Какие дамы окружали экс-министра обороны

Какие дамы окружали экс-министра обороны

2012-12-14 09:03
Татьяна Зверинцева, "Лента.ру"

13 декабря источники в следствии заявили, что по делу "Оборонсервиса" "приняты определенные политические решения", в связи с чем итоги расследования поставлены под вопрос, сообщает "Лента.ру". Ранее СМИ стало известно, что экс-министру Анатолию Сердюкову преследование не грозит. А отец главной фигурантки опроверг информацию о ее связи с Сердюковым - якобы у нее есть другой возлюбленный, "молодой миллионер".

Дело о продаже имущества Минобороны через холдинг "Оборонсервис" было возбуждено в октябре 2012 года. По версии следствия, холдинг, созданный в 2008 году, продавал "непрофильные активы" (землю и недвижимость) по существенно заниженным ценам. Участки на морском побережье, особняки в центре Москвы, огромные здания складов и институтов - сумму ущерба сначала оценивали в три миллиарда рублей, затем почти в семь миллиардов. Однако по сути это оказалось неважным - фигурантам дела предъявили лишь по два-три эпизода из 15, то есть им придется ответить за утрату лишь небольшой части денег. Все прочее останется на совести "неустановленных лиц".

Обвинения предъявлены супружеской паре Екатерине Сметановой и Максиму Закутайло, их бывшей однокурснице по юрфаку СПбГУ Евгении Васильевой, а также уроженцу Мордовии Дмитрию Митяеву, которого называют помощником Сметановой. Васильева находится под домашним арестом, а остальные трое фигурантов - в изоляторе.

Легко заметить, что мужчины в этом деле выполняют роль статистов, основные же события разворачиваются вокруг двух дам. Митяев лишь однажды неудачно попытался выйти на первый план - его мать заявила, что сыну, который к тому же заключил сделку со следствием, опасно находиться в СИЗО из-за пролапса митрального клапана. Однако повод для жалобы был выбран не очень удачно: большинству таких больных специального лечения не требуется. После этого внимание общественности снова сосредоточилось на Васильевой и Сметановой.

 

Евгения Васильева

Васильева родилась в Санкт-Петербурге в 1979 году. Ее отец Николай Васильев в ту пору являлся аспирантом ЛТИ имени Ленсовета. В 1985 году он стал начальником отдела НИИ ПО "Севкабель", а в 1995-м возглавил ЗАО "Севкабель-Оптик". Кроме того, Васильев вошел в состав совета директоров петербургского ОАО "Автотранспортная компания 32", приватизированного в 1993 году.

В 2001 году Васильев получил должность председателя совета директоров ЗАО "Пластком" и одновременно стал гендиректором ЗАО "Оптические кабели связи 01". Он любит похвастаться тем, что "Пластком" (производит трубы) и "ОКС 01" (производит кабели) - успешные, "хайтековские" заводы. "Построены они на пустом месте. Не приватизированы. С нуля", - подчеркивает бизнесмен. При этом он скромно умалчивает о судьбе "Севкабеля", который в 2011 году обанкротился, накопив задолженность в размере 13 миллиардов рублей.

Сама Васильева в конце 1990-х годов поступила на юрфак СПбГУ, где как раз получали второе высшее образование бизнесмен Анатолий Сердюков и дочь чиновника Виктора Зубкова Юлия. Вскоре Сердюков и Зубкова поженились, и впоследствии бизнесмен сделал карьеру в области госуправления - в 2007 году его назначили министром обороны.

В 2001 году Васильева, окончив вуз, возглавила небольшую риэлторскую фирму, где кроме нее числились всего два сотрудника. В 2006 году она переехала в Москву и пять месяцев проработала в строительно-инвестиционной компании "СХолдинг", которую возглавлял Алексей Шепель, одновременно занимавший пост руководителя управления градостроительных программ департамента градостроительной политики и развития Москвы.

