Рейтинг@Mail.ru

Газета «Правда». Подлог вместо Основного Закона

bb1606_etoИсполняется двадцать лет с момента «принятия» ныне действующей Конституции Российской Федерации.

По страницам газеты «Правда». Юрий Воронин, президент Ассоциации депутатов России, доктор экономических наук
2013-12-12 17:31

Юбилей отмечается серией мероприятий — рядом научно-практических конференций, «круглых столов», велеречивых публикаций в СМИ… Так, нынешний руководитель аппарата Счётной палаты С. Шахрай особо подчёркивает, что российская Конституция стала в своё время инструментом «принуждения к общественному согласию» и сегодня остаётся гарантом стабильного развития страны, «имеет огромный потенциал даже при существующих недостатках». Но о главном недостатке действующей Конституции — её политико-юридической нелегитимности (то есть незаконности) — её трубадуры упорно умалчивают.

Двадцать лет политические процессы в Российской Федерации протекают в «конституционном поле», навязанном стране участниками государственного переворота сентября—октября 1993 года во главе с гражданином Б. Ельциным. Хронология «принятия» «ельцинской» Конституции — летопись произвола и беззакония, фальсификации и манипулирования, активным участником и проводником которых был С. Шахрай. Поэтому он вынужден «гордиться живой и самореализующейся» «ельцинской» Конституцией. В противном случае его ждут соответствующие статьи УК.

Б. Ельцину для закрепления результатов государственного переворота нужна была некая правовая база, которая могла бы считаться основой функционирования государства. Правление «сильного президента», наделённого неограниченными полномочиями, нужно было закамуфлировать конституционным документом, который к тому же был призван оправдать трагедию сентября—октября 1993 года.

Согласно действовавшему на тот период законодательству, принятие новой Конституции Российской Федерации могло быть осуществлено только на всероссийском референдуме, причём в полном соответствии с Федеральным законом «О референдуме РСФСР», который даже по «ельцинскому» законодательству утратил силу лишь в 1995 году. А в соответствии со статьёй 35 закона «О референдуме РСФСР» при проведении референдума «по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции РСФСР решения считаются принятыми, если за них проголосовало больше половины граждан РСФСР, внесённых в списки для участия в референдуме». При этом референдум мог быть назначен лишь Съездом народных депутатов или Верховным Советом РФ.

Тут и понадобилась очередная «загогулина» Б. Ельцина, подготовленная ему придворными юристами и помощниками С. Алексеевым, А. Собчаком, С. Шахраем, Ю. Батуриным. Ею стали специальные «одноразовые» правила голосования. Нарушая закон «О референдуме РСФСР», Б. Ельцин 15 октября 1993 года подписывает указ о так называемом всенародном голосовании по проекту Конституции РФ. Вопреки закону «О референдуме РСФСР» утверждается «Положение о всенародном голосовании по проекту Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года». Согласно ему, новая Конституция считалась одобренной, если за её принятие проголосовало большинство избирателей, принявших участие в голосовании. Термин «всенародное голосование», а не «референдум» был использован для того, чтобы обойти действовавший закон «О референдуме РСФСР». В нём – подчеркнём это ещё раз — 9-й статьёй предусматривалось, что референдум может быть назначен лишь Съездом народных депутатов, или Верховным Советом РФ, или проводится по инициативе самих граждан.

Ельцинское «Положение о всенародном голосовании...» гласило, что «на всенародное голосование выносится проект Конституции Российской Федерации, представленный президентом Российской Федерации». Это означало, что никто не может представить другой проект Конституции, и свидетельствовало, кто в России считает себя «хозяином». Между тем к тому времени уже существовал проект Конституции РФ, подготовленный Конституционной комиссией Съезда народных депутатов России. Кстати, её председателем Съезд утвердил самого Б. Ельцина, а ответственным секретарём — депутата О. Румянцева. Текст Конституционной комиссии к тому времени уже был одобрен Съездом народных депутатов. Однако он никак не удовлетворял личные властные амбиции Б. Ельцина.

