Скандал с «сиротским домом» в Энгельсе набирает обороты

Скандал с «сиротским домом» в Энгельсе набирает обороты

salmanovaНадежда Андреева, фото Веры Салмановой. "Газета недели в Саратове" от 2 февраля 2016 года

Скандал, связанный с жильем для сирот, разгорелся на минувшей неделе в Энгельсе: жильцы дома на Волжском проспекте, построенного для выпускников интернатных учреждений, заявили, что здание непригодно для жизни. Как сказано в письме, размещенном на портале «Лица губернии», полы в трехэтажном доме сделаны «не из бетона, а из опилок, стены в квартире покрываются льдом и батареи не греют».

«Здесь всё — картонное»

«Поезжайте в Воруй-город», — говорили корреспондентам «Газеты недели» жители Энгельса, указывая дорогу к сиротскому дому. Официально это место называется Волжский проспект. Здесь находится поселок таунхаусов — вдалеке от трассы видны ряды домиков в немецком стиле.

Сиротский дом с первого взгляда кажется нежилым: половина здания огорожена металлическим забором, чернеют окна пустующих квартир. Два дальних подъезда заселены. Внутри неожиданно красиво: железные опоры выкрашены под цвет березовых стволов, висят горшки с искусственными цветами, на окнах белеют занавески и даже лестница на крышу увита новогодней гирляндой. Об интерьерах жильцы заботятся сами. Перед дверьми на лестничной площадке лежат кошки и детские санки. Детей здесь много. С третьего этажа слышен шум: рабочие таскают листы гипсокартона в квартиру, из которой ушла жалоба на портал «Лица губернии». «Вы загоняете нас в могилу, — говорилось в обращении, адресованном губернатору Валерию Радаеву. — Полы сделаны не из бетона, а из опилок, они провалились, и скоро мы с дочерью окажемся на втором этаже. Стены в квартире покрываются льдом, батареи не греют. Прошу принять меры срочно!»

Хозяйка квартиры Анастасия Кичко — стильная брюнетка в белом свитере — показывает корреспондентам достопримечательности своей квартиры. На полу перед входом в санузел — круглая дыра, уходящая в глубь межэтажного перекрытия. Рабочие пожимают плечами, говорят, что это «монтажное отверстие». Анастасия затыкает эту любопытную конструктивную деталь детским одеялом и старой кофтой.

Хозяйка поднимает линолеум на кухне. На вид полы кажутся сделанными из прессованных опилок. Одна плита лопнула и напоминает теперь распашной люк. Анастасия поднимает «створку» и запускает под пол руку: «Там до локтя пустота, дальше утеплитель». Эту трещину жильцы обнаружили, когда передвигали стиральную машину. Легким движением девушка проминает пол в углу, ладонь свободно входит под плинтус. «Отопление до третьего этажа практически не доходит. За ночь на плинтусах выступает лед. Обогреватели ставить страшно, проводка плохая. Газа в здании нет, разве можно сюда газ проводить, здесь же всё — картонное», — Анастасия выразительно стучит по стене.

Собеседница выросла в хвалынском интернате, после выпуска семь лет ждала положенную квартиру. «Написала президенту. Только после этого мне вручили ключи. Я обрадовалась, дочке было почти три года. А теперь думаю: чему ж я радовалась? Летом я второго ребенка рожу, куда кроватку поставлю? Вдруг мы на второй этаж провалимся?»

Кольца отопления

По лестнице бродят съемочные группы — сегодня здесь работают представители трех телеканалов и двух газет. Министерство строительства и ЖКХ сообщает, что фирма-застройщик ООО «Монолит-строй» обязана заделать дырки в полу за свой счет.

Судя по всему, рабочие, явившиеся в квартиру к Анастасии Кичко, представляют именно эту фирму. Сами строители молчат и закрываются от телекамер громадными листами ДСП. Во всех прочих квартирах, чьи жильцы еще не писали жалоб в интернете, никакого ремонта не происходит.

