Все, что творится с международным усыновлением, творится с ведома государства

2013-01-31 07:26
Альберт Лиханов

Писатель и академик РАО, создатель и руководитель Российского детского фонда, президент Международной ассоциации детских фондов, директор НИИ детства Альберт ЛИХАНОВ считает, что нарушения в устройстве наших ребят на Западе — результат закрытости процесса и коррумпированности отечественных чиновников, участвующих в этом процессе.

— Все, что творится в России с международным усыновлением, творится с ведома государства, законодательно учреждено именно им, а, значит, и все  нарушения тоже входят в зону его ответственности.

Сейчас идет шум-базар о том, что американцы виноваты в том, что наши дети страдают.

Но порядок международного усыновления определен законодательно. Международное усыновление осуществляют агентства, аккредитованные при Министерстве образования РФ. Там же, в Министерстве образования, существует созданный государством банк данных на детей-сирот и детей, лишенных родительского попечения, которые подлежат международному усыновлению. Прежде чем передать данные на ребенка в этот банк, от него должны трижды отказаться российские усыновители. Выбрав ребенка в банке, иностранцы, получив согласие наших структур, приезжают в сиротское учреждение, чтобы получить благословение его директора и познакомиться с ребенком, после 10 лет – получив его согласие. Дальше усыновители обращаются в российский суд, который рассматривает дело и принимает решение.

То есть все, что касается усыновления, находится под контролем государства. И не просто под контролем государства, а в его руках. Кто дал согласие, чтобы 50 тысяч детей были отправлены в США? Вот эти государственные структуры. Почему не возбуждено хоть одно дело по нарушению закона международного усыновления? Покажите нам этих мерзавцев, пусть их хотя бы устыдят. Но мы такого не знаем. Похоже, все законы соблюдались.  Из 50 тысяч усыновлений в США,  мы знаем, 19 криминальных. Но кого мы сейчас виним? Разве это не обязанность наших органов проверить, кому отдают ребенка, может, эти люди психически неполноценные – ссылаются  и на такие случаи.   А если судья заинтересован, так сказать, простимулирован агентством, которое организует весь цикл усыновления? Пусть бы наши структуры, в чьей сфере ответственности это находится, проверили потщательнее, какие незаконные «щели» существуют в цикле дела сугубо государственного. Я вижу немало таких «щелей», в которые «дует».

Некоторые представители власти сейчас почему-то манипулируют тем, что в 2010 году среди детей, которых взяли американцы (всего 1016 человек) только 44 инвалида. Опять же, почему этот вопрос задается «в зрительный зал»? А где были вы? Ответ прост: «Да нас тут не стояло». Короче, говорящие головы работали в других местах, и за то, что было до них, не отвечают. Так, что ли? Так вот справочка для несведущих: в 2011 году граждане США усыновили 956 детей, из них 89 инвалидов, 2009 — 1432 и 81, в 2008 – 1773 и 97… Но давайте копнем глубже. Оказывается, в 2004 году – а это был пик международного усыновления! —  Россия «отдала» за границу 9419 детей. И эта цифра сильно превзошла число детей, усыновленных в тот год гражданами России: 6913. Американцы взяли к себе 62 процента из всех усыновленных за рубежом детей, и при этом из всех усыновленных инвалидов они приняли 48 процентов. Одна неясность, не указываемая опять же властями, – абсолютный показатель, просто цифра увезенных инвалидов. На мой взгляд, она значительна.

Ведь банк данных создавался после очередного всплеска заботы о детях-сиротах, уезжающих за границу. Этот банк тоже подконтролен Министерству образования. Вот тогда и было прописано, что в первую очередь подлежат усыновлению дети-инвалиды и дети, которые не могут получить медицинскую помощь такого уровня, какую им обеспечат за границей. Сначала, действительно, детей-инвалидов отдавали активно. Потом стали искать «щели». И, пожалуй, нашли. Это дело смутное. Есть типы инвалидности, кроме явных, которые можно скрыть, а есть случаи, которые можно выпятить.

Я не хочу быть проамериканским штурмовиком, я ни в коем случае не выйду на болотные и прочие площади, но я за то чтобы навести порядок в тех сферах, за которые полностью отвечает государство. Дети-сироты – это государственные дети, во многих смыслах -казенные, значит, спрос за них с государства. А оно на один удар рапиры отвечает другим – манипулирует казенными детьми.

С точки зрения патриотической — конечно, стыдно, что Россия раздает своих детей. Но я задаю себе вопрос: что выше — патриотизм или жалость? И выбираю жалость. Если вы не можете помочь ребенку, а кто-то предлагает его взять и выходить, не нужно закрывать эти ворота. Закон об усыновлении не стоило принимать, столь политизируя повод для его принятия.

Извините за нескромность и добрую память, но по моим личным письмам властям дважды – 1985 и 1987 годах принимались высшие решения государства в пользу детей-сирот всего СССР. Все, что там было записано, посвящалось улучшению положения детей, попавших в такое положение.

Все старые льготы были подтверждены и укреплены, а прибавка государственных вложений, в том числе измеряемая не только деньгами, но и ответственностью государственных ведомств, была максимальной. Уже многие годы я не могу пробиться ни на один серьезный уровень ни в Правительстве, ни в Администрации Президента. А когда-то с основными предложениями выступал на Президиуме Правительства и даже на Политбюро. При этом знаний и опыта у меня было гораздо меньше, чем сейчас, 25 лет спустя.

Еще и еще раз говорю: прежде всего, надо спросить за происходящее с тех госструктур, которые ответственны перед детьми по закону. Без всякого самопиара.