В ГОЛОСОВАНИИ за новую «демократическую» Конституцию приняли участие 58187775 избирателей, или 54,8 процента от общего числа внесённых в списки активных избирателей. За проект Конституции проголосовали 32,9 миллиона, против — 23,4 миллиона. Если считать по ельцинскому «Положению о всенародном голосовании...», то «за» проголосовали 56,6 процента от количества выданных бюллетеней. Если же вести подсчёт по никем тогда формально не отменённому закону «О референдуме РСФСР», то проект Конституции одобрили лишь 30,9 процента активных избирателей, а высказались против него 22,0 процента активных избирателей.

В 14 регионах голосование за новую Конституцию вообще не состоялось. В Республике Татарстан, например, насчитывалось 2638575 человек, внесённых в списки избирателей. В голосовании же приняли участие 367088 человек, или 13,9 процента избирателей.

В выводах экспертной группы при администрации президента (!), возглавляемой Андреем Собяниным, масштабные фальсификации фактически были подтверждены. В частности, указывалось, что в голосовании за Конституцию РФ на самом деле принимали участие не более 46 процентов от списочного состава избирателей. То есть «за» новой Конституции сказали значительно меньше половины зарегистрированных избирателей. В этих выводах признавалось, что Конституция не получила поддержки более половины субъектов Российской Федерации. Это означает, что якобы «одобренная» тогда и действующая поныне Конституция является нелегитимной, не имеет юридической силы! Поэтому все разглагольствования нынешних либералов о «неприкосновенности» и «святости» в действительности «незаконнорождённой» Конституции ничего, кроме ироничной усмешки, у нормального человека вызвать не могут.

Не следует забывать и то, что якобы всенародно «принятая» «ельцинская» Конституция почему-то не является Основным Законом, нормативно-правовым актом высшей юридической силы, как это считается в мировой практике. Название — Конституция — есть, а юридическое содержание полностью отсутствует.

ОТСЮДА ВЫТЕКАЕТ важный политический вывод. Записанное во втором разделе «ельцинской» Конституции утверждение: «Одновременно прекращается действие Конституции (Основного Закона) Российской Федерации— России, принятой 12 апреля 1978 года» с юридической точки зрения — чистой воды фикция. Конституция без статуса Основного Закона не может отменить Конституцию со статусом. Неужели этого не знали юридические «мудрецы» С. Алексеев, Ю. Батурин, А. Собчак, С. Шахрай? Или они действовали по принципу: был бы заказ, а юристы постараются. С. Шахрай до сих пор «доказывает» новизну и актуальность «ельцинской» Конституции. На лекции в Госдуме 17 апреля 2013 года он утверждал, будто базовые ценности Конституции-93 «признаются коммунистами, либералами» и всеми силами независимо от политических пристрастий.

Не верю, что пособники-юристы не понимали, что их действия подпадали под статьи действовавшего в тот период УК РСФСР, являясь «особо опасными государственными преступлениями», и подлежали судебному преследованию. Не верю, что они до сих пор не понимают, что с их помощью, с их «юридического» согласия государство «Российская Федерация» со всеми его ветвями власти и законами — фиктивное, незаконное образование, что по всем международным правовым нормам в стране продолжают действовать Конституция (Основной Закон) РСФСР и законы, которые никто не отменял. А ведь эти горе-юристы продолжают учить студентов — будущее нашей страны!

Многих ещё больше удивили масштабы фальсификаций на «новых выборах по рецепту гражданина Ельцина» 12 декабря 1993 года. Экспертная группа А. Собянина, действовавшая при администрации президента, так оценила их: «В целом по России, как мы полагаем, на президентских выборах 1991 г. было сфальсифицировано не менее 4 — 4,5 млн. голосов (более 5—6 процентов от общего числа избирателей, официально считавшихся проголосовавшими), на референдуме 25 апреля 1993 г. было сфальсифицировано, по нашим оценкам, от 7 до 8 млн. голосов (10—12 процентов от общего числа проголосовавших), а на референдуме и выборах 12 декабря 1993 г. — не менее 9—11 млн. голосов (не менее 16—20 процентов от общего числа избирателей, принявших участие в голосовании)».

