В.И. Кашин: Только реальные дела изменят ситуацию на селе

723e5e_4fe8513bffdfАпрель — это разгар весеннего сева. По всей стране идут полевые работы. Крестьяне трудятся с утра до вечера. Но, к сожалению, эти колоссальные усилия не получат должной награды. Дело в том, что такого развала, такого безобразия, которое сегодня есть на селе, в аграрном секторе страны, никогда не было за последние пятьдесят лет.

В.И. Кашин, Председатель Комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии, академик РАН
2014-04-25 13:27

Кашин Владимир Иванович
Заместитель Председателя ЦК КПРФ

Главный предмет труда для людей села — земля. Это наши основные фонды для всего агропромышленного комплекса, для сорока миллионов людей, которые живут в сельской местности, для миллионов тружеников, которые заняты в личных подсобных хозяйствах, в садоводческих объединениях.

А что происходит сегодня с нашей землёй-кормилицей? Из ста семнадцати миллионов гектаров пашни сорок один миллион выброшен из севооборота. Причём не просто выброшены — часть угодий заросла бурьяном, кустарником, другая часть просто деградирует. В разы сократилось внесение минеральных и органических удобрений, набирают обороты процессы эрозии почв, в том числе закисление, опустынивание, не проводятся известкование и другие агротехнические мероприятия, что в итоге снижает их плодородие. Сегодня это источники пожаров, в которых в сухую погоду сгорают не только леса, но и целые деревни, гибнут люди. Более того, на двадцать миллионов гектаров сокращены посевные площади, на двадцать миллионов гектаров — зернобобовых культур!

Возьмём животноводство. Количество крупного рогатого скота за годы «реформ» сократилось в три раза, в разы уменьшилось племенное ядро крупнорогатого скота. По сути, утеряны кадры животноводства. Производство молока упало с пятидесяти семи миллионов тонн до восемнадцати миллионов, и то с натяжкой, учитывая лживость нашей статистики. Сокращено в два с половиной раза число овец и коз, в два раза — поголовье свиней. То есть вся базовая производственная инфраструктура уничтожена.

За тонну пшеницы в советское время покупали две с половиной тонны солярки, горюче-смазочных материалов. А сегодня за тонну солярки надо отдать пять-шесть тонн зерна.

Гордостью Советского Союза были орошаемые и осушенные земли. У нас их было равное количество с Америкой. Сегодня и полутора миллионов гектаров не осталось, то есть в семь раз уменьшилась площадь поливных земель. А в США за эти годы объём орошаемых земель вырос до двадцати миллионов гектаров.

Во всём мире сельское хозяйство получает государственную помощь. К примеру — Швейцария: там всего ноль целых четыре десятых миллиона гектаров пашни, а правительство этой страны шесть миллиардов долларов даёт своим крестьянам. У нас — на сто семнадцать миллионов гектаров пашни всего четыре миллиарда.

Другой пример — Китай. У нас с ним равные посевные площади. При этом там сто сорок семь миллиардов долларов государство даёт селу как помощь! А мы — четыре миллиарда долларов.

Как можно, работая в ВТО, в одной конкурентной среде, выживать нашему крестьянству при такой «поддержке»? Необходимо создать систему обязательности и прозрачности государственной поддержки крестьянина. Пока что такой системы нет! Результаты проверки Счётной палаты показывают, что значительная часть основных показателей и индикаторов Госпрограммы на 2008—2012 годы, характеризующих развитие агропромышленного комплекса, не выполнена. Из девяти агрегированных показателей выполнен лишь один, из 49 целевых индикаторов не выполнено 23 (!), то есть меньше половины.

Не достигнута одна из основных её целей — обеспечение среднегодового роста объёма производства продукции сельского хозяйства на 4%. Более того, на момент завершения программы сократилась площадь посевов основных сельскохозяйственных культур (по зерновым — на 8%), снизилась их урожайность (по зерновым и зернобобовым культурам — в среднем  на 5,5 ц/га).

