С.И. Штогрин: «Если государство не возьмет под контроль розничную торговлю нефтепродуктами, то китайский бензин для нашего потребителя будет стоить дешевле российского»

С.И. Штогрин: «Если государство не возьмет под контроль розничную торговлю нефтепродуктами, то китайский бензин для нашего потребителя будет стоить дешевле российского»

2012-06-14 13:45
По материалам газеты «Советская Россия». Беседовала Галина Платова

Причину бензинового парадокса в России Сергей Иванович Штогрин, депутат фракции КПРФ от Хабаровского края, видит в сговоре власти, нефтебизнеса и розничной торговли.

 

 

Почему в нефтедобывающей России стоимость бензина неумолимо ползет вверх? Мы добываем больше 500 млн тонн нефти в год (в сутки 10,3 млн баррелей), половину вывозим за рубеж, в 2011 году экспорт составил 242 млн тонн. А цена бензина в Москве уже такая же, как в США. Причину бензинового парадокса в России Сергей Иванович Штогрин, депутат фракции КПРФ от Хабаровского края, видит в сговоре власти, нефтебизнеса и розничной торговли. В интервью Галине Платовой депутат рассказал, от чего зависят цены на бензин, и спрогнозировал падение цены на нефть с неутешительными последствиями для российской экономики, особенно – для социальной сферы и жизненного уровня граждан.

 

– Из чего же складываются цены на бензин, Сергей Иванович?

– Есть две цены на бензин: экспортная и внутренняя.

Экспортные формируются на базе стоимости нефти на мировых рынках. Для бензина применяется коэффициент 1,2. Никто не продает на экспорт нефть по фиксированной цене. Все пишут формулу, главная составляющая которой – стоимость нефти плюс затраты на добычу, транспортировку, налоги. Бывают ситуации, когда экспортеры вынуждены продавать нефть, не получая даже прибыли, потому что остановить добычу нефти невозможно.

Внутренние цены формируются, исходя из затрат, налога, сезонных колебаний потребления нефти и нефтепродуктов и некоторых других факторов. Чтобы снизить влияние «других факторов», за ценами на внутреннем рынке нужен контроль. Но наша Федеральная антимонопольная служба (ФАС) контролирует только оптовые цены. На них отражаются колебания стоимости нефти на внешнем рынке. Например, в четвертом квартале кризисного 2008 года нефть подешевела до 40 и даже до 38 долларов за баррель. Оптовая цена бензина АИ-92 и 93 на заводах в декабре составляла 13 тыс. 650 руб. за тонну, в январе 2009-го – 13 тыс. 500 руб. Потом нефть снова росла в цене.

 

– А розничная цена не менялась?

– В том-то и дело. В декабре того же 2008-го розничная стоимость тонны АИ-92 замерла на 27 тыс. 148 руб. за тонну, хотя оптовая цена упала по сравнению с январем 2008-го на 7 тыс. руб. Но в рознице бензин практически не подешевел, в январе 2008-го стоил 27 тыс. 832 руб., в декабре того же года – 27 тыс. 148 руб.

 

– Почему так повела себя розничная сеть?

– Розничная сеть позволяет себе диктовать стоимость бензина на автозаправках, снимая разницу между оптовыми и ценами для народа, потому что ее контролирует не ФАС, а только вертикально интегрированные компании. И еще потому, что над розницей стоит, как правило, региональная либо муниципальная элита, которая в той или иной мере участвует в бизнесе по торговле нефтепродуктами. Доход делится… по цепочке.

Судя по данным за последние лет пять, разница между оптовой и розничной ценой в рублях за одну тонну достигает почти половины цены. В январе 2009-го розничная цена одной тонны бензина АИ-92 превышала оптовую на 12 тыс. 402 руб. На заправке бензин продавали за 25 тыс. 906 рублей за тонну.

 

– И как пресечь эту обдираловку?

– Нужен государственный контроль над розничной торговлей, где снимается доходная «маржа». КПРФ вносила такие законопроекты. Но единороссовское большинство Госдумы такого контроля не хочет.

 

– Что сейчас происходит у нас с ценами на бензин?

– На розничном рынке царят монопольные цены. Для примера возьму свой Хабаровский край. У нас два нефтеперерабатывающих завода (НПЗ), единственные, кстати, на весь Дальний Восток. Средненькие заводы, один побольше, другой поменьше. Старый, что в Хабаровске, принадлежит нефтяной компании «Альянс», второй, что в Комсомольске-на-Амуре, – «Роснефти». В Хабаровск нефть завозится цистернами по железной дороге, в Комсомольск-на-Амуре доставляется по нефтепроводу с Сахалина. Себестоимость нефти, идущей по трубопроводу, в 10 раз дешевле, чем привозимой по железной дороге.

