Россия и ВТО. Поставили телегу впереди лошади. Мнение эксперта

Россия и ВТО. Поставили телегу впереди лошади. Мнение эксперта

 

2012-05-12 09:38
По страницам газеты «Правда». Владимир Дектерев

Комитет Государственной думы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству провёл парламентские слушания в связи с присоединением России к Всемирной торговой организации (ВТО).

 

Приглашены на них были в основном идеологи этой затеи. Так что в океане противников всё-таки нашёлся островок сторонников столь непопулярного шага. Поэтому было интересно, чем эта публика пытается обосновать принимаемые властью решения.

 

Клин клином

 

Как ни странно, эти идеологи прекрасно понимают неготовность России к такому резкому повороту. Наличие масштабной коррупции, повсеместного чиновничьего бизнеса, действующего далеко не рыночными методами, непомерного налогового пресса на производство, заоблачных кредитных ставок отечественных банков, чудовищных размеров вывоза российских капиталов за рубеж — всё это делает отечественных товаропроизводителей неконкурентоспособными не только на внешних рынках, но и внутри страны.

 

Так зачем же им понадобилось присоединение к ВТО? Как ни смешно это звучит, они рассматривают сей шаг в качестве стимула к преодолению всех перечисленных препятствий. То есть хотят устроить очередную «шоковую терапию» ради модернизации страны. Мол, клин клином вышибают. Вот поставим страну перед выбором: погибнуть или модернизироваться — тогда чиновники и олигархи зашевелятся.

 

О результатах «шоковой терапии» 90-х годов прошлого века, когда вместо обещанного быстрого экономического развития и всеобщего процветания получилась жуткая разруха и неописуемая нищета населения, сообразная геноциду, они почему-то предпочитают не вспоминать. А главное — не хотят примеривать такой вариант развития событий к своим благим намерениям.

 

Между тем вероятность именно такого сценария развития событий на порядок выше того, на который рассчитывают сторонники столь радикального шага. Не случайно ряд менее зашоренных участников этих парламентских слушаний говорил о том, что не надо ставить телегу впереди лошади. Прежде чем вступать в ВТО, следует решить проблемы неконкурентоспособности наших товаропроизводителей, снять с них налоговую удавку, оковы бюрократического рэкета и олигархического диктата, прекратить изъятие и вывоз из страны инвестиционных ресурсов. Иначе такой неподготовленный шаг может обернуться разгромом всей российской экономики за вычетом нефтегазового сектора и неисчислимыми социальными бедствиями.

 

Директор департамента торговых переговоров Министерства экономического развития РФ Максим Медведков, который последние 9 лет возглавлял переговоры с ВТО, выступил на парламентских слушаниях в качестве основного докладчика. Он очень натурально удивился тому, что существуют какие-то другие оценки последствий присоединения России к ВТО, кроме тех, которые его ведомство заказало «своим» институтам. Ведь они в полном соответствии с пожеланиями заказчика провели расчёты, из которых не следует каких-либо отрицательных последствий этого шага «для экономики России в целом». Проблемы, по их докладам, могут возникнуть лишь «у конкретных предприятий и отраслей».

 

 Медведков даже попросил экспертов, которые подсчитали негативные последствия присоединения России к ВТО, передать их ему: «Потому что будет очень большой ошибкой, если мы принимаем решение на основе той информации, которой мы располагаем, но не учитываем какие-то другие данные, о которых мы не знаем. Это серьёзно… Если речь идёт о таких больших потерях, мы хотели бы понимать, откуда они берутся, в чём их природа, из каких обязательств они вытекают».

 

Ещё чуть-чуть

 

На следующий день после присоединения к ВТО в российской экономике мало что изменится, заявил Медведков, потому что законодательная реформа, связанная с вступлением в ВТО, была проведена ещё в 2004—2005 годах. Остаются только «точечные поправки, их не очень много». То же самое касается законодательства о Таможенном союзе, где ещё кое-что нужно доделать.