Назначенная Б. Ельциным Центральная избирательная комиссия (ЦИК) во главе с юристом-перевёртышем Н. Рябовым, закрыв глаза на огромные фальсификации и нарушения действующего законодательства, посчитала Конституцию принятой. Чтобы избежать разоблачения фальсификаций, избирательные бюллетени, вопреки действующему до сих пор положению, по личному распоряжению Н. Рябова были по-быстрому уничтожены.

АВТОРИТАРНАЯ «ельцинская» Конституция 1993 года по своим параметрам явилась огромным шагом назад по сравнению даже с правленной-переправленной Конституцией Российской Федерации, действовавшей до 1993 года. Новая Конституция сделала президента и правительство неподотчётными никому; она поставила под их контроль и Конституционный суд, тем самым положив конец независимости судебной системы. Парламент — Федеральное собрание — превратился в заурядную декорацию авторитарного режима, в «машину для голосования». Никакого «баланса» властей новая Конституция не ввела, демократия на основе «российской модели британской королевы» (по терминологии Шахрая) в ещё большей степени обрела черты олигархичности и коррумпированности. Провозглашённое правовое государство из-за «загогуленного» произвола стало лозунгом, а социально-экономические права граждан по сравнению с Конституцией РСФСР 1978 года — фикцией. Народу преподнесли ещё один образчик «танковой демократии».

Словом, двадцать лет страна живёт в нелегитимном «конституционном поле». Это не только негативно отражается на внутреннем состоянии общества — российская экономика втянута в величайшую депрессию, — но и таит угрозу во внешнеполитической деятельности.

Более активную позицию в вопросе нелегитимной Конституции Российской Федерации и её легитимизации должен был бы занять Конституционный суд как орган конституционного правосудия, критерием деятельности которого является Конституция Российской Федерации. Именно Конституционный суд был вправе и обязан обратить внимание на неконституционность указов, которые команда Ельцина пекла как блины. Но с 12 декабря 1993 года он продолжает использовать в качестве критерия своей деятельности нелегитимную Конституцию. Он безропотно наблюдает, как «совершенствуется, углубляется» ущербная «демократия» по-российски, как избрание депутатов осуществляется «большинством» из числа принявших участие в голосовании, то есть любым, каким угодно фактическим меньшинством избирателей, пришедших на выборы. Российская «демократия» докатилась до выборов, при которых решающую роль играют различные угодные власти «фильтры».

Обратите внимание на то, что «модель британской королевы» не удалось реализовать на практике. С. Шахрай объясняет это особенностью характера первого президента России, а также тем, что в 1990-е годы «в стране не было времени, когда президент мог бы отдыхать, читать книги и заниматься совершенствованием юридического образования». Вот вам и «новизна» «живой, самореализующейся» Конституции по-российски!

В ПОВЕСТКУ ДНЯ остро встаёт вопрос о восстановлении легитимности Конституции Российской Федерации со всеми вытекающими из этого политическими и социально-экономическими условиями. Принимая во внимание нелегитимность действующей Конституции РФ (к тому же она не является Основным Законом страны), первоочередной политической задачей мы считаем немедленный созыв Конституционного собрания с участием представителей зарегистрированных политических партий на паритетных началах для разработки новой Конституции (Основного Закона) Российской Федерации. Это позволит разрешить противоречия нелегитимности «конституционного поля» в государстве, провести в «мягкой» форме назревшую конституционную реформу, без которой невозможно восстановить нашу политическую систему, сделав её эффективной, а правящий режим — демократическим. Без этого невозможно добиться легитимизации высших органов государственной власти, особенно необходимой для внешнеполитической деятельности. Давно назрело устранение дисбаланса полномочий среди высших государственных органов федеральной власти, особенно в соотношении президент — председатель правительства — парламент.

Серьёзной переработки требуют избирательное законодательство и процедура проведения выборов всех уровней. Предстоит в полной мере реализовать принципы демократии: восстановление подлинного народовластия, национального и регионального представительства в выборных органах законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Реализация выдвинутой концепции вывода Российской Федерации из нынешнего нелегитимного «конституционного поля» могла бы стать первоочередной задачей не только левых оппозиционных сил, но и всех патриотов России.

 
Статья прочитана 72 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!