Рейтинг@Mail.ru

«Жизнь за царя», или все-таки «Иван Сусанин»?

Почти год назад, 19 мая 2016 года, в Саратовском академическом  театре  оперы  и  балета  состоялась премьера оперы М.И. Глинки «Жизнь за царя» (Сусанин), но до сих пор она не получила широкого освещения в СМИ за исключением двух публикаций в информационных интернет-изданиях «Саратов Бизнес Консалтинг» и «Free News Volga», которые вышли уже давно, так сказать, по горячим следам. Поэтому есть смысл вернуться к этой премьере.

Новая  саратовская  постановка была приурочена к 180-летию (1836  г.)  её  первой  постановки на сцене петербургского Большого театра. Причем решено было отказаться  от  опоры  на  собственные  предыдущие  постановки  советского  периода  в  1939, 1952 и 1985 годах, а вернуться к  постановкам  дооктябрьского периода, к либретто барона фон Розена.  При  этом  постановщика (режиссер-постановщик  Андрей Сергеев)  не  смутило,  что  малохудожественный  текст  Розена буквально пропитан верноподданническими мотивами. Скорее наоборот — ведь это соответствует нынешней  российской  действительности, в которой президента В.В. Путина один из сановников охарактеризовал  примерно  так: Путин  —  наше  всё.  Есть  Путин — есть и Россия...

Каково  сказано?!  На  какую головокружительную  высоту вознесено  верноподданичество! Если бы бедный барон услышал это, он бы в гробу перевернулся от зависти!

А  вот  самый  свежий  пример. Как  сообщила  15  марта  радиостанция  «Эхо  Москвы»,  премьер-министр  Республики  Крым Сергей Аксенов заявил о том, что в России нужно восстановить монархию  (надо  же,  заговорил  об этом  аккурат  в  день  отречения (по новому стилю) ровно 100 лет назад царя Николая II от престола!),  а  за  президентом  В.В.  Путиным  закрепить  президентские полномочия пожизненно.

Ну и чем тогда президентская республика  будет  отличаться  от монархии, тем более, что у Путина и так уже сосредоточена почти вся неограниченная власть, а если вдруг выяснится, что каких-то  полномочий  ему  не  хватает, так  этот  «пробел»  запросто,  по первому  же  намеку  президента ликвидирует наш парламент?! Да практически ничем!

В  свете  таких  настроений  в театре было решено вернуться к дооктябрьскому названию оперы — «Жизнь за царя», тем более что сегодня так модно возвращаться к  старым  именам  и  названиям.  Да, по моде это так, а по сути? А по сути надо разобраться.

Напомню, что композитор назвал  оперу  «Иван  Сусанин»,  и под  этим  названием  шли  её  репетиции. Но царь Николай I настоял  на  изменении  названия, дабы  придать  ей  монархическую направленность. Вот тогда, с перепугу, назвали её «Смерть за царя», а уж потом переименовали в «Жизнь за царя». Композитор и постановщики, чтобы не сорвать  премьеру,  вынуждены были подчиниться.

Опорой  царской  власти  всегда была религия. Вот и нынешний режим счел за благо всячески  способствовать  усилению  её роли в государстве  и особенно в духовной жизни общества и в сфере просвещения.

Эти,  как  говорят  теперь, «державные»  моменты  нашли четкое  отражение  в  новой  саратовской  постановке,  в  введении  (по  сравнению  с  либретто  советского  периода)  целого ряда  новых  действующих  лиц, а именно: будущего царя Михаила  Федоровича  Романова,  его матери  Марфы  Ивановны  Романовой,  королевича  Владислава,  московского  Митрополита  и даже  Кардинала  (в  «польской» сцене).  Понятное  дело,  все  эти новые  персонажи  бесславны,  в противном случае пришлось  бы  писать новую оперу...

Что  же  касается  композитора, то он, уступив царю, ничего не  стал  менять  в  музыкальной концепции  оперы  и  по-прежнему  не  царь,  а  именно  крестьянин села Домнина Иван Сусанин  остался  главным  героем  спектакля, и жизнь он отдавал не за самодержца,  а  за  святую  Русь. Так  что  и  с  этой  точки  зрения было  бы  правильнее  оставить  прежнее название.

Теперь  об  исполнительском мастерстве занятых  в  опере артистов.Народный  артист  России,  обладатель  бархатного  баса  Виктор  Григорьев  в  роли  Ивана Сусанина  был  ярок  и  убедителен.  Он  представил  на  сцене простого  русского  крестьянина — любящего отца, мудрого собеседника, горячего патриота, для которого  благополучие  Родины дороже  собственной  жизни.  Артист сильно провел всю партию, но  особенно  глубоко  раскрылся в речитативе в сцене в лесу, передав в нем массу тончайших нюансов.  Впечатляет,  если  так можно  выразиться,  «певческая дикция»  вокалиста,  сумевшего четко  донести  до  зрителя  каждое слово арии (каватины), что, к сожалению, удается далеко не всем певцам.

Вот, например, я не всё разобрал у лауреата Международных конкурсов  оксаны  Колчиной, которая  исполняла  вторую  по значимости роль — роль Антониды, дочери  Ивана Сусанина.

Это тем более огорчительно, что певица  обладает  очень  красивым, я бы даже сказал, завораживающим сопрано. Но в целом — интонационно и драматически —  артистка  была  на  высоте,  ей удалось выразить силу и глубину чувств своей героини, её нежную душу, её боль.

Очень  приятное  впечатление оставила  лауреат  Международных конкурсов Светлана Курышева в партии Вани, приемного  сына  Сусанина.  Она  играла столь  убедительно,  что  зритель невольно забывал, что перед ним женщина, а не мальчик. Особенно  впечатляюще  исполнила  она героическую арию Вани с хором «Бедный конь  в поле пал».Удачно  исполнил  партию Богдана  Собинина,  ополченца,  жениха  Антониды,  артист Павел  Корчагин,  только  вот драматически  был  он  не  очень убедителен.  Возможно,  в  том повинны брюки галифе, в которые был облачен русский ополченец  из  крестьян  начала  XVII века.  А  ведь  появились  такие брюки  во  второй  половине  XIX века  —  их  ввел  для  кавалеристов  Франции  генерал  Галифе, проявивший  особую  жестокость при  подавлении  Парижской  коммуны 1871 года.

Впрочем,  не  только  галифе, но  и  другие  военные  «наряды» поляков,  например,  вызывали недоумение:  их  военная  форма  смахивала  на  френчи  периода  Первой  мировой  войны  (их также  носил  командный  состав Красной Армии в 1924—1943 годах),  а  вооруженные  шашками (саблями)  кавалеристы  очень напоминали  по  внешнему  виду  воинство батьки Махно.

Активным действующим лицом спектакля  является  хор,  который, на мой взгляд, звучал просто превосходно. Весьма эффективна и выразительна, хотя и сильно сокращена по объему балетная сцена спектакля, в которой заняты практически  все артисты балета театра.

Балетмейстер  —  заслуженный деятель искусств Республики Карелия Кирилл Симонов. Безупречