Рейтинг@Mail.ru

Саратовский след в Февральской революции 1917 года в России

Именно об этом решил написать я по материалам состоявшегося  27  февраля  заседания  Саратовского историко-краеведческого  общества,  которое  проходило  в  областном  музее  краеведения.  В  заседании  участвовали  18  активных,  неравнодушных  его членов,  и  потому  проходило  оно  живо  и  интересно. Вел его председатель общества Сафронов Юрий Александрович.  Заседание  было  посвящено  100-летию  Февральской  буржуазно-демократической  революции в России.

История  Саратовского  края неотделима  от  истории  России  и  потому  то,  что  происходило  в  центре  страны,  конечно  же,  находило  отражение  и на периферии.

Пример  первый.  В  начальный  период  Первой  мировой войны,  послужившей,  как  известно,  мощным  катализатором революции  1917  года  в  России, 108-й  пехотный  полк,  который квартировался в Вильно, в составе 2-й армии генерала А.В. Самсонова воевал против германцев.

В это время французы, которых теснили  немцы  на  Западном фронте,  попросили  помощи  у России,  которая  откликнулась на их просьбу. Раздосадованная Германия решила проучить русских и перебросила часть своих войск под командованием Пауля фон  Гинденбурга  на  Восточный фронт. В завязавшихся тяжелых боях армия Самсонова была разбита,  перестал  существовать  и 108-й  полк.  Сотни  саратовцев  пали в тех боях.

Пример второй. В конце февраля 1917 года в Петрограде начались  массовые  беспорядки.  О них доложили царю Николаю II,  который  находился  в  эти  дни  в Могилёве  в  ставке  Верховного Главнокомандования  Русской Армии.    Председатель  Государственной  думы  М.В.  Родзянко телеграфировал:  «Положение ухудшается. Надо принимать немедленные меры. Настал последний час, когда решается судьба Родины  и  династий».  Царица писала  государю:  «По  улицам ходят  солдаты,  которые  стреляют  в  прохожих  и  разоружают офицеров». Она так же просила помощи.

В это время в Петрограде среди других воинских частей и формирований  находилась учебная команда Волынского  полка  (300 человек),  шефом  которого  был Николай  II.  Естественно,  царь послал  волынцам  телеграмму  с требованием  остановить  беспорядки в столице. Командир учебной команды капитан Лашкевич построил солдат и зачитал телеграмму. В ответ услышал категорическое нет: «В народ стрелять не будем!» Капитан поспешил в пулеметную  команду,  чтобы  силою  оружия  принудить  солдат к повиновению, но выстрелом в спину был убит унтер-офицером Тимофеем Кирпичниковым. За это чуть позже, когда командование Петроградским  гарнизоном  возложили на Лавра Корнилова, его наградили  Георгиевским  крестом. Сообщив об этом, докладчик продемонстрировал  фотографию Кирпичникова, где он находится среди английских рабочих.

После  гибели  командира  волынцы  начали  митинговать,  потом покинули казарму и вышли в город. Там они присоединились к Литовскому  и  Преображенскому полкам, и все вместе начали громить  полицейские  участки,  разгромили окружной суд, выпустив его узников на волю, школу прапорщиков, тюрьму «Кресты», захватили Арсенал, где хранились 40 тысяч винтовок и 30 тысяч револьверов. Тогдашний начальник Петроградского  гарнизона  С.С. Хабалов  приказал  полковнику А.П. Кутепову пресечь беспорядки  в  городе.  Полковник  сделал было  попытку,  но  она  провалилась: к тому времени на улицах начались  такие  волнения,  что пробиться  к  мятежникам,  чтобы усмирить их, не было ни малейшей возможности.

Николай  II  направил  на  подмогу генерала Иванова с войсками  —  что-то  вроде  карательной экспедиции. Но когда эти войска прибыли  в  Петроград,  подавляющее  большинство  солдат  перешли  на  сторону  восставших.  27 февраля 1917 года на стороне  мятежников  насчитывалось  67  тысяч  человек.  С  эдакой массой  уже  ничего  сделать  не смогли.  Таким  образом,  революция  победила,  царизм  был низвергнут,  бывшая  империя  объявлена республикой.

Рассказывая  всё  это,  Юрий Александрович  демонстрировал на  экране  и  показывал  краеведам  подлинные  артефакты  той эпохи — плакаты, открытки, нарукавные повязки, значки (жетоны),  фотографии,  репродукции картин  известных  художников: В.  Бескаравайного  —  «Окопная правда», Б. М. Кустодиева — «27 февраля  1917  года»,  И.А.  Владимирова  —  «Выступления  солдат  и  рабочих  в  феврале  1917 года»,  А.П.  Остроумовой-Лебедевой — «Похороны жертв революции», Г.К. Савицкого — «Стихийная  демобилизация  царской  армии в 1917 году».