Например, Уполномоченный по правам ребенка Павел АСТАХОВ выдвинул проект «Россия без сирот». Россия никогда не будет без сирот! Мы все устали от благих намерений, пусть хотя бы прочитают нынешние инициаторы мою повесть с таким названием, напечатанную еще в 1980 году. Да, времени прошло много, воды утекло – океаны, да вот природа-то человеческая, увы, меняется куда медленнее, чем можно прогнозировать. А часто и ухудшается в зависимости от бытия. Потому что у нас слишком большое, неустойчивое государство, слишком неустойчивая экономика. Покончено и с равенством граждан, рожающих детей, ненравственная, непрофессиональная, социально неадаптированная, несчастная, неустроенная часть общества будет и впредь тиражировать себе подобных. Раздать детей по приемным семьям – лишь один из вариантов, но ведь при этом дети не лишаются статуса сирот и детей, лишенных родительского попечения. Приемные родители не имеют социального пакета, они просто договорники, берут детей на подряд – но ведь дети не поросята.

Детский фонд создал аж 25 лет назад систему, поддержанную, между прочим, государством – семейные детские дома. Тогда семья брала сразу пятерых ребятишек, но мама тотчас становилась государственной служащей с соцпактом, по должности – старший воспитатель государственного интернатного учреждения. Результат – превосходный прежде всего в смысле качества. В России было 368 семейных детских домов, там выросло 4073 ребенка, и только у 21 из них впоследствии возникли проблемы. Остальные получили высшее, профессиональное, иное образование, выросли, женились, вышли замуж, а, главное — не потеряли спасшую их семью. Часть детей усыновлена. Но все – состоялись. Какая была нужда Минобразования и Правительству в 1996 году ликвидировать эту систему? На мой взгляд, только одна – ослабить связи ответственного родительства с государством, освободить себя от лишних «работников» и сэкономить. Но в некоторых других бывших союзных республиках систему признали правильной. В Белоруссии власть, не отталкивая Детский фонд, напротив, всячески поддержала идею. У Фонда 42 собственных коттеджа, где живут родители с 10 сиротами в каждой семье. Дети воспитываются более чем благополучно! Украинские власти учредили  647 семейных детских домов. В Грузии их 17, по нашим сведениям, а будет 70 с небольшим, и вот там все дети, видимо, кроме тяжелых инвалидов, выйдут в семьи из госучреждений. Но надо главное не забыть — ответственность государства перед родителями – воспитателями, дав им то, на что имеет право каждый работник казенного сиротского заведения. При госрасходах на детей, естественно.

По нашим данным, в последние годы в России 100 тысяч детей раздали в приемные семьи. Из них 30 тысяч вернули в казенное учреждение. Не надо соблазнять людей деньгами. Сегодня в Москве ежемесячные выплаты приемной семье около 30 тысяч — соблазн есть. Самое быстрое решение – взять ребенка «за деньги», а самое быстрое обратное решение: хрен с ними, с деньгами, я с этим не справлюсь. Мы страна порыва — у нас очень часто эмоциональное начало превалирует над разумным. Не случайно Российский Детский фонд предлагал принимать в семью не менее пяти детей – люди должны понимать, что делают очень серьезный шаг, где деньги не главное.

В  России, к сожалению, появилась установка закрывать детские дома. Детские дома закрывают, а здания, где они находились, чаще всего продают. Оставшиеся уплотняют, но об этом никто не говорит. Государственные детские дома должны оставаться — максимально квалифицированные и точки зрения медицины, и с точки зрения обстановки. Есть дети, которых невозможно усыновить или передать в опеку и попечительство, — связано это с психиатрией, генетикой, другими отклонениями. А некоторые ребята, вырастая, уже сами не хотят идти под чье-то крыло. Это тонкий срез, очень сложная проблема. К тому же появился новый термин – разусыновление. Ну как можно играть такими вещами?!

В государственных учреждениях остаются десятки тысяч детей. И если когда-то для них это было гарантией устройства в жизни, то теперь разрушены все связи. Раньше государство за этого человечка отвечало: ребята поступали вне конкурса в вуз, техникум, были ПТУ, детям платили стипендию, давали общежитие, они распределялись по специальности, получали жилье. Главное – не чувствовали себя брошенными. Сирота в вузе и сейчас имеет много преимуществ. Но – посмотрите как наш закон опять жонглирует! Правило внеконкурсного приема в вуз у нас на глазах отменено. Только что! В те самые дни, когда катится по стране, не утихая, скандал о международном усыновлении. Или одна рука не знает, что творит другая, или нас всех просто без стеснения дурят. Льготу для сирот при поступлении в вуз оставили смехотворную: внеконкурсное зачисление на подготовительные курсы в вуз. А ведь это полное и прямое признание несостоятельности власти, не способной, выходит, дотащить до высшей школы детей-сирот. Неужели и в самом деле это прощание со всяким гуманизмом?

И чего тогда стоят указы и постановления, где речь идет, например, о «городах, доброжелательных к детям»?

А как у нас с государством, доброжелательным к детям? Где оно?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Финансовый спекулянт с протухшей историей улучшит имидж России

Чт Янв 31 , 2013
2013-01-31 07:26 Альберт Лиханов Писатель и академик РАО, создатель и руководитель Российского детского фонда, президент Международной ассоциации детских фондов, директор НИИ детства Альберт ЛИХАНОВ считает, что нарушения в устройстве наших ребят на Западе — результат закрытости процесса и коррумпированности отечественных чиновников, участвующих в этом процессе. — Все, что творится в […]

Рубрики