Выборы в Саратовской области. Откровенный разговор

Выборы в Саратовской области. Откровенный разговор

 

4 марта 2012 года уже вписан в историю, историю страны, народа, историю преступлений власти, унижения нации, историю крушений иллюзий и надежд, историю борьбы и побед. Да, побед, потому, что именно этот день окончательно разделил народ и власть, а это и есть начало конца этой власти, и пусть еще и не материализованная, но победа, одержанная нами в наших умах и сердцах. Да, пока она замешана на горечи унижения, разочарования, злости на власть, «овощное» окружение и на себя, но именно эта злость, ненависть, это отчаяние и ощущение полной безысходности и заставит нас начать жестокую и бескомпромиссную войну со своим безразличием, неверием, трусостью, с драконом, сидящим внутри нас и пожирающим наше человеческое Я.

 

Но вернемся к тому, что же происходило 4 марта.

А 4 марта люди еще верили в то, что они в честной борьбе одержат победу, и с этой верой они шли и шли на участки. И хотя играла музыка, пытавшаяся создать иллюзию праздника, в фойе участков работали мини-ярмарки, но в воздухе явно ощущалось напряжение, буквально наэлектризованность. Пожалуй, впервые за многие годы люди шли не поставить галочку, а сделать выбор.

А чуть раньше на эти же участки шли члены комиссии и наблюдатели от власти и оппозиции. Одни шли заработать деньги, другие шли как на войну. Вот о последних, и об этой, невидимой простому избирателю, войне мы и хотим рассказать.

Уже после выборов на одном из митингов было выступление, в котором 4 марта было названо «днем унижений». Унижений народа, чей голос растоптали административным сапогом, унижения председателей и членов комиссий, которых «изнасиловали» и заставили дать «нужные» результаты, унижения наблюдателей, многие из которых не ожидали, что их законные права всего лишь пафосная ложь в устах Чурова, унижения полицейских, которым дали соответствующие команды. Власть умудрилась унизить даже тех, чья хата всегда была с краю и кого на этот раз отарами сгоняли на участки с открепительными удостоверениями. Власть умудрилась украсть победу у всех: у тех, чей кандидат проиграл в бесчестной борьбе и у тех, чья «победа» теперь не будет признана никогда, а сам «победитель» станет мишенью для ненависти и издевок.

А началось все с того, что Саратовскую область «поделили» между местными администрациями: городскими и районными, дали команду сформировать новые, абсолютно «карманные» комиссии из работников этих администраций и МУПов и выжимать результат. А у кого результат окажется хуже, ту администрацию вместе со всеми «домочадцами» и спишут.

И администрации заработали. Самое верное орудие для выжимания результатов – открепительные удостоверения, кончились уже на стадии их выдачи в ТИКах, а в УИКи поехали уже дополнительные «тиражи». Тысячи саратовцев, энгельсситов и балаковцев были оторваны от работы, выстаивали очереди у дверей территориальных избирательных комиссий, чтобы получить свой заветный открепительный гарант от безработицы. Здесь власть приследовала 2 цели. Особо наглые руководители просто изымали открепительные для передачи «надежным» избирателям. В основной же массе — расчет на психологию «бездумного» обывателя, который не разбирается в политике, не задумывается о последствиях своего голосования и голосует по навязанному телевизионному стереотипу стада («все за Путина, ну и я туда же»), да и по указке руководства («от греха подальше»).

В это время председателей УИКов пропускали через жернова административного аппарата -    кабинеты глав и их замов с четкими инструкциями по результату. И напрасно запросы депутатов от КПРФ в полицию и прокуратуру пытались пресечь это антиконституционное насилие над людьми. Доблестные правоохранительные органы не только не смогли найти виновных, о которых говорил весь город, но даже не заметили самих фактов нарушения. Это какое же надо иметь зрение, какой же вопиющий непрофессионализм, а скорее какую же совесть и трусость надо иметь, чтобы получая огромные права, звания, а теперь еще и немалую зарплату от людей и не суметь защитить этих самых людей от прямого насилия.

Это мы обращаемся к вам, господа лобановы и журики, нургалиевы, чуровы, чайки и путины, к вам господин гарант конституции. Обращаемся и к Вам, господа полицейские ……, чьи подписи стоят на ответах по депутатским вопросам. Но главный вопрос у нас к вам, граждане, вас, тысячи умных, здоровых одиночек насилует горстка «подонков» – руководителей ваших организаций и вы, их кормильцы, боитесь возвысить свой объединенный голос. Вы боитесь, что всех вас уволят из ваших сажных цехов, лишат ваших грошей?..