В 2007 году Васильева отправилась на международную выставку недвижимости MIPIM в Каннах, где исполняла обязанности переводчика при тогдашнем первом заместителе мэра Москвы Владимире Ресине. Переводчица так понравилась чиновнику, что он предложил ей пост советника. Васильева некоторое время занимала эту должность, но затем вернулась в Петербург и возглавила городской филиал девелоперской компании "СУ-155". Кроме этого, она стала главой ООО "Балтикстрой", принадлежащего бизнесмену Александру Усову. Этот бизнесмен являлся давним деловым партнером Валерия Пузикова - мужа сестры Сердюкова Галины Пузиковой.

 В 2009 году Васильева решила снова переехать в Москву, в связи с чем купила квартиру в элитном доме в Молочном переулке. На доме висит табличка с цифрой шесть, но формально он записан под другим номером, и документы на жильцов хранятся не в обычном ЕИРЦ "Хамовники", а в собственном ТСЖ. Здание тщательно охраняется, с персонала взяты подписки о неразглашении. По одним данным, деньги на роскошную недвижимость Васильевой дал отец, по другим данным - в "СУ-155" она зарабатывала достаточно для такой покупки. Так или иначе, она стала хозяйкой одной из десяти квартир, другие три квартиры в том же доме купила Галина Пузикова. Васильева держала в квартире большое количество ювелирных украшений (отец объясняет это то намерением открыть ювелирный магазин, то выгодностью вложения). На стенах комнат висели подлинники полотен классиков, состоящие на балансе в Культурном центре Российской армии.

После переезда Васильева вошла в состав совета директоров "Оборонсервиса", а также стала начальником имущественного департамента Минобороны. В сентябре 2011 года ее перевели на другую должность в военном ведомстве (на какую именно, не уточняется), а в январе 2012-го она покинула и министерство, и "Оборонсервис".

Отец Васильевой утверждает, что был против связей дочери с властью. По словам предпринимателя, он не любит чиновников, а любит бизнесменов - в 2011 году он говорил об этом в интервью журналу "Конкуренция и рынок". Однако Васильев умалчивает, что сам этот журнал принадлежит Федеральной антимонопольной службе, а интервью восхваляет предпринимательство весьма слащаво, но ничуть не оппозиционно.

Многие источники утверждали, что Васильева состояла в любовной связи с Сердюковым. Министр якобы даже проживал с нею по соседству в Молочном переулке (вероятно, в одной из квартир сестры). "Аналитики" быстро пришли к выводу, что именно из-за связи Сердюкова с Васильевой Юлия Зубкова весной 2012 года подала на развод. А распад брака, в свою очередь, якобы привел к возбуждению дела "Оборонсервиса".

Васильев связь дочери с министром категорически отрицает. По его словам, у Васильевой есть другой возлюбленный, но его личность он не раскроет. "Фамилии не надо. Но мои друзья все знают, кто это и что это. Тоже, кстати говоря, миллионер. (...) Молодой, очень подающий надежды. Молодец. Я его очень люблю", - похвастался бизнесмен.

 

Екатерина Сметанова

Со Сметановой дело обстоит гораздо проще. Она никак не была связана с Сердюковым, но зато с институтских времен оставалась близкой подругой Васильевой. Все эти годы Сметанова была "на подхвате" у подруги - сначала возглавляла компании, из которых та уходила, затем стала главой фирмы "Эксперт", оценивавшей имущество для сделок "Оборонсервиса" (позднее компания была переименована в "Миру", и ее возглавил Митяев). Сметанова и Закутайло не переезжали в Москву, они жили в Петербурге и воспитывали двоих детей, которым сейчас 11 и 12 лет. Закутайло, кстати, тоже оказался "на подхвате" - в какой-то момент его уговорили оставить адвокатуру и стать начальником военного склада (к этому складу была приписана часть имущества, впоследствии ставшего объектом махинаций). При этом Сметанова, видимо, оставалась с Васильевой на короткой ноге: они вместе присутствовали на праздниках в шикарных ресторанах, летали на шоппинг в Париж (при этом Сметанову оформляли как сотрудницу Минобороны).