Всё  это,  конечно,  было  интересно, но рассказ о волынцах затягивался, и некоторые участники заседания стали подумывать: ну  какое  отношение  имеет  всё это к Саратову?.. Словно прочитав их мысли, лектор сказал:

— А к нашей области это имеет  вот  какое  отношение:  один из  солдат-волынцев  —  Мокин Павел Петрович, 1882 года рождения, был уроженцем села Малый Кушум Балаковского уезда.

Он обучался в учебной команде и,  как  и  все  его  товарищи,  по решению  Петроградского  Совета  рабочих  и  солдатских  депутатов  был  награжден  именным памятным  значком  участника первых  революционных  событий. На значке изображены: слева  —  пальмовая  ветвь,  справа —  ветвь  из  колосьев.  В  центре изображена матушка-Россия, которая  придерживает  рукой  щит с  надписью:  «27  февраля  1917 года».  Рядом  стоит  в  парадной форме солдат Волынского полка с Красным знаменем. На значке написано: «Волынец», а впереди — «П. Мокин». По числу обучающихся искусству воевать было  выпущено 300 значков.

Кстати,  когда  Временное  правительство  выпустило  заём  свободы,  была изготовлена фотооткрытка с надписью  на  ней:  «Граждане!  Волынцы призывают вас к подписке  на заём Свободы».

Ещё  один  саратовский  след —  назначение  премьер-министром правительства А.Ф. Керенского, который в 1912 году баллотировался  в  Государственную думу от города Вольска Саратовской губернии.

Выступивший  после  основного  доклада  краевед  Г.Г.  Кузнецов    уточнил:  «Февральская революция началась 23 февраля  (8  марта  по  новому  стилю),  в Международный  женский  день. Весть  об  этом  выдающемся  событии  разнеслась  по  городам  и весям  России  с  быстротой  молнии. Уже 25 февраля священник Федоровского уезда Саратовской губернии вместо привычной  пометки в Метрической книге — в селе таком-то родился крестьянин,  записал:  «у  гражданина села такого-то родился ребенок».

Через  две  недели  запись  вновь откорректирована:  «у  гражданина такого-то и его законной жены родился сын (дочь)...»

У  священника  села  Тамбовки самая первая запись в июне. Это  говорит  о  том,  что  люди по-разному  относились  к  революции. Одни её мгновенно принимали,  другие  опасались:    а не  случится  ли  так,  что  будет  дан обратный ход?..

Ю.А. Сафронов дополнил:

—  В  воспоминаниях  офицера  Н.А.  Келина  я  прочел  о  том, как  Февральская  революция взорвала  размеренную  жизнь 47-го артиллерийского дивизиона, казарма которого располагалась на Ильинской площади Саратова.  Он,  в  частности,  писал, что  когда  пришло  сообщение  о революции,  был  получен  приказ эту информацию не распространять.  Но  буквально  через  3 дня  в  связи  с  отречением  царя  Николая II от престола в пользу Михаила, было принято решение привести солдат к новой присяге.

И вот артдивизион присягнул на верность  Михаилу.  Неожиданно к  возглавлявшему  этот  торжественный акт генералу подбежал дежурный офицер и срывающимся от волнения голосом прошептал: «Ваше превосходительство! Михаил  отказался  от  престола. Надо присягать Временному правительству...» Тут подошли другие  офицеры  и  запротестовали: «Ничего  не  надо  делать,  Ваше превосходительство! Нашим солдатам без разницы, кому присягать...»  Далее  Юрий  Александрович  напомнил  о  том,  что  «на улицах Саратова тогда страшные дела творились». Кто-то не то и не так сказал — и сразу же следовала  немедленная  расправа.

Так на глазах у сотен людей ни за  что  убили  человека,  и  никто не  возмутился.  Все  молча  разошлись, ни правых, ни виноватых не было. Началось безвластие...

...Заседание  окончилось, но  краеведы  окружили  Ю.А. Сафронова  и  ещё  долго  задавали  ему  вопросы,  рассматривали  значки  (жетоны)  того времени,  открытки,  шелестели керенками,  другими  банкнотами  той незабываемой эпохи.

Иван РОКОТОВ

 
Статья прочитана 108 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!