Но на цене бензина эти различия никак не отражаются. Минимальная цена ходового АИ-92 и в Хабаровске, и в Комсомольске – 28 руб. за литр. В зависимости от места расположения заправки доходит до 29 руб. с копейками…

 

– Как достигается такое ценовое «единодушие»?

– Здесь налицо просто сговор. Не хотелось бы обвинять… Но другого объяснения нет тому, что заправки «Альянса» в обоих городах установили одинаковые цены, хотя себестоимость бензина в Комсомольске значительно ниже, чем в Хабаровске. На обращения в контролирующие органы, потребнадзоры с просьбой разобраться с ценовым диктатом дается один ответ: это рынок, все нормально… В нашей столице бензин стоит уже как в Америке. Скоро догоним Европу. Там 1 евро стоит литр бензина. У нас – 1 доллар. Еще немножко доллар подрастет, и бензин у нас будет стоить как в Европе.

 

– А что ждать в перспективе?

– Если государство не возьмет под контроль розничную торговлю нефтепродуктами, на чем настаивает КПРФ, то, с учетом падения курса рубля по отношению к доллару, вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), что обещает нам скачок цен на горючее, китайский бензин для нашего потребителя будет стоить дешевле, чем российский. И может вернуться ситуация середины 90-х годов, когда на севере страны у нас заправлялись менее дорогим финским бензином, а во Владивостоке – корейским.

 

– Откуда ж у корейцев нефть?

– Со всего мира, в том числе и от нас. У нас купили, переработали, нам же привезли и продали…

 

– А какого качества этот бензин?

– У всех – корейцев, американцев, европейцев – бензин более высокого качества, чем наш. У них глубокая переработка нефти, больший выход бензина, и стоимость его получается ниже.

Они покупают наш бензин АИ-92, но не для того, чтобы заливать в баки, а чтобы переработать еще раз, получить качественный бензин и продать его покупателю по выгодной для себя цене.

 

– Помнится, года два назад Путин разбирался с нефтепереработчиками, говорил о получении высококачественного бензина евро-4…

– Чтобы перевести НПЗ на евро-4, требуются большие финансовые затраты, да и заниматься этим надо плотно. Но поскольку выгодно продавать за рубеж даже низкокачественный бензин для последующей переработки, то зачем нефтяникам утруждаться, они просто тесно работают с нашим правительством. Бизнес с властью находят общий язык.

 

– Где же тут развитие экономики и рост благосостояния народа?

– Это – дикий госкапитализм. Правящая элита использует государственные рычаги в интересах узкой группы людей, чиновников, спаявшихся с капиталистами. У них общие интересы, которые заключаются в том, чтобы получить как можно больше прибыли для себя. А что населению делать, как жить пенсионерам, – их это не волнует... Мы, коммунисты, конечно, не молчим. В Госдуме выступали и будем выступать с протестными заявлениями… Но народ молча покупает дорогой бензин… А на осень у меня свои прогнозы по цене на сырую нефть и на нефтепродукты.

 

– И сколько, по-вашему, будет стоить нефть?

– Думаю, она упадет до 60-40 долларов за баррель.

 

– На чем вы строите свой прогноз?

– На закономерностях скачков цены на нефть.

С 1861 года в России, да и в мире, начали отслеживать этот процесс. Выявилась определенная цикличность. С 1862 по 1872 годы нефть дорожала, потом резко, в два раза, подешевела, и только через 100 лет, к 1973 году, ее стоимость вернулась к исходной позиции. С 1985 по 1998 годы цена то поднималась, то падала, а с 1999 нефть главным образом дорожала. И у нашего правительства сложилась уверенность, что так будет всегда.

Однако, изучив ценовые колебания на нефть в предыдущие периоды, учитывая ускорившиеся в последние десятилетия жизненные процессы, приходишь к выводу, что в 2012–2013 годы заканчивается цикл дорогой нефти. И надежды российского правительства, президента на то, что нефть будет стоить всегда дорого, – абсолютно тщетны.

 

– Чем это чревато для страны?

– Прежде всего весьма дефицитным бюджетом. Под выборы раздавалось много обещаний, реально мы видим растущие цены, тарифы... Ожидая недовольство общества, президент в качестве превентивной меры подписал закон, запрещающий митинги. Перед выборами он это сделал. А что будет потом – решит сам народ.

 
Статья прочитана 51 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!