Когда в конце октября 2012 года Сметанова и Закутайло услышали о возбуждении дела "Оборонсервиса" и о масштабном обыске в квартире Васильевой в Молочном переулке, супруги немедленно добровольно приехали в Москву, рассчитывая дать показания на Васильеву и по возможности избежать привлечения в качестве соучастников. Но вышло ровно наоборот: Сметанова и Закутайло были помещены под арест, а Васильева еще долго оставалась на свободе. Сначала ходили слухи, что она покинула страну, затем было объявлено, что она перенесла операцию и лежит в больнице.

Сметанова с самого начала активно сотрудничала со следствием, давая показания на подругу. Она рассчитывала заключить сделку со следствием и добиться освобождения из-под ареста. Но перед ней встали сразу два препятствия. Во-первых, сделка невозможна без признания собственной вины - а этого Сметанова всеми силами пыталась избежать. Во-вторых - она не смогла рассказать следователям чего-то по-настоящему нового. Как она сама утверждает, в квартире в Молочном переулке велась прослушка, поэтому следователи знали о жизни Васильевой куда больше нее.

 

"Жестокие пытки" и "голодная смерть"

Задержали Васильеву 23 ноября. Однако в камере ее не оставили - в тот же день Хамовнический суд избрал ей меру пресечения в виде домашнего ареста. Васильева отправилась в Молочный переулок без права пользоваться средствами связи и общаться с кем-либо, кроме адвоката.

После этого аналитики некоторое время всерьез обсуждали возможность преследования Сердюкова. Но 10 декабря в распоряжение агентства "Росбалт" попали документы следствия, которые очень разочаровали журналистов. Оказалось, что фамилия "Сердюков" в материалах дела вообще не упоминается. Там фигурирует лишь анонимный "министр обороны", которого Васильева якобы "вводила в заблуждение". После этого стало ясно, что ожидать громкого процесса над бывшим министром не приходится.

А 12 декабря по делу "Оборонсервиса" был нанесен двойной удар. Во-первых, Сметанова, которую все-таки уговорили признать вину, наконец заключила сделку со следствием. Теперь она имеет право добиваться отмены ареста и вполне может в этом преуспеть. В тот же день в Мосгорсуде прошло заседание, посвященное обжалованию домашнего ареста Васильевой. Адвокат Ольга Козырева в своем ходатайстве приравняла условия ареста к "жестоким пыткам", создающим "угрозу для жизни и здоровья". Адвокат Александр Гофштейн (к моменту рассмотрения ходатайства Васильева сменила защитника) недоумевал в суде: "Как православная христианка Васильева будет обходиться без исповеди?" Кроме того, оба адвоката выразили опасение, что запрет на походы по магазинам подвергает Васильеву риску голодной смерти. Когда Гофштейна спросили, почему он сам не может купить подзащитной продукты, он ответил, что ничего в этом не понимает и не занимается этим даже у себя дома. По мнению адвокатов, Васильевой необходима помощница по хозяйству.

 Одновременно издание Life News добыло постановление о домашнем аресте, из которого следовало, что Васильева просила разрешить ей проживать совместно с Сердюковым в доме 67 по улице Косыгина.

Это здание еще более загадочно, чем дом в Молочном переулке. Особняк расположен среди зеленых насаждений за глухим забором, у которого постоянно дежурит наряд полиции. В прошлом здание принадлежало Мосфильму, а затем было переведено на баланс правительства Москвы - но в правительстве Москвы об этом ничего не знают. Аналитики пришли к выводу, что именно это и есть настоящий дом Сердюкова, а квартирой в Молочном переулке он если и пользовался, то лишь изредка. СМИ отмечают, что на улице Косыгина много таких странных зданий, хорошо охраняемых как от физического вторжения, так и от раскрытия информации о собственниках. Возможно, в каждом из них располагается резиденция того или иного высокопоставленного чиновника.

