Закон физики для устроителей саратовских теледебатов

Закон физики для устроителей саратовских теледебатов

 
24 ноября, 13:37

Автор: Владимир Ефимов 

В среду днем, когда на предвыборных теледебатах ГТРК «Саратов» еще не успели остыть жуткие и грозившие скандалом страсти, саратовский обком «Единой России» разослал в информагентства непонятное произведение. Сразу и не разберешь, что именно, но что-то вроде заявления, жалобы или плача саратовской политической Ярославны по поводу якобы хулиганского поведения в прямом эфире и после его окончания представителя КПРФ Андрея Карасева и якобы его угроз на голову ведущего «дебатов» Романа Грибова и даже физической расправой над ним. Эти страхи не имеют под собой никакой почвы.

Поднимая на откровенно провоцировавшего его Грибова свою твердую, закаленную при ликвидации последствий чернобыльской аварии руку и отбиваясь от каверзного вопроса ведущего  «Почему из КПРФ уходят люди?» вежливой просьбой «Отставить!», выработанной на долгой армейской службе, товарищ Карасев, наверное, на беду свою не был проинформирован о способностях своего эфирного обидчика постоять за себя хотя бы с помощью приемов руководства альтернативной областной федерации боевых единоборств. Да даже если без угроз и виртуального рукоприкладства, вообще, боже мой, это же страдальческий писк воспитанника детского сада, за места в которых в предвыборной гонке, словно на передовой, вдруг взялись сражаться едросы: «Анна Петровна, а Иванов назвал меня жуком-паразитом!» 
В самом конце этого оперативно составленного документа было сказано, что сразу после передачи позвонивший некто Владимир Ефимов оскорблял Грибова. «Некто Владимир Ефимов» - это я, журналист. Поэтому выходило, что именно я - жук и оскорбитель, славу богу, что не разрушитель всех храмов и саратовской синагоги, за реставрацию которую так усиленно радеют депутаты облдумы. С этого и начинаются мои вынужденные пояснения. 
Я не хотел давать их, но едросы вынудили меня на ответное слово и, видимо, побоявшись встречи со мною в суде за клевету, назвали меня отвлеченно «некто Владимир Ефимов». Да успокойтесь, дорогие, спите спокойно и наслаждайтесь снами очередного вашего вожделенного глобального покорения роспарламента. Вы хотите увидеть меня в суде? Но исков от меня не дождетесь, было бы на кого свою жестокую руку поднимать! Так что поводов для «некто» я не давал и, звякнув Грибову, представился, хотя в этом не было никакой необходимости: тот прекрасно знает мой голос, как и его голос знаком представителям еще не скончавшейся от ненадобности местной армии поклонников позабытых ими футбольно-хоккейных телетрансляций ГТРК. Я действительно позвонил несущему груз свалившейся на него телевизионной административной ответственности Роману, перешедшему в своей профессиональной деятельности со спортивного поля на политическое, как рядовой гражданин нашей демократической страны, как избиратель и единица электората, как журналист, наконец. Набрал номер его служебного телефона 20-29-70 и выразил недоумение и немного возмущения по поводу его, мягко говоря, некорректного, а, грубо выражаясь, на грани фола неприкрытого наката на представителей оппозиционных партий, особенно на КПРФ, которое сопровождается все ведущиеся им дебаты. Я спросил: «Рома, не стыдно ли так вести себя в эфире? Ты не даешь рта раскрыть оппонентам «Единой России». Подозреваю, тебе приказали всячески гнобить их, но не надо же вконец портить свой профессиональный имидж. Почему Соловьев в таких же дебатах не опускается до хамства?! Ты оскорбляешь не их, а самого себя, свою телефирму и правящую партию». Роман, естественно, не ожидал такого напора и начал оправдываться, мол, ведет себя пристойно и никого не оскорбляет. Видимо, такое всем очевидное поведение он считает нормальным, а иные манеры ему вроде бы неизвестны. «Ну, зачем же врать безбожно, если есть записи?» - «И у меня есть записи» - отпарировал Грибов. 
