«Контртеррористическая олимпиада»

«Контртеррористическая олимпиада»


В день прохождения факельной эстафеты в Саратове полиция в рамках «контртеррористической» операции обезвредила «взрывные устройства» и задержала почти двадцать «преступников».

Эта история началась задолго до того, как олимпийский факел прибыл в Саратов. Можно было бы начать с 1991года, можно с того момента, когда высшие умы осенила мысль о том, что Олимпийские игры — чудесный способ перекачать в «нужные» карманы львиную долю народных средств. Неплохой отправной точкой нашей истории могло бы стать назначение на должность начальника областной полиции г-на Аренина, за которым шлейфом потянулись слухи о страшной коррупции, издевательствах в полиции над людьми или, бери выше, с момента, когда длань высокопоставленного чиновника окончательно накрыла нашу область, и «фиговый листок» «гнилой» демократии, свободы слова, выборов и т.д. был заменен на директивную систему «откатов и распилов» с жестким подавлением оппозиции.

Однако, экономя время читателей, начнем с того дня, когда комсомольцы Саратовской области решили провести альтернативное факельное шествие против дикой коррупции в период подготовки строительства и неоправданных гигантских затрат на очередную президентскую игрушку, в то время как в стране беспощадно режутся социальные расходы и взлетают цены, тарифы и налоги. В соответствии с законом было подано уведомление, и началась подготовка к мероприятию. Было получено согласие на участие в акции ещё ряда левых молодежных организаций города и области, подготовлены плакаты, листовки и атрибутика. Вместе с тем с первого же дня на организаторов началось сильное давление. Десятки звонков, встреч с представителями администраций, полицией, иными органами. Основным доводом было то, что после целого ряда терактов, прокатившихся по всей стране, в день проведения официального шествия полиции очень сложно будет организовать сопровождение этого альтернативного шествия. Как показали последующие события, этот довод был уловкой, а руководство полиции, области и города больше пугает опасность того, что федеральная власть узнает, что в Саратове, вопреки бравым отчетам и жестким действиям, зреют протестные настроения, серьезнее, чем теракты, уже ставшие привычными в последнее время.

Тем не менее комсомольцы пошли навстречу и перенесли акцию на время, которое было согласовало с властью, однако оставили за собой право на проведение одиночных пикетов теми комсомольцами и их сторонниками, которые посчитают это необходимым. Мало того, руководители ЛКСМ и КПРФ города были готовы стать посредниками между полицией и желающими встать в одиночные пикеты, для того чтобы эти акции не помешали обеспечивать порядок по ходу движения факела. Комсомольцы и молодые коммунисты заявляли не раз, что они не имеют ничего против Олимпиады и даже самой идеи факельной эстафеты, но в разумных пределах и без коррумпированной составляющей. Однако полиция и представители администрации города твердили одно: «НЕ ПУЩАТЬ».

Именно этот приказ, видимо спущенный сверху господами Радаевым или Грищенко (а может быть, ТЕМИ, КОГО НЕ НАЗЫВАЮТ?), и принялись усердно исполнять ретивые полицаи, простите, бравые сотрудники МВД. Самым бравым из них оказался в данном случае некто подполковник полиции, руководитель ОИАЗ УМВД РФ по г. Саратову С.А. Никитин.

Именно под его руководством с утра была устроена откровенная провокация против секретаря Саратовского горкома КПРФ Александра Анидалова, в чьей машине лежали приготовленные к понедельнику (согласованной властями акции) листовки и плакаты. Машина была заблокирована на стоянке. К подошедшему к ней Александру Анидалову были применены меры силового воздействия. Под предлогом того, что поступило сообщение о том, что в машине хранятся бомбы, запрещенная литература, запрещенные к обороту вещества и т.д. (версии менялись и путались в течение всего времени), сотрудники потребовали дать возможность досмотреть машину. При этом молодая девушка-майор заявила не больше не меньше, что на территории России объявлен режим контртеррористической операции. На просьбу Анидалова сообщить, что они хотят найти в машине, полицейские так и не смогли четко сформулировать и пригрозили вскрыть машину силой, а самого владельца машины задержать за неповиновение. После просьбы пригласить хотя бы понятых появилась ничего не понимающая пара очень молодых людей, одному, точнее одной, из которых было явно меньше 18 лет. Кстати, забегая вперед, скажем, что за этот день Анидалова под разными предлогами задерживали несколько раз, и каждый раз именно эти «понятые» присутствовали при этом. При попытке Анидалова связаться по телефону с юристом и депутатом Государственной Думы О.Н. Алимовой, чьим, кстати, помощником он является, полицейские без внятных разъяснений накинулись на него, затащили в патрульную машину, надели наручники и забрали телефон. Позже было заявлено, что телефон похож на взрывное устройство. Кстати, в дальнейшем при досмотре машины Никитин лично подложил его в автомобиль и потребовал изъять теперь уже официально эту «бомбу», не подумав, что её будет изымать хрупкая девушка в окружении десятков людей, а затем повезет эту «бомбу» в машине вместе с понятым, задержанным и сотрудниками полиции через весь город. Вот вам и профессионализм наших полицейских, и их умение работать при обнаружении взрывных устройств.

Кроме телефона досмотровая группа изъяла листовки и плакаты для дальнейшей экспертизы. Сразу после этого интерес к машине у полицейских резко упал. Их уже не интересовали ни канистры в багажнике, ни подушки в салоне. То, что им надо было, полицейские нашли. Затем без внятных объяснений Анидалова погрузили в машину и отвезли на окраину города в отдаленный участок, где продержали еще несколько часов.

Приблизительно по такому же алгоритму в этот день происходили задержания и ещё нескольких десятков коммунистов и комсомольцев. Как только, выдержав положенные три часа в кутузке, ребят освобождали, практически тут же на пороге отделений их снова задерживали и везли на противоположенный конец города, где вновь держали взаперти. Аналогичные ситуации происходили и в других городах области. Так, например, Анну Цыганову, секретаря Балаковского райкома КПРФ, сняли с поезда по подозрению в тяжком преступлении и, продержав положенное время, за казенный счет вернули в Балаково и там спокойно отпустили. В конце дня неизвестные, представлявшиеся то корреспондентами, то полицейскими, и вовсе осадили обком КПРФ и приемную депутата Госдумы Алимовой, где находились активисты молодежного крыла КПРФ. Дело доходило до попыток взлома двери приемной. Зачем этим людям  понадобилось проникать в обком партии, неизвестно до сих пор, но осада была снята лишь ночью.

В целом в этот день в рамках «контртеррористической» операции в Саратове было задержано 18 «опасных преступников», «обезврежена» одна «бомба», одна «заминированная» машину и «накрыт» «экстремистский» штаб. Правда, «террористов» к концу дня отпустили, машину и «бомбу» им вернули, а штаб решили не штурмовать. Вот такая «добрая» в Саратове полиция.

А что же реальные террористы? Да кому до них дело? Видимо, для власти гораздо опаснее молодые коммунисты. А бандиты и взрывы очень кстати — иначе под каким предлогом расправляться с оппозицией?

 

Александр АНИДАЛОВ

 

 

 
Статья прочитана 244 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!