идеи, провозглашённые участниками: антикоммунизм, национализм, антисоветизм, антисемитизм».

 

Давайте это отметим: антисоветизм и антисемитизм — вместе! Но, как уже было сказано, во имя первого (то есть высшей цели) Америка и вообще все антисоветские силы, когда надо, закрывают глаза на второе. «Если Синедрион верховных жрецов выносит какие-то решения, — делает вывод С. Куняев, — то мелкие жрецы-«шестёрки» должны проглотить язык, склонить головы и в упор не видеть, не вспоминать, как терзали венгерские фашисты венгерских евреев в 1956 году… Мелким жрецам было приказано закрыть глаза на еврейскую кровь 1956 года: на кону лежало нечто большее. Надо было осудить ввод советских танков в Будапешт и получить козырную карту для шельмования Советского Союза, вплоть до окончательной победы над ним».

 

Это признают и наиболее честные авторы-евреи. Например, Норманн Финкельштейн — историк, политолог, преподаватель Нью-Йоркского городского университета — с горечью засвидетельствовал в своей книге «Индустрия Холокоста»: «Ведущие еврейские организации Америки даже вступление советских войск в Венгрию в 1956 году заклеймили как «лишь первую станцию на пути в русский Освенцим».

 

«Какая абсурдная логика! — восклицает в связи с этим С. Куняев. — Наоборот, нечто подобное гитлеровской Хрустальной ночи, то есть еврейский погром, бушевало на улицах Будапешта. И если не всех евреев в те дни истребило венгерское «народное восстание» (по словам Дугласа Рида), то лишь потому, что в город вошли советские танки».

 

Абсолютная истина! Но точно так же, по справедливому утверждению С. Куняева, в конце 80-х — начале 90-х годов прошлого века «шестёркам Холокоста» было приказано не вспоминать о вкладе в Холокост украинских палачей Романа Шухевича, оуновцев и бандеровцев, организовавших резню евреев на Львовщине, о латышских лагерях смерти, куда евреев сгоняли местные националисты, об эстонских карателях, спаливших вместе с жителями белорусскую Хатынь… Им, этим «шестёркам», был дан приказ поддерживать все «народные фронты», все «саюдисы» и «рухи», чтобы те завершили главное дело — развал Советского Союза. И лишь потом, когда дело это было сделано, когда бывшие советские республики стали «незалежными» государствами, Синедрион прикрикнул на своих лакеев, чтобы они несколько поуняли антисемитскую прыть.

 

«Когда у мировых владык есть высшие цели, более значительные, нежели лицемерная защита овец израилевых, то они с лёгким сердцем «сдают» своё послушное стадо, — замечает С. Куняев. — Точно так же, как сдавали его вожди сионизма во время торговли с гитлеровской элитой».

 

Эта торговля во имя создания государства Израиль — особая тема, которой в куняевской книге тоже уделено значительное место. Но о ней со временем, надеюсь, поговорим особо.

 

Проклинают спасителей, прославляют убийц

 

А сейчас обратимся снова к устойчиво антисоветской позиции той части нынешней интеллигенции, которая одновременно ведёт неистовую борьбу против «советского и русского антисемитизма». Как чудовищно парадоксально обернулось всё это в отношении к венгерским событиям, о которых только что шла речь!

 

«Но одно меня озадачивает до сих пор, — написал Станислав Куняев, — почему наши еврейские либералы всю последующую историю восхваляли венгерский 1956 год как восстание против советского тоталитаризма, как борьбу под лозунгом «За вашу и нашу свободу»? Или их ненависть к социализму настолько мутила (и мутит! — В.К.) разум, что они в упор не видели антисемитской закваски венгерского взрыва и, проклиная сталинский 1937 год, одновременно оплакивали поражение венгерского термидора?»

 

И вот теперь более полувека прошло, а всё равно, оказывается, не угасло в них то антисоветское (с антисемитским отблеском!) пламя. Куняев рассказывает для примера о шабаше на радиостанции «Свобода», где собравшиеся в ноябре 2006 года по поводу кровавого юбилея кадили ему славу и читали стихи своих кумиров, прославлявших в 1956 году антисоветский и антисемитский путч. Например, вспомнили стихи Манделя-Коржавина:

 

Я живу от нужды без надежды,

 

Я лишён и судьбы, и души,

 

Я однажды восстал в Будапеште

 

Против фальши, насилья и лжи.

 

Поразительно слышать это от имени еврея, когда знаешь, кто и против кого там восстал!

 

Тут же делился своими воспоминаниями о пятьдесят шестом годе Юз Алешковский: «Свет промелькнул! Мы ненавидели советский режим и с радостью сообщали друг другу, что Венгрия восстала».

 

«Хорошо бы спросить Юза Алешковского вместе с Наумом Коржавиным, — резонно комментирует С. Куняев, — а от кого, по-ихнему, бежало в ноябре 1956 года во Францию семейство Саркози — от советских танков или от венгерских антисемитов?»

 

Прозвучали на «Свободе» также песенные строки Владимира Высоцкого, проклинающие «советское усмирение» Будапешта, а заодно и Праги:

 

Мне сердце разрывает Будапешт,

 

Мне сердце разрывает Злата Прага.

 

Собственно, так говорилось и продолжает говориться о тех событиях не только на американской «Свободе», но и на большинстве российских теле- и радиоканалов. Куняев ссылается на недавнюю телевизионную передачу, посвящённую хрущёвской «оттепели», где литературный критик Наталья Иванова вспоминала стихи своего мужа Александра Рыбакова: «Ах, романтика, синий дым, в Будапеште советские танки…» И далее — с ещё большим пафосом: «Сколько крови в подвалах Лубянки!..»

 

«А сколько еврейской крови было на улицах Будапешта? — спрашивает автор книги. — Об этом, конечно, не желали думать ни Наталья Иванова, ни её покойный муж, сын писателя Анатолия Рыбакова, автора известных в своё время романов «Дети Арбата» и «Тяжёлый песок», романов о еврейских судьбах».

 

Да, во имя антисоветизма, оказывается, можно где-то и поступиться борьбой с антисемитизмом. Снова и снова мы видим и слышим подтверждения этому. Создавая религию Холокоста, её стараются соединить с религией антисоветизма. Но при этом антисоветизм и антикоммунизм сегодня — на первом плане. Это один из главных выводов многоплановой и очень интересной книги Станислава Юрьевича Куняева, к которой и по другим актуальным проблемам, я думаю, нам ещё надо будет обратиться.

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 162 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!