Рейтинг@Mail.ru

Первый зам. Генпрокурора РФ Буксман о сотрудниках полиции и ОМОНа: «Это люди, которые ничего не понимают в уголовном процессе…»

b9bc00_1242944308_2018503828 января в Государственной Думе состоялось обсуждение вопроса о даче согласия на направление в суд уголовного дело в отношении депутата-коммуниста В.И. Бессонова. В ходе дискуссии депутат фракции КПРФ К.А. Лазарев задал вопрос докладчику – первому заместителю Генерального прокурора РФ А.Э. Буксману. В результате состоялся очень интересный диалог, который мы приводим полностью по стенограмме заседания.

KPRF.ru
2015-01-29 19:09

К.А. Лазарев (фракция КПРФ).

- Александр Эмануилович, мне очень хорошо известен предмет разбираемого сегодня вопроса. Я прошел все стадии следственной работы в органах прокуратуры, работал следователем Управления Генеральной прокуратуры по Дальневосточному федеральному округу.

Вот все основные свидетели, указанные в вашем представлении, это свидетели полиции. Самостоятельно, без допроса они, составляя в день события рапорты и объяснения, совершенно не указывают и не говорят о причастности к описываемым событиям Владимира Ивановича Бессонова. Когда же их допросили через восемь месяцев, они все указали на виновные действия Бессонова.

В связи с этим у меня вопрос: как при данных обстоятельствах показания полицейских можно признать допустимыми доказательствами?

А.Э. Буксман.

- Константин Александрович, я понял ваш вопрос, но, действительно, основные свидетели по делу – это, естественно, сотрудники полиции, которые обеспечивали порядок и совершали действия, направленные на прекращение несанкционированного действия. Это, во-первых.

Во-вторых. В начале от них брали объяснения по этому поводу. Объяснения берут не следователи, объяснения зачастую пишут сами сотрудники полиции. Уровень этих сотрудников полиции, надо предполагать, это ОМОН, это люди, которые ничего не понимают в уголовном процессе… (Оживление в зале. Смех. Аплодисменты.)

Они пишут так, как им бог на душу положил. А когда же возбуждено уголовное дело, когда к делу приступил следователь, он задает те вопросы, которые входят в предмет доказывания, есть ли состав преступления, есть ли действия, образующие виновность, какие-то конкретные действия, время и все такое. Тогда появляются показания, которые являются доказательствами.

* * *

От редакции KPRF.ru

Таким образом, даже первый зам. Генпрокурора вынужден был признать, что уровень полицейских и ОМОНовцев, давших показания против В.И. Бессонова, что называется «ниже плинтуса». Кстати, никаких опровержений от ростовских правоохранителей пока не последовало. Видимо, они действительно писали свои объяснения «как бог на душу положил».

Вот на какие, с позволения сказать, доказательства опирался Следственный комитет. Вот кому поверило думское большинство в лице «Единой России», давшее согласие на передачу «дела Бессонова» в суд. Так не пора ли признать, что никакого уголовного дела нет, а есть грубо состряпанная фальшивка? Ведь еще не поздно остановиться! В противном случае правда все равно выйдет наружу. Что касается авторов этой топорной провокации против депутата-коммуниста, то они понесут заслуженное и неизбежное наказание.

 
Статья прочитана 81 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!