Спорить было бесполезно, я почел за благо прекратить бессмысленные прения и напоследок сказал: «Ну, тогда с вами все ясно» и бросил трубку.  
Как оказалось, Роман тут же пожаловался старшим товарищам на Второй Садовой, 7, те, видимо, позвонили еще более старшим товарищам в двухэтажное здание на Советской, 10, и колесо едросовской агитмашины закрутилось. Иначе как из недр этого знаменитого особняка беспредельно оперативно вышло то, что не имеет точного названия. И чего ради вообще на свет божий вышло это произведение? О чем и на кого эта жалоба? Неужто на самих себя? 
Если мое последнее предположение верно, то стоит сделать неутешительно-печальный вывод, что «единороссы», как та знаменитая унтер-офицерская вдова, этой жалобой и теледебатами сами себя высекли и показали свое истинное лицо, признав, что  к методам ведения ими «политдебатов», или к деятелям политического телевизионного искусства есть очень серьезные претензии не только у представителя КПРФ офицера Андрея Карасева, которого Грибов, словно следователь, откровенно допрашивал, бесконечно заглядывая в домашне-кабинетную заготовку, то бишь, по врученной ему сверху бумажке, и зачитывал откровенно хамские вопросы. Есть масса злободневных вопросов и у многочисленных телевизионных зрителей, которые, как проговорились в своем бессмертном творении сами жалобщики, звонили в телестудию и просили оградить их от таких, как Грибов, ведущих. 
Как журналист, десять с половиной лет проработавший «в телевизоре», я полностью согласен с ними. Выдаваемое сегодня скукожевшейся после страшных, до информвестников и «Маркизы», ГТРК «Саратов» под маркой «Политдебаты», кажется, приготовлено по тому же рецепту, что и жуткая смесь, какую несколько лет подряд выдавливали на народные массы другие «единороссовские» пропагандисты со страниц газетки «Политдозор». Мне представляется, те и другие – из одного кулинарного техникума. Два сапога пара. Во всем! И это не подлежит сомнению. И там, и тут произведения невысокого профессионального пошиба. Про грязь, гадости и прочую мерзость с этой газетной «помойки» говорить не приходится. С теми «политдозорными», кто занимался щелкоперством и травил нормальных и ни в чем не повинных политических противников, все ясно. Чего же взять с эмигрировавшего поближе к Тимошенко или его соподруги по гадкому перу, изрядно затасканной по судам забрызганными ею жертвами? Эта сладкая творческая парочка, кажется, без чести, совести, элементарного понимания порядочности. Никак не представляется, чтобы этими качествами был наделен хотя бы один из них, например, прежде успевший отсидеть за клевету и после выхода на свободу оказавшийся идеологом в стане отправивших его за решетку. Как вам подобные политические кульбиты? Но это в норме «Единой России» - иные личности у них, кажется, не путаются под ногами…                 
К чести, а, может, даже к радости, Грибова прежде отличала сдержанность. Бывший спортивный комментатор ГТРК и иногда, по дружескому вызову – еще и Первого телеканала в роли дублера на Олимпийских играх и футбольном чемпионате мира после завершения в Саратове эпохи телетрансляций футбольных и хоккейных матчей «Сокола» и «Кристалла» по причине, как поговаривают, всестороннего распила ПТС – телевизионной передвижной станции, обеспечивающей с 1980 года внестудийные, в том числе спортивные, программы, стал руководителем информационного отдела и замдиректора ГТРК «Саратов». В промежутке между этими событиями Грибов, если мне еще не отшибло память, успел засветиться в одном спортивном то ли скандале, то ли неразберихе по поводу странного и вроде бы беспричинного возникновения в Саратове альтернативной областной федерации одного из боевых искусств. Страшная и неразрешимая загадка долго мучила меня: как Грибов попал на руководящее татами, а ГТРК стало рассказывать о его деятельности? Потом, аккурат в очередной период межсезонья в областном спортивном министерстве, как мне рассказывали, в одном из интервью Грибов будто бы заявил о своей готовности