Газета «Правда». Украина между двумя фронтами

w400_230df25c5f5e6bb1e7d24ca77c370646Итоги четырёхсторонних женевских переговоров о деэскалации напряжённости на Украине аналитики называют «провальными».

По страницам газеты «Правда», Александр Драбкин
2014-04-25 14:16

Убийства в святую ночь

Специалисты считают, что контакты министров иностранных дел России, США, Евросоюза, Украины в Женеве и не могли дать сколь-нибудь значительный положительный эффект. Да, конечно, лучше переговариваться, чем стрелять. Разумеется, те, кто захватил в Киеве власть, совершив государственный переворот, не обрели вожделенной международной легитимизации. Хотя симпатизирующие им пропагандисты усиленно нажимают на сам факт дипломатических контактов: пусть обсуждение шло в формате 3+1, который подчёркивает ущербность статуса майданутых дипломатов, но неуступчивая Россия всё-таки вынуждена была сесть за стол четырёхсторонних переговоров, признав тем самым существующую украинскую реальность. Киевские мятежники уверяют, что в Женеве они заметно приблизились к выборам президента, которые положат конец всем разговорам о нелегитимности назначенных Майданом «хозяев» страны.

Но!..

Каждый день всё ярче выявляет неправоспособность этих людей. Иначе и быть не могло. Женевский документ предполагает роспуск незаконных вооружённых формирований, освобождение незаконно захваченных зданий, сооружений, улиц и площадей. Слова звучат многообещающе. Однако украинская власть, поставившая под ними свою подпись, не имеет ни силы, ни воли, да и, наверное, не имеет и охоты их реализовать. Так называемый украинский министр иностранных дел первым обнаружил тревогу и заявил: к Евромайдану женевские формулировки не относятся, Майдан абсолютно легален. Позже то же заявили американцы

«Министра» можно понять. На Майдане всё громче звучат голоса, требующие отправить в отставку нынешних руководителей государства. С Майданом ссориться опасно: любая крикливая кучка любых демагогов может снова возбудить толпу до трагического уровня, и народ снова отправится громить власть — на этот раз новую власть собственных выкормышей. Такие попытки уже были.

Значит, майданников никто не тронет. Что окажет дестабилизирующее влияние на всю структуру тяжелобольного украинского государства. Измученной стране нужен покой, а не новые потрясения. Но на базе женевских договорённостей покоя априорно не будет — это с каждым днём становится очевиднее.

Судьба Майдана — лишь один штрих к картине разрушения Украины. Как быть с боевыми группами «Правого сектора»? Это незаконные вооружённые формирования или нет? Майданники заявляют, что бойцы «Правого сектора» вошли в состав Национальной гвардии страны. А это будто бы означает их абсолютную легитимизацию. Но события последних дней показывают: от перемены названия суть дела не меняется.

В пасхальную ночь у блокпоста на дороге, ведущей в Славянск, произошёл бой. Три десятка неизвестных людей, вооружённых автоматическим оружием, приехали туда на трёх джипах и убили безоружных дружинников, которые дежурили на блокпосту. На помощь защитникам дороги пришли их вооружённые товарищи. Нападавшие отступили, понеся потери. На месте боя обнаружены документы «Правого сектора». А рядом с ними — оружие и боеприпасы.

Быстро съехавшиеся журналисты расспрашивали ополченцев. Один сказал: «Они нас убивали в пасхальную ночь. Грех-то большой! Это какие-то нелюди».

Другой ополченец говорил сдержанно, но глаза его горели ненавистью: «Они убили моего отца, который стоял рядом со мной. А что бы они сделали, прорвавшись в город? Ясно что — учинили бы резню, не щадя ни стариков, ни женщин, ни детей».

Третий ополченец рассуждал: «Это не местные. Они говорили по-венгерски или по-украински с сильным венгерским акцентом. Из Тернополя, наверное. Или вообще из-за Дуная». Такие вот свидетельства плохо сопрягаются с дипломатической вежливостью женевских миролюбцев.