Результаты проверки эффективности использования государственных средств на развитие растениеводства показали, что реализация мер государственной поддержки отрасли осуществлялась в условиях вертикальной несбалансированности. Показатели развития растениеводства, утверждённые в рамках региональных программ, не соответствовали показателям, установленным в соглашениях с минсельхозом (в отдельных случаях были занижены в 2 раза).

По итогам реализации Госпрограммы выполнение индикатора по объёму инвестиций в основной капитал сельского хозяйства составило 76% при плановом значении 162,9%, что не позволило создать полноценные условия для технологической модернизации отрасли. За период реализации программы приобретено 100 тыс. тракторов, что составляет 57% от планового значения, 35 тыс. зерноуборочных комбайнов, или 64%. Да и откуда им взяться, если фактически полностью разрушено сельское машиностроение.

Но даже если в этих труднейших условиях крестьяне всё-таки производят свою продукцию, то перед ними встаёт другая проблема: как её реализовать? Рынок контролируют крупные торговые сети. На нашем рынке орудуют в основном американские, французские, итальянские, немецкие, финские компании. Отечественные занимают на нём около двадцати процентов. Но это тоже достаточно крупные компании смешанного капитала. Поэтому чрезвычайно трудно сегодня пробиться на этот рынок нашему сельскохозяйственному производителю. За заход в торговые сети надо заплатить не менее ста тысяч долларов. Это немыслимо!

Что в итоге получается? Доступа на рынок производитель не имеет, и продукцию скупают посредники. Приведу цифры за 2012 год по молоку. Торговая наценка составила 220%, то есть у крестьянина берут продукцию, грубо говоря, за единицу, а продают потребителю за 2,2 единицы. Другими словами, в два и два десятых раза увеличивается ценовая нагрузка. То есть по тридцать пять, тридцать семь рублей они продают, по пятнадцать, четырнадцать рублей закупают молоко у крестьянина. Молоко закупают жирностью четыре процента, затем «бодяжат» его и с одним процентом жирности продают. Даже на этой операции торговцы уже получают огромные барыши. Точно так же происходит и при продаже мяса говядины, свинины. Но ведь это безобразие! Это нещадная эксплуатация селян.

Наша фракция КПРФ в Государственной думе внесла на рассмотрение закон «О торговле», в котором эта несправедливость в отношении сельского труженика нивелировалась. В рознице труд крестьянина должен, на наш взгляд, впрочем, как и во всём цивилизованном мире, оцениваться в пятьдесят процентов. И пятьдесят процентов в сумме должна быть доля переработчиков и торговли. Причём мы это отрабатывали и с учёными, и с теми, кто занимается переработкой. Все были согласны. Закон внесли, создали межфракционную комиссию. Однако «Единая Россия» вместе с правительством всё это завалила. И вместо крестьянина продолжаем кормить долларовых миллиардеров от торговли.

В итоге ежегодно Россия на 48 миллиардов долларов закупает продовольствия, то есть более 50% от общего потребления. В крупных городах эта цифра ещё больше — 70—75%.

Компартия Российской Федерации и всё профессиональное сообщество давно говорят о том, что российское село деградирует. Ситуация катастрофическая. Энерговооружённость сельского хозяйства сокращена в разы. Инфраструктура развалена: ни дорог, ни жилья. Около двух тысяч семей очередников за прошлый год получили жильё в сельской местности. А очередь — четыреста девяносто тысяч. Два с половиной века потребуется, чтобы такими темпами решить эту проблему. Сорок процентов деревень не имеют газа. Закрыты десятки тысяч сельских школ, библиотек, домов культуры. Безработица зашкаливает. В целом она в разы больше, чем в городах.

Однако даже сегодня, в условиях ВТО, сохраняются определённые возможности для развития. Для этого во-первых, на село в качестве поддержки надо дать не 4 миллиарда долларов, а хотя бы 9.