 

Что ж, в этом он прав. Основные антинародные законы, обеспечивающие разграбление страны западными транснациональными корпорациями, несмотря на всеобщее сопротивление, были продавлены Путиным во время его прошлого президентства. Поэтому зарубежные компании уже давно хозяйничают на просторах России. Но их хозяевам очень не нравится наша правоприменительная практика — тот самый чиновничий произвол и продажность судей, которые гнобят бизнес не только отечественного, но и зарубежного происхождения, если он не принадлежит их родне или друзьям.

 

А вот на следующий день после присоединения России к ВТО западным транснациональным корпорациям уже не надо будет для защиты своих интересов обращаться в российские суды. Им будет гораздо удобнее пользоваться услугами своих судов, решения которых станут обязательными для исполнения в нашей стране. И это почувствуют очень многие.

 

Кроме того, частью пакета соглашений с ВТО является соглашение по интеллектуальной собственности ТРИПС. Оно возлагает на страны-участницы обязательства по принудительному обеспечению прав интеллектуальной собственности. При этом наши переговорщики договорились, что будут действовать в соответствии с этим соглашением с даты присоединения к ВТО — без использования переходного периода.

 

Проблема здесь в том, что в 90-е, да и в последующие годы множество мошенников из-за рубежа присвоили права на разработки советских учёных, технологии и товарные знаки, которые использовались и продолжают использоваться российскими предприятиями. Речь идёт прежде всего о высокотехнологичной продукции. На следующий день после присоединения к ВТО у этих предприятий возникнет масса проблем, из которых они вряд ли смогут благополучно выпутаться. Одни только судебные издержки в западных судах их полностью разорят, а работа будет надолго заблокирована. Для примера, процесс Березовского против Абрамовича в лондонском суде обошёлся истцу в 100 миллионов фунтов стерлингов. Такой вот «нежданчик» приготовило многим нашим предприятиям правительство Путина.

 

Однако в своём выступлении Медведков, разумеется, не сказал об этом ни слова. По его словам, главные риски могут возникнуть от снижения импортных пошлин. В соответствии с условиями присоединения к ВТО ввозные пошлины примерно на половину товаров будут снижены. Но само употребление здесь слова «риски» является словоблудием. Речь идёт вовсе не о каких-то возможных рисках, а о прямом удушении отечественных товаропроизводителей.

 

Как это выборочное снижение импортных пошлин аукнется на такой отрасли, как сельскохозяйственное машиностроение, обрисовал директор Российской ассоциации производителей сельхозтехники Евгений Корчевой. Импортные пошлины на сырьё и комплектующие изделия для производства сельхозтехники (их отечественное производство разгромлено) сохранят на уровне 12—15%, а на поставку в страну готовой сельхозтехники их снизят до 0,5%.

 

И как в таких условиях нашим предприятиям конкурировать с зарубежными производителями сельхозтехники? Или как могут конкурировать наши свиноводы с коллегами из ЕЭС, если у них продукция высокодотационная? В Польше, например, 80% затрат на производство мяса компенсируется госдотациями, а господин Медведков «договорился» об обнулении импортной пошлины на ввозимую в Россию свинину.

 

«Защита Медведкова»

 

Этим конкретным обвинениям господин Медведков смог противопоставить лишь общие слова о том, что члены ВТО имеют право применять широкий набор инструментов, которые в случае, если импорт растёт и наносит ущерб отечественной промышленности, могут быть задействованы в форме дополнительных пошлин, в форме количественных и других ограничений.

 

Для этого надо «серьёзно мониторить ситуацию, оперативно реагировать на те сигналы, которые поступают от бизнеса, для того чтобы своевременно проводить соответствующие разбирательства, расследования и применять соответствующие меры, не доводя ситуацию до критической. Мы должны будем научиться этими инструментами пользоваться. Для этого нужно решить единственную проблему — это проблема, связанная с подготовкой кадров», разглагольствовал чиновник.

 

И ведь трудно не согласиться с Медведковым в том, что кадровая проблема у нас по сути единственная. Если свести в книгу, как российские чиновники, например, из Минсельхоза, «мониторят» ситуацию в подведомственной отрасли, насколько своевременны, а главное — адекватны происходящему принимаемые ими меры, ей пришлось бы дать заголовок «Как нельзя работать». А уж когда заходит речь о защите интересов России в пере-говорах с зарубежными партнёрами, то нашим чиновникам, наверное, вообще нет равных: они так и рвутся «договориться».

 

Вспомните, например, нашумевший процесс, когда концерн «Сименс» был уличён американским судом в передаче взяток российским чиновникам и приговорён за это к огромному штрафу. Тогда руководство концерна пообещало передать нашим правоохранительным органам всю информацию о том, кто из российских чиновников, когда и сколько от него получил. Но Генеральная прокуратура РФ, приложив огромные усилия, сумела-таки отбиться от получения этой информации. И все коррупционеры остались при своих кормушках.

 

Так что положение в кадровой сфере у нас очень печальное. Времени на подготовку специалистов, способных мониторить экономическую ситуацию во всех отраслях и тем более защищать интересы российского бизнеса в международных судах, требуется немало. А сроки, когда Россия должна ратифицировать соглашение с ВТО, очень жёсткие: 220 дней с момента подписания протокола. Главное же заключается в том, что этих специалистов никто на пушечный выстрел не подпустит к принятию соответствующих решений. Все вакансии уже заняты «специалистами», которые умеют и хотят «договариваться». Так что с ВТО у нас будет игра не в шахматы, а в поддавки.

 

Альтернативы

 

Как видим, единственным препятствием успешного развития нашей экономики после присоединения России к ВТО является кадровая проблема. И пока её не решим, то есть не поменяем людей у руля управления страной, ничего хорошего от присоединения к ВТО ждать не приходится.

 

Взять те же налоги. Генеральный директор Общероссийского объединения работодателей нефтяной и газовой промышленности и строительства Олег Жилин указал, что даже формирование Единого экономического пространства обостряет конкуренцию между его участниками. Так, Казахстан принял программу форсированного инновационного индустриального развития, которая предусматривает конкретные меры, обеспечивающие доступность финансирования, инфра-структуры, кадров, конкурентную налоговую систему.

 

Так, НДС в Казахстане установлен в размере 12% (в России — 18%), подоходный налог — 10% (в России — 13%), социальный налог — 11% (в России — 34%), налог на прибыль — 15% (в России — 20%). И сегодня из приграничных с Казахстаном территорий России идёт миграция сложившихся производств в эту республику. Если взять Китай, то там вообще нет такого налога, как НДС, тем более в его российском, наиболее разрушительном для экономики варианте.

 

Почему же российское руководство руками и ногами держится за столь разорительную для предприятий налоговую систему? Зачем вообще правительству понадобилось изымать из экономики страны столько финансовых ресурсов, чтобы потом «стерилизовать» многие триллионы рублей во всяких своих «заначках»?

 

Куда только не распихивают чиновники собранные со всех нас налоги! Это и Центробанк с его валютными «резервами» в полтриллиона долларов, и Резервный фонд правительства, и Фонд народного благосостояния, и Пенсионный фонд, и различные госкорпорации вроде «Внешэкономбанка», куда направляются пенсионные накопления граждан, или «Роснано», где Чубайс, несмотря на все его таланты, «не может» израсходовать хоть на какие-то полезные цели сотню миллиардов вложенных из бюджета рублей, и т.д.

 

Причина здесь одна, и о ней не раз писала «Правда». Все эти государственные «заначки» в конечном итоге служат не общественным, не народным, а чьим-то сугубо личным интересам. Поэтому никакие разумные доводы здесь не действуют.

 

 
Статья прочитана 55 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!