После выборов один из наших беспартийных друзей, наблюдавший, как унылые, бедноодетые, жалующиеся на свою жизнь жители самых что ни на есть рабочих кварталов идут и голосуют за власть, с гневом заявил: «Зачем вы, коммунисты, боритесь за этих людей, за их зарплаты, квартплаты, льготы, бесплатные образовании и медицину? Отойдите в сторону. Пусть они потеряют все, окажутся на самом дне. И вот когда им станет терять нечего, они сами эту власть скинут».

Может в этих словах и скрыта жестокая, но четко просчитанная истина, но вспоминаются слова Зюганова, услышанные на одной встрече: «Мы находимся не во вражеском лагере, обманутые, забитые люди – наши сограждане, а эта страна – наша Родина, и мы не готовы жертвовать ими, обрекая их на вымирание, даже если они этого и заслуживают. Поэтому наша задача одновременно вести две войны – за сохранение народа и страны и за умы и сердца этого народа». И события этой весны показали, что у этого народа и этой страны просыпается самосознание а выборы пусть и не могут стать инструментом честной победы, но способны показать реальную картину, как не замалевывай ее фальсификациями.

А фальсификации в день выборов начались с самого утра. Первые попытки удаления и запугивания наблюдателей и членов комиссий от КПРФ начались в момент их появления на участках, но практически везде эти попытки были отбиты. И тут начались «прощупывания» их профессионализма и стойкости. В штабы сыпались звонки, о том, что наблюдателям не дают возможности вести видеосъемку, отгоняют от урн, не давая наблюдать за тем, сколько бюллетеней опускают в урны очередные голосующие (особенно на участках, где урны оказались закрытыми от взора и веб-камер толпой согнанных на голосование бюджетников, студентов и солдат), не дают возможности контролировать списки и процесс внесения в них записей, сверять паспортные данные в открепительных удостоверениях, списках и самих паспортах. Одновременно начали расти разницы в подсчетах проголосовавших по данным наблюдателей и комиссий, что говорит о готовящемся или произведенном вбросе. Оперативные группы постоянно разъезжали по участкам, а наши представители в ТИКах буквально насильно заставляли руководство звонить на участки и осаживать обнаглевших председателей. К 11-00 и эта атака в основном была отбита, разница числа проголосовавших постепенно стала уменьшаться на большинстве участков, хотя появились и первые потери. Как позже показали результаты именно там, где разница осталась значительной до конца дня голосование за Путина отличается от среднестатистического по данному району как раз на эту величину, что говорит о том, что на этих участках вброса не удалось избежать.

Пришла информация и из больниц, где больных под угрозой экстренной выписки откровенно склоняли к голосованию за Путина.

К обеду в некоторых штабах поступила информация о том, что в районы на нескольких автобусах прибывают «карусельщики». Одновременно с участков пошли сообщения о том, что появляются группы подозрительных людей (в основном молодых ребят, голосующих по открепительным удостоверениям, а также по дополнительным спискам). Мы не будем раскрывать приемы выявления таких лиц, которые имея несколько открепительных и своих людей в комиссиях голосуют на многих участках, а также источники информации, скажем лишь, что к концу дня удалось где при помощи полиции (следственных групп к вечеру уже не хватало), где оперативными группами Союза советских офицеров и комсомольцев либо задержать, либо отпугнуть множество таких «карусельных команд». Но к сожалению из-за нехватки машин, отсутствия оперативных навыков, неопытности наблюдателей, очень большая вероятность того, что эта атака фальсификаторам удалась. К концу дня удалось выявит множество автобусов с командами саратовских студентов и несколько более мелких групп местных любителей продать свою совесть и свое будущее за «30 серебренников», а сколько из их сделали свое черное дело и остались незамеченными?

Элементарный подсчет показывает, что один автобус с 15-ю карусельщиками, объехав 100 участков за день может принести в копилку нужного кандидата полторы тысячи голосов, а десяток таких автобусов способен при слаженной работе и явке в 60 процентов дать прирост в 15% от общего числа проголосовавших и на треть пополнить копилку конкретного кандидата. Вот вам и резкий рост населения России в день выборов, полученный по результатам голосования, вот вам и 70 % за Путина.

Следующим этапом избирательной войны стала борьба за протоколы. По-видимому, не надеясь получить нужные контрольные цифры за счет «бездумных» избирателей, вбросов и каруселей, власть на последнем этапе подготовилась к переписыванию протоколов. Для этого на входах в здания ТИК, куда приезжали председатели с готовыми протоколами, выставлялись кордоны из полиции и ЧОПиков, которым было дано строгое и абсолютно незаконное распоряжение не пускать в здание для наблюдения за передачей и внесением в систему «ГАС-выборы» протоколов членов комиссий и наблюдателей от КПРФ, прибывших с участков.