Во-вторых, ВТО вовсе не мешает заниматься на селе строительством дорог, вести газификацию, решать вопросы социальной сферы. Пример — Белоруссия. Вот там занимаются делом, и можно увидеть, сколько построено посёлков городского типа, где люди нормально живут и работают, молодёжь остаётся на селе. И у нас в России в советское время заработная плата на селе была выше, чем в среднем по промышленности, люди нормально работали и жили. Потому что советское правительство понимало, что такое продовольственная безопасность.

Вот почему, когда принимали бюджет, наша фракция чётко настаивала на десяти процентах его расходной части для нужд сельского хозяйства. Чтобы крестьянин имел возможность внести удобрения, приобрести технику. Можно было бы решать вопросы, связанные с заработной платой, со строительством. Но для этого нужен другой уровень финансирования. Должна развиваться, восстанавливаться плановая система. Вместо этого для крестьянина даже кредит недоступен. В ходе реализации Госпрограммы на 2008—2012 год не удалось сформировать и обеспечить расширенный доступ сельхозтоваропроизводителей к эффективным кредитным ресурсам, несмотря на увеличение ресурсного обеспечения программных мероприятий по направлению «Достижение финансовой устойчивости сельского хозяйства» в 1,4 раза.

По данным минсельхоза, общая кредиторская задолженность сельскохозяйственных организаций достигла 1,8 трлн. рублей, превысив на 18,2% объём их выручки. При таком высоком уровне закредитованности господдержка сосредотачивается преимущественно на субсидировании процентной ставки по кредитам сельхозтоваропроизводителей. Объективная оценка потребности сельхозтоваропроизводителей в привлечении инвестиционных и краткосрочных кредитных ресурсов при формировании программы не проведена. Результаты контроля показали, что фактическая потребность в инвестиционных кредитах оказалась ниже запланированной, при этом потребность в краткосрочных кредитных ресурсах почти в 2 раза превысила плановую, что в результате привело к ежегодной «переброске» значительных объёмов субсидий с одного вида кредитов на другой.

У КПРФ давно разработана программа по восстановлению и развитию отечественного аграрного сектора. Чтобы село стало на ноги, на наш взгляд, необходимо немедленно приступить к решению следующих задач:

— совершенствование нормативно-правовой базы, направленной на обеспечение устойчивого развития сельских территорий;

— разработка документа государственного стратегического планирования — государственной аграрной политики;

— создание единого федерального государственного органа исполнительной власти в сфере землеустройства и управления земельными ресурсами;

— создание товаропроводящей инфраструктуры, создание и расширение рынков сбыта сельскохозяйственной продукции;

— проведение реструктуризации долгов в целях улучшения финансового состояния сельскохозяйственных товаропроизводителей;

— обеспечение эффективной государственной поддержки кредитования малых форм хозяйствования на селе;

— сокращение сложившегося диспаритета между ценами на сельскохозяйственную продукцию и на материально-технические ресурсы;

— выравнивание обеспечения господдержки сельского хозяйства в России и странах ЕС в расчёте на 1 га (в рамках режима «зелёной корзины» ВТО);

— улучшение жилищных условий сельского населения;

— создание современной социальной, инженерной и транспортной инфраструктуры в сельской местности;

— создание материальных условий для улучшения демографической ситуации, привлечение и закрепление молодёжи на селе;

— преодоление разрыва между городом и селом по уровню доходов и комфортности проживания населения.

Всё это обеспечит устойчивое развитие агропромышленного комплекса России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Газета «Правда» об «олигархе ельцинского розлива». Как миллиардер Прохоров нажил свои капиталы

Пт Апр 25 , 2014
На днях стало известно, что всю «конструкторскую документацию» своего шумного проекта «Ё-мобиль» обласканный Кремлём миллиардер Прохоров передал государственному институту ФГУП «НАМИ». Причём за символическую цену: 1 евро, то есть даром. Тем самым олигарх признал, что его затея с «Ё-мобилем» изначально была пиар-блефом. Post Views: 129

Рубрики