Господин Яценюк, которого Майдан назначил и.о. премьер-министра, как-то сказал, что члены его правительства — это «политические камикадзе». Сказано красиво. Но жить, похоже, хочется и «камикадзе». Иначе они не тратили бы столько сил, чтобы попытаться организовать «антироссийское единство всего украинского народа». От его имени был распространён призыв к бывшим бойцам «Беркута» вернуться на службу и объединиться с теми, кто готов дать отпор «российскому врагу».

Мысль, конечно, интересная. Беркутовцы, которые горели, как живые факелы, зажжённые майданутыми единомышленниками господина Яценюка, должны обняться со своими мучителями и отправиться вместе с ними на юго-восток убивать русских. Видимо, именно так нынешние хозяева Украины понимают единство народа — объединяйтесь во имя русофобской резни. Похоже, в Киеве это рассматривают как блестящую идею: можно и продемонстрировать единство украинцев перед лицом Запада, и Москве напакостить. Заманчиво, конечно. Но на востоке такая перспектива мало кого прельщает.

Американский фронт

Задыхающаяся в раздрае Украина зажата между двумя фронтами. Специалисты по военной политологии утверждают, что впервые за 50 лет со времён Карибского кризиса Москва и Вашингтон столкнулись, что называется, лоб в лоб. Два мощнейших фронта противостоят друг другу на Днепре, военные двух враждующих армий смотрят на противника «через прорезь прицела».

В Америке многие задаются вопросом: а зачем, собственно, Соединённым Штатам с таким упорством держаться за Украину? Ведь многие американцы даже не знают, где эта страна находится. И уж тем более очевидно, что никакие волнения в этой стране американцам не угрожают.

Но компетентные люди на это очень мотивированно возражают. И проводят исторические аналогии: вот, к примеру, сто лет назад началась Первая мировая война, в которой существованию великих держав изначально тоже ничего не угрожало. Студент Гаврило Принцип разрядил свой револьвер и убил эрцгерцога Фердинанда вовсе не для того, чтобы в движение пришли миллионные армии. Событиями управляли личностные связи и обязательства сильных мира сего: российский император по дружбе с англичанами и французами сцепился в смертельной схватке со своей германской роднёй вовсе не потому, что ему был так близок убитый австрийский эрцгерцог.

Просвечивало во вновь возникших союзах даже кое-что нелепое. Скажем, «Марсельеза» гремела в царских дворцах во время встречи русской и французской знати. Это был гимн союзной Франции. Но та же самая «Марсельеза» поднимала колонны протеста на рабочих окраинах в Москве, Питере и в других городах Российской империи. Никакой логики не виделось в том, чтобы на алтарь боевой Антанты приносить семейные русско-германские связи.

Но война началась. Она велась с невиданным ранее ожесточением только потому, что кому-то какой-то союз казался более важным, чем миллионы человеческих жизней. Бал правили дворцовые интриги.

Нечто подобное происходит с Америкой сейчас. Президент Обама катастрофически растерял свою былую популярность среди жителей собственной страны. Кто-то из журналистов горько пошутил: лозунг «Мы можем!», под которым Обама пришёл к власти, придумал Адольф Гитлер, провозгласивший его в мюнхенской пивной. Как оказалось, ни тот ни другой ничего не смогли сделать полезного. Обама всё время воюет (или активно помогает тем, кто воюет). Так же поступал Гитлер. Неудачники похожи.

В связи с этим настроения американцев столь мрачны, что Демократическая партия, ведомая президентом, почти наверняка проиграет промежуточные выборы в ноябре нынешнего года и полностью потеряет контроль над конгрессом. А это чревато не только законодательными сложностями — дело явственно пахнет импичментом. Пора президенту принимать срочные меры. Интересы Америки здесь ни при чём — о себе нужно думать. Вот Украина и видится Вашингтону вполне подходящим местом для политических игр.

Есть ещё и интересы большого бизнеса. Украина — это огромный промышленный комплекс авиаракетной и судостроительной техники. Это стратегический мост на возрождаемом Шёлковом пути глобальной торговли. Это практически даровая высококвалифицированная рабочая сила и огромный рынок сбыта для американских товаров. Это, наконец, мощнейший американский противовес европейской экономике. Словом, Вашингтону есть что терять в Киеве. И Обама пытается использовать ситуацию.