Впрочем, Гофштейн информацию о просьбе Васильевой опроверг (правда, весьма осторожно и обтекаемо). Некоторым журналистам он сказал: "Я не участвовал в прошлом судебном заседании, и в Хамовническом суде меня не было. Но могу сказать, что в просьбах, адресованных к Мосгорсуду, таких пожеланий не поступало ни от самой Васильевой, ни от ее защиты". Другим он просто сообщил, что не может вмешиваться в личную жизнь подзащитной.

В итоге Мосгорсуд частично удовлетворил жалобу на домашний арест, сделав условия жизни Васильевой совсем мягкими. Теперь она имеет право общаться с кем угодно, кроме фигурантов дела - как лично, так и по телефону. Более того, обвиняемой разрешили покидать квартиру, уведомив об этом следователя. По информации СМИ, Васильева уже успела воспользоваться ситуацией. 13 декабря источники, близкие к охране дома в Молочном переулке, заявили, что обвиняемую посетил Сердюков.

Сможет ли общение Васильевой и экс-министра повредить расследованию? Теоретически она может попросить его уничтожить улики или получить от него какую-то информацию, с помощью которой обманет следствие. Более того, сейчас Васильевой ничто не мешает общаться, например, с некими Кадачиговой и Егорьевой. Фигурантками дела они не являются. Однако прокурор заявлял в суде, что эти женщины пытались уничтожить документы, важные для следствия (возможно, "Егорьева" - это оговорка, а на самом деле имелась в виду Людмила Егорина, которая была исполняющей обязанности гендиректора "Оборонсервиса" и руководителем ОАО "Главное управление обустройства войск").

13 декабря источник в оперативно-следственной группе прямо и откровенно сообщил газете "Коммерсантъ", что по делу "приняты определенные политические решения" и ожидать громких результатов расследования больше не стоит.

Эксперты, которые все еще лелеют надежду на "показательный процесс", рассуждают, что дело может развиваться не "вверх", а "вширь". Привлечь к ответственности могут, в частности, преемницу Васильевой на посту главы департамента имущественных отношений Минобороны Олесю Подгорную - выяснилось, что она санкционировала продажу по заниженной цене земельного участка в Абакане. Уголовное преследование также грозит Егориной: по информации следствия, она по заниженной стоимости продала компании "Гранит-Кузнечное" фирму "436 КНИ", бесплатно передала этой компании лицензию на право пользования недрами, а также занизила цену зданий ГУОВ в Большом Предтеченском переулке Москвы. Более того, некоторые побочные дела уже возбуждены. В частности, фигурантом дела стал глава фирмы "Славянка" Александр Елькин. Его называют другом Сердюкова, "Славянка" входила в состав "Оборонсервиса". Елькина арестовали вместе с бухгалтером Юлией Ротановой. Кроме того, о мелких делах мелких военных чиновников сообщается чуть ли не ежедневно; правда, не совсем понятно, почему: то ли возбуждать дела действительно стали чаще, то ли журналисты стали обращать на эту тему больше внимания.

Тем временем новый руководитель департамента имущественных отношений Минобороны Дмитрий Куракин заявил о намерении навести порядок в сфере управления военным имуществом. "Большинство наших сотрудников - высокопрофессиональные и дисциплинированные люди. Судить о большом коллективе по одному бросившему на него тень человеку не стоит", - подчеркнул чиновник. "Но создавать департаменту новую репутацию, конечно, придется. Как и обновлять его кадры. Произойдет это не за день и не за два", - заявил он. В довершение всего Куракин признался, что не в силах полностью исключить возможность коррупции и мошенничества, пообещав лишь "значительно снизить коррупционную составляющую".

 

 
Статья прочитана 65 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!