Анастасия Шумилова с маленьким сыном и мужем живет на втором этаже. Анастасия выросла в энгельсском интернате. После выпуска жила у знакомых, снимала комнату без удобств в общежитии, иногда даже была вынуждена ночевать на набережной. С 2010 года стояла на жилищном учете в областном министерстве строительства и ЖКХ. Кировский районный суд удовлетворил ее иск о предоставлении квартиры вне очереди. Чиновники в ответ разводили руками, объясняя, что аукционы на приобретение квартир признаны несостоявшимися из-за отсутствия заявок со стороны застройщиков.

О проблемах девушки рассказывали саратовские и федеральные СМИ. В марте 2013 года ей выделили квартиру в доме на Волжском проспекте. «Наконец-то мы с моим сыночком дождались крыши над головой. Нам, энгельсским сиротам, выдали жилье! Многие отказались, но не я. Да, в доме никогда не будет газа, но это ведь не главное. Нет балконов, маленький метраж, но это все такая ерунда по сравнению с тем, когда тебе некуда идти ночевать. Спасибо, что не дали остаться бомжами», — писала тогда Настя на портале «Лица губернии», обращаясь к депутатам областной и Государственной дум.

Как рассказывает Анастасия, через год после новоселья покосились углы и стены. «Мы думали: дом новый, осядет немножко и перестанет. Но усадка продолжается до сих пор!» На кухне Шумиловой пластиковые трубы отопления закручены в два огромных кольца.

Трудно представить, каким образом и зачем это было сделано, а главное — как здание с такими трубами было допущено к эксплуатации? «Нам сказали: дом осядет, и трубы сами вытянутся», — смеется Настя. Собеседница предлагает прислушаться к тому, как вибрирует пол: «Это соседи на первом этаже слушают музыку». «Мы каждый день в ужасе: вдруг провалимся? А к нам комиссия приезжает и говорит: радуйтесь и этому, вам же квартира на халяву досталась!» — рассказывает Настя.

Пол, который «гуляет» сам по себе

Хозяйка соседней квартиры Вера, так же как и другие жильцы, после выхода из интерната ждала квартиру несколько лет, жила у прабабушки, потом у родственников мужа.

Когда она наконец получила собственную крышу над головой, сыну Ярославу было чуть больше года. «Детская кроватка стояла у этой стены, — показывает Вера. — Ярик прыгал в кроватке, я услышала треск. Отодвинули кроватку — оказалось, пол у стены проломился». Из трещины сильно пахло плесенью — видимо, утеплитель в межэтажном перекрытии был заражен грибком.

Со временем запах выветрился, но пол продолжил крошиться — недавно четырехлетний мальчик прыгнул с дивана, ДСП лопнула, и ребенок едва не провалился внутрь перекрытия.

Вера поднимает линолеум, становится видно, что пол в комнате настелен не цельными листами ДСП, а мелкими квадратами. Сироты предполагают, что для социального жилья использовали отходы отделочных материалов, оставшиеся после строительства коммерческих объектов застройщика. Каждый такой квадратик свободно «гуляет», если наступить на него, и ходьба по комнате превращается в нечто вроде аттракциона.

За крохотную квартиру площадью 32 квадратных метра Вера платит 2,5 тысячи рублей в месяц (как у большинства жильцов, жилье у нее находится в соцнайме). Молодая мама работает на макаронной фабрике, ее зарплата — 11–12 тысяч рублей в месяц, «капитальный ремонт с переделкой полов я не потяну».

 

P.S.

Как сообщает пресс-служба министерства строительства и ЖКХ, ведомство намерено «установить тщательный контроль за ходом ремонтных работ» в доме на Волжском проспекте. «В случае отказа в добровольном порядке или затягивания срока работ застройщик будет принужден к исполнению гарантийных обязательств в судебном порядке», — говорится в официальном комментарии министерства.

 
Статья прочитана 279 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!