Русский замок

Прихватить Украину — очень заманчивая перспектива для сегодняшней Америки. Но есть закавыка — русский замок. Россия не намерена давать Америке карт-бланш на Украине и создавать возможности для американизации «незалежной». И это большая проблема.

Американцы реалисты. Позиция Москвы ими тщательно взвешивается. Специалисты считают, что, если украинские южные и восточные районы последуют примеру Крыма, это будет означать появление в центре Европы нового двадцатимиллионного государства, связанного с Россией и вдохновляемого идеей «славянского мира». Включение в такую структуру Одесчины откроет Москве через приднестровский плацдарм путь на Балканы, где обстановка крайне неустойчива. Под угрозой окажется и Прибалтика — там русскоязычное население держит ключ от порохового погреба. И Россия скорее всего не преминет этим ключом воспользоваться.

Такое развитие событий усилит влияние Москвы в закавказских и азиатских странах на территории бывшего СССР. Итог — некий аналог Советского Союза, могущественный и потому опасный.

А бояться Соединённым Штатам есть чего. Приведу один пример. Мне доводилось участвовать в работе Политического консультативного комитета Организации Варшавского Договора (ПКК ОВД). На заседаниях ПКК обсуждение шло на уровне верховных главнокомандующих вооружёнными силами стран-участниц. Акции эти выглядели как рутинные мероприятия. Глава каждой делегации произносил свой доклад, после которого погружался в состояние некоторой отстранённости. Похоже было, что никто никого не слушал. Если всё же вдруг возникали предметы для обсуждения, в дело включали шерпов, которые на своём уровне решали проблемы. Всё тихо, мирно, благородно.

И вдруг на заседании в Берлине Ярузельский взорвал устоявшийся порядок. Речь шла об ответе стран ОВД на вероятные агрессивные вылазки НАТО в связи с событиями в Афганистане.

По предложению, выработанному заранее, ответ войск социалистического содружества натовцам должен был быть стремительным и мощным. Центральный удар — за армией ГДР. Чехословацкие войска поддерживали немецкий бросок с юга. Болгарам, венграм и румынам отводилось австрийское направление. Полякам предлагалось выступить во втором эшелоне армии ГДР.

Ярузельский возразил. Он сказал, что полякам нужен самостоятельный участок. Например, коридор вдоль побережья Балтийского и Северного морей.

В полутёмном зальчике, где горели только настольные светильники, повисла пауза. Главнокомандующие национальных армий немедленно вышли из состояния отстранённости и воззрились на Горбачёва. Видимо, для того ситуация тоже была необычной. Он, как всегда, сказал что-то неопределённое и предложил поручить поработать экспертам. Поручили. А когда те всё согласовали, поляки получили свою оперативную полосу. Любой человек, знакомый с армейскими порядками, знает, что подготовка наступления требует больших экономических затрат. Деньги тут не считают — главное, эффект удара. Польше, разумеется, было обещано всё необходимое. Ярузельский оглядывал коллег взором победителя.

А теперь вернёмся в наши дни. Если США отступятся от Украины, вполне возможен большой шаг к воссозданию чего-то подобного СССР. А значит, будет воссоздан и аналог Варшавского Договора. Может Обама с этим смириться? Вряд ли. Не для того Вашингтон десятилетиями разрушал социалистическое содружество, дробил СССР, потратил на эту работу триллионы долларов. И всё ради того, чтобы Обама теперь всё сдал? Импичмент вероятен.

Но ничто Америке не поможет. На Украине её ждёт вьетнамско-афганский вариант — кровавое политическое болото. А судьбу Украины определят сами украинцы, исходя из того, что жить между двумя фронтами некомфортно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

От Губернатора до Бандеры — один шаг?

Пт Апр 25 , 2014
Итоги четырёхсторонних женевских переговоров о деэскалации напряжённости на Украине аналитики называют «провальными». По страницам газеты «Правда», Александр Драбкин 2014-04-25 14:16 Убийства в святую ночь Специалисты считают, что контакты министров иностранных дел России, США, Евросоюза, Украины в Женеве и не могли дать сколь-нибудь значительный положительный эффект. Да, конечно, лучше переговариваться, чем […]

Рубрики