Дело доходило до рукопашной и лишь, опасаясь кровопролития, в некоторых районах полиция пропустила в здание ограниченный контингент «красных» наблюдателей. Пошли первые протоколы и тут результаты показались власти недостаточно «правильными». Комиссии перестали приезжать. Местные штабы КПРФ уже давно получили результаты с этих участков, члены этих комиссий от КПРФ на перекладных уже приехали в ТИК (естественно в машины комиссий их не брали), а комиссии исчезли.

Где и что они делали, но последние протоколы начали разительно отличаться от копий наблюдателей в пользу г-на Путина. Были и те, кто не рискнул переписать и привозил реальные протоколы, и те, кто рвал переписанные протоколы прям перед передачей их ТИКу и отдавал реальные, но тех с истерикой и сердечными приступами и т.д. буквально увозили на скорой. К концу дня (утра), несмотря на протесты наблюдателей, протоколы нагло переписывали прямо на столах ТИКа, в кабинетах чиновников и в запертых помещениях системы ГАС-выборы, не стесняясь расписываться за всех членов комиссии, а наблюдателям, с усмешкой кидая в лицо, – идите в суды. Конечно, мы пойдем в суды, хотя не очень верим в их объективность. Будут бои и там, какие-то голоса нам удастся вернуть, кого-то из пешек – председателей нам сдадут, но это, как принято писать в конце повествований уже совсем другая история…

Да, нас можно ругать за то, что мы не смогли полностью сохранить голоса наших избирателей, не предотвратили полностью карусели и вбросы, за то, что не сумели пресечь на корню переписывание протоколов (многие тысячи голосов за Путина), были и единичные случаи предательства. Но нам хочется задать и нашим читателям вопросы. До каких пор вы будете отдавать голоса этой власти (таких еще не мало), до каких пор вы будите дрожать в своих норах, опасаясь потерять объедки с барского стола?

Сколько времени Вам еще понадобится, чтобы понять, что КПРФ, пусть не во всем соответствует вашим взглядам и не все делает правильно, но она единственная, кто борется? Ни СР и ЛДПР, ни иные партии не вели практически никакой уличной агитации, ограничиваясь лишь теле-пиаром, не выставили ни одного наблюдателя. Если КПРФ сохранила полностью процент голосования, а по абсолютному числу проголосовавших за нее, даже выросла с декабрьских выборов, то ЛДПР и СР практически полностью слили свои голоса в карман Путину (кстати в переписанных протоколах голоса за Зюганова почти не рискнули тронуть, забирая голоса жириновцев и мироновцев). Объяснить это простым падением рейтинга партий за каких-то 3 месяца невозможно. Вот и думайте.

И хотя мы учимся, и с каждым годом нам удается все больше и больше усложнить жизнь фальсификаторам, но надо понимать, что даже хорошо обученные наблюдатели – это не профессиональные следователи, группы быстрого реагирования КПРФ не обладают навыками слежки и преследования, комсомольцы не смогут противостоять ЧОПам и полиции, все они лишь «ополченцы» на этой войне. Пока властная машина не боится того, что люди выйдут на улицы миллионами «ополченцев», она будет с большей или меньшей успешностью «перемалывать» горстки смельчаков с бейджиками «наблюдатель от КПРФ» вместе с нашими голосами.

Что же против такой машины способен помочь только «коктейль Молотова»? Вопросительный знак меня заставляет поставить лишь опасность обвинения в экстримизме. Читатель, гражданин должен решить сам оставлять этот знак или заменить его на восклицательный.

И вот тогда выборы станут реально отражать мнение народа и в них появится победитель, прежде всего сам народ. А пока, власть, ты знаешь реальное мнение народа (уже ради этого стоило сходить на выборы), может быть пока тебе еще не время бояться, но уж точно время задуматься. До 17-го года осталось совсем немного.

Руководство города Энгельса и страны, допустившие такую ситуацию:

Лобанов Д.Ю., глава Энгельсского муниципального района,

Куликов А.В., глава администрации Энгельсского муниципального района,

Зубакин В.Ю., прокурор г. Энгельса,

Шпак А.И., начальник МУ МВД России «Энгельсское»,

Чуров В.Е., председатель ЦИК,

Чайка Ю.Я., генеральный прокурор РФ,

Нургалиев Р.Г., министр внутренних дел РФ,

Путин В.В., председатель правительства РФ, избранный Президент РФ,

Медведев Д.А., Президент РФ.

НЕ ЗАБУДИМ, НЕ ПРОСТИМ.

Коммунисты Саратова, Энгельса и Балаково

 
Статья прочитана 85 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!