возглавить это ведомство. В кресло министра Грибов, однако, не попал, а телевидение по-прежнему оставалось его занятием. Нынешняя предвыборная кампания стала его новым творческим трамплином: недавно Роману доверили вести политические дебаты с участием представителей местных политических партий. Это, сами понимаете, больше, чем просто перечислять фамилии передающих мяч или шайбу игроков или кричать «Гол!». Как коллеге мне оставалось только пожелать ему удачи, однако уже после первых передач нового для Грибова цикла расплескивать поздравления расхотелось. И даже не оттого, что он на этой неделе в прямом эфире умудрился по неосторожности перепутать соперничающие политические команды и руководителя регионального отделения семигинской партии «Патриоты России» Александра Сидоренко назвал руководителем партии… «Правое дело». С кем не случается оговорка. Хотя, конечно, какой конфуз вышел! О чем более серьезном можно после этого говорить?! Поняв, что попал в неловкое положение, Грибов начал было извиняться перед Сидоренко, тот их принял, и пошла-потекла откровенно дружеская беседа. Сидоренко рассказывал о громадье планов и заботе о народе. А я грешным делом вспомнил однажды рассказанное мне, как некто Александр Сидоренко несколько лет назад, видимо, руководствуясь исключительно патриотическими побуждениями, вроде бы пытался создать нечто вроде ООО «Саратовский аэроклуб». С трудом представляется, зачем кому-то понадобилось возиться с устаревшими авиационной техникой и парашютами. Может, широкие земные просторы возле Дубков прельщали сильнее воздушных? 
Но вернемся к реальному Александру Сидоренко, бывшему директору «Рефлектора», который под присмотром необычайно галантного Грибова раскрывал идеи своей партии. Даже по поведению сдержанного Грибова нетрудно было заметить, что «Патриоты России» и представители недавно спешно обновленного «Правого дела», из одного, кремлевского пула, не говоря уже о «Единой России». Они непременно выслушиваются на дебатах спокойно, ведущий ведет себя сдержанно (значит, хорошо воспитан!). Но когда на его пути возникают руководители местных отделений оппозиционных партий, тут Грибова не узнать: из спокойного ведущего он превращается в вулкан, выливающий на них всю накопившуюся у партии власти расплавленную лаву. И эта неприкрытая неполиткорректность вынудила лидера местной организации «Справедливой России» Алексея Полещикова, сполна испытавшего на себе страшный прессинг Грибова, выступить на днях с официальным заявлением протеста. 
Конечно, политдебаты, где надо сдерживать эмоции и скрывать свои политические пристрастия, - это вам не голы, очки, секунды! Этой большой разницы не понимают устроители подобной, мягко говоря, публичной политической бойни. К тому же они, видимо, в школе пропустили урок физики, на котором обсуждался один из ее законов: чем сильнее сжимаешь пружину, тем больнее она ударяет по сжавшему ее. Народ прекрасно видит развернувшуюся на ГТРК неприкрытую, оголтелую и – главное - бессмысленную травлю оппозиции и делает свои выводы. Кажется, достигла своего эффекта и информация о якобы скандале, устроенном на территории ГТРК коммунистом Андреем Карасевым. Еще не лишенный политического рассудка народ понял и стал писать на форумах, что уж теперь-то проголосует за КПРФ. В чем хочется от всей своей безмерно щедрой души поздравить Романа Грибова и закадровых сценаристов ведомых им  политических дебатов. Такого подарка пережившие минуты жестокого прессинга, а в итоге – минуты счастья, коммунисты едва ли ожидали и, полагаю, на рассвете 5 декабря просто обязаны отблагодарить устроителей саратовских теледебатов.    
На сем звучит финальный свисток, матч окончен, мы прощаемся с вами,  благодарим за внимание, у микрофона была унтер-офицерская вдова. Берегите себя от тлетворной телелжи…

http://www.4vsar.ru/articles/svobodnaya-tribyna/21064.html

Метки текущей записи:
 
Статья прочитана 77 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!