Н.А. Останина: «Кто и зачем навязывает России семьи временного содержания»

Н.А. Останина: «Кто и зачем навязывает России семьи временного содержания»

17 января на телеканале ТВЦ в программе «Право голоса» обсуждалась новая законодательная инициатива проводников ювенальных технологий — о внедрении в России института фостерной семьи.

По страницам газеты "Правда". Н.А. Останина, депутат Государственной думы II—V созывов, руководитель аппарата фракции КПРФ в Государственной думе
2014-01-31 11:21

Останина Нина Александровна

Фостерная семья, по словам авторов, необходима, чтобы дети, изъятые по разным причинам из кровной семьи, помещались не в казённый детский дом, а в домашние условия.

Причём, по замыслу, новые «родители» должны быть профессионалами в воспитании детей. Для этого они должны обучаться на специальных образовательных курсах, получать лицензию на свою воспитательную деятельность, а потом, соответственно, зарплату. Иными словами, родители за деньги.

Участвовавшая в программе первый зампред профильного Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей и одновременно первый заместитель генсекретаря партии «Единая Россия» О. Баталина постаралась успокоить взволнованных оппонентов: «Ничего нового в предлагаемом проекте нет. Это те же самые приёмные семьи, которые есть во всех российских регионах. Они уже получают не только пособие на ребёнка, но и материальное вознаграждение на родителей».

Так где же собака зарыта? Зачем тогда это нововведение? Ответ прост. Приёмная семья действительно, наряду с усыновлением и патронатом, давний, работающий в интересах сирот институт. А попадают дети к приёмным родителям по обоюдному желанию: ребёнок симпатичен родителям, а родители, в свою очередь, нравятся ребёнку. Как правило, и воспитывается в этой семье ребёнок до вступления во взрослую жизнь.

Фостерная же семья в том виде, как она существует в США и европейских странах, — временное пристанище, куда ребёнка без его согласия и независимо от симпатий профессиональных родителей размещают на то время, пока ему не подберут усыновителей. Это своеобразная детская камера хранения. А срок подготовки будущих родителей к профессии — что-то около трёх месяцев.

Вспоминаются горестные слова Уполномоченного по правам человека в России В. Лукина о том, во что вылился легковесный призыв бывшего главы минздравсоцразвития г-на Зурабова закрыть за 2 года детские дома, а ребятишек растолкать по приёмным семьям. Тогда во всю ширь развернулась усыновительная кампания, а что в итоге? В итоге за 2 года — с 2006 по 2008-й — несостоявшиеся усыновители по разным причинам возвратили в детдома 30 тысяч мальчиков и девочек!

30 тысяч исковерканных судеб. 30 тысяч надломленных, израненных маленьких душ!..

А где гарантии, что эти «профродители» не станут предвзято относиться к малышу, которого им «навязали» органы опеки? Ведь в отличие от приёмных родителей профессиональная, или фостерная, семья права выбора лишена и ни за что, собственно, ответственности не несёт. Это попросту «семья временного платного содержания» отобранного у родителей ребёнка.

Если говорить прямо: создаётся ещё один вид бизнеса на детях. По сути, лицензия выдаётся на работу с «товаром», которым то ли по недомыслию, то ли по злому умыслу российской власти давно стали российские дети.

Лейтмотив авторов всё тот же, зурабовский: детские дома — остаток «совковости»; а вот в США и в цивилизованной Европе этого атавизма нет. И никаким Макаренко предубеждённость ослеплённых иностранным опытом сторонников уничтожения детдомов не переломить.

Давно известно, что 80—90% российских сирот — социальные сироты при живых родителях. Где-то мамка или папка спились, где-то работу или жильё потеряли и попросту бомжуют. Да, честно говоря, при нынешних ценах на продукты, товары и тарифы на услуги ЖКХ практически каждая российская семья, даже при рождении первого ребёнка, попадает в категорию социально уязвимых. Что уж говорить о многодетных семьях?

Ни виртуальный материнский капитал, ни наделение земельными участками проблему бедности семей с детьми радикальным образом не разрешили.

Так, может, всё-таки возвратить поддержку семей с детьми на государственный уровень? Молодой семье — социальное жильё, многодетной — увеличение пособий по уходу за ребёнком, бесплатные услуги (проезд на транспорте, школьная и спортивная одежда, бесплатный отдых в загородных детских оздоровительных учреждениях).

И необходимо ввести в стране единый социальный стандарт: пособие на ребёнка (до 16 лет) не может быть ниже его прожиточного минимума в данном субъекте Федерации. Согласитесь, судьба ребёнка не должна зависеть от того, где проживают его родители: в Москве или на Камчатке.

Но молчит власть, которой фракция КПРФ в Госдуме регулярно предлагает не только перечисленные выше меры, но и конкретные источники их реализации, начиная с принятия закона о прогрессивной шкале подоходного налога и продолжая законом о национализации природных ресурсов.

Не могу найти ответа на вопрос: если в бюджет заложили, к примеру, 20 млн. рублей на фостерные семьи, но набрали детей вдвое меньше, что тогда? Ведь деньги надо «освоить». Придётся надумывать разные причины для изъятия детей, не то «бюджетную кормушку» на следующий год захлопнут.

И если, уважаемый читатель, сердобольные дамы, засевшие в Комитете Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей и представляющие две партии власти в лице «Единой» и «Справедливой», будут в очередной раз отнекиваться: «Мы против ювенальных технологий», не верьте словам их.

Фостерная семья, «осваивающая» бюджетные деньги, — это ещё одна чудовищная кормушка власть имущих. И ни одна российская семья не застрахована от того, что завтра под предлогом расхожего термина «ненадлежащее воспитание» у неё не отнимут родных детей. И не только по материальным, моральным, но и по политическим мотивам…

От редакции

ОПАСЕНИЯ АВТОРА по поводу навязчивого внедрения в стране разного рода «ювенальных технологий» отнюдь не беспочвенны. Появляется всё больше свидетельств, что эксперименты с отлучением детей от законных родителей поставлены прямо-таки на поток.

На днях, например, пресса поведала о совершенно дикой истории, когда у молодой мамы, зашедшей по делам с годовалой дочкой в паспортный стол Таганского района столицы, ни с того ни с сего отобрали дитя и направили в дом ребёнка. И лишь спустя три недели после неоднократного вмешательства региональной общественной организации «В защиту детства», депутатского запроса из Думы и хождений по всевозможным инстанциям ОВД и органов опеки девочку удалось вернуть в семью.

Известен целый ряд подобных ситуаций, когда органы опеки, службы социальной защиты (название-то какое!) часто под надуманными предлогами, что называется, без суда и следствия отбирают детей у родителей: сигналы о таких случаях встречаются и в нашей редакционной почте. Такое впечатление, что в некоторых учреждениях, призванных защищать материнство и детство, берут за образец практику разлучения под малейшими предлогами детей с родителями в некоторых странах Запада.

Ну как же, всегда и во всём подражать Западу — первое дело для околовластных российских либералов. Теперь вот ещё одно «новшество», о котором пишет Нина Александровна Останина: фостерные семьи. Звучит несколько загадочно и, главное, по-иностранному. Foster (англ.) — воспитывать, выращивать, лелеять, поощрять. Ещё одна «новинка» из тех, которые, похоже, как и всё у наших горе-новаторов при власти, на практике очень быстро становятся орудием бюрократических и коррупционных махинаций и неизменно иллюстрируют печально знаменитое черномырдинское: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

 
Статья прочитана 115 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!