Рейтинг@Mail.ru

«Психологическое давление» капитана Рукосуева (маленький фельетон)

14315-1uБыло чудесное субботнее утро. «Весна наконец то началась», - думал капитан полиции Степан Рукосуев, вышагивая по центральной площади, на которой, под памятником вождю мирового пролетариата, шумела и гомонила сельскохозяйственная ярмарка.

«Покупайте свежий мед», «Посмотрите на эти чудесные моталыги», - доносились призывные крики продавцов. Ярмарка — ответ губернатора на санкции бездуховного Запада и яркий пример импортозамещения в отдельно взятой губернии - радовала Степана. Ведь обычно на эту площадь претендовали разный оппозиционный сброд, мешающий чиновникам и правоохранительным органам спокойно жить и наслаждаться прекрасными, но такими редкими выходными.

Жизнь полиции и так не сахар — надо постоянно ловить преступников, а тут еще и  экстремисты активизировались. То мат выдадут на пикете, то гадость какую-нибудь разместят в соцсетях. «Вот не живется спокойно людям. И нам от них никакого покоя нет», - думал Степан, патрулируя важный периметр. «Но затихли вроде. Вот еще цветочки и газон посеет горадминистрация на любимой коммунистами площади перед Крытым рынком и вообще покой и тишина наступят. Ведь по газонам и цветам ходить нельзя - не то что митинговать и кричать всякие крамольные лозунги. Лучше уж ярмарку патрулировать, чем за инакомыслящими мотаться, ведь потом еще и журналисты саратовские гадости про работу мою напишут. А тут я людям нужен. Покой их охраняю», - все эти оптимистичные мысли как быстро промелькнули в голове Рукосуева, так же стремительно и исчезли, едва только краем натренированного глаза он увидел среди посетителей ярмарки ярко красные накидки с четырьмя ненавистными буквами.

«КПРФ», - прочитал капитан. «Пропали выходные. Опять все испортили». «Работаем», - скомандовал он, и сопровождающие его коллеги четко и одновременно достали самое надежное противооппозиционное оружие — видеокамеры. Рукосуев включил свой командирский видеорегистратор.

Гениальный план борьбы с гражданскими активистами заключался в том, что пройдя ускоренные курсы видеооператоров, полицейские должны слаженно и организованно окружать протестующих и постоянно снимать их на видео. «Психологическое давление - это очень круто! Кому понравится, когда его постоянно снимают? Так и изведем оппозицию под корень», - вспомнились Рукосуеву слова лектора на тренинге «Что такое оппозиция и как с ней бороться». Но саратовские активисты оказались довольно-таки ушлыми ребятами. Им в принципе оказалось плевать на то, что их снимают. А иногда начинали снимать полицейских сами. Тут уж и правоохранительные видеооператоры начинали нервничать.

«Что Вы делаете на ярмарке?», - грозно спросил Степан у красного активиста по имени Николай. «Зачем проводите публичную акцию?».

- Да ничего я не провожу, - ответил Николай, протягивая явно крамольную листовку посетителю ярмарки. Так, гуляю по ярмарке, листовки раздаю. А что, нельзя?

- Можно, - грустно ответил Степан, с тоской в сердце отметив, что во-первых, пачка листовок в руках Николая прямо-таки огромная, и там отчетливо читается «губернатора в отставку», а во-вторых, рядом показалась еще одна красная куртка, все с теми же буквами. Хозяина куртки звали Александр, и он нравился капитану еще меньше, чем Николай.

Взяли и испортили выходные. Теперь надо за ними постоянно следить. Как бы чего экстремистского не совершили. А то тут ярмарка, люди, моталыги...

«Пока тихо следим за ними»,- скомандовал Степан и нацелил свой верный видеорегистратор на сеятелей крамолы.

-        Картошку! Картошку украли!

«Где-то творится зло», - понял Рукосуев, и в его голове закипела работа. «Что есть зло меньшее, а что есть зло большее? Как можно сравнить служение власти и служение простым людям? Ведь я должен в первую очередь охранять порядок и покой людей. А только потом бороться с инакомыслием».

Достав свой собственный мобильник, Степан позвонил «ноль-два». «Кража картошки на ярмарке. Работаю по делу лично». «Принято», - ответил в ответ сотовый.

В толпе мелькнуло знакомое лицо. «Видел его в ориентировке», - отметил про себя Рукосуев. «Вижу возможного похитителя частной собственности. За мной, в погоню, орлы!», - скомандовал он и бросился в толпу, наперерез похитителю картошки. Орлы, не выключая камер бросились следом за командиром.

Мастерская подножка и преступник оказался в цепких руках закона. «Твою мать», - еле слышно прошептал Рукосуев. Еще один гражданский активист и экстремист по имени Андрей оказался на площади и именно его повалил на асфальт бравый капитан. Настроение испортилось окончательно. «Зачем воровал картошку? Хочешь голод посеять в губернии? Работаешь на Госдеп США?», - грозно рявкнул Степан. «Да не брал я никакой картошки, я не голодный», - уверенно ответил активист Андрей. «Там разберемся», - ответил Рукосуев, и куча здоровых полицейских поволокла маленького, юного оппозиционера в полицейское отделение. Причем, как утверждают очевидцы этой блестящей спецоперации, свои видеокамеры из рук они так и не выпускали.

Мораль сей басни, по мнению капитана Рукосуева, вполне может состоять в том, что охранять покой власти и покой горожан можно одновременно. Совмещая, так сказать. Ведь всегда может получиться так, что одну картошку и моркошку или один вилок капусты «украдет» какой-нибудь гражданский активист.

История основана на кусочках реальных событий и обильно приправлена авторской фантазией. Особенно относительно Рукосуевских мыслей.

Игорь Денисенко

 
Статья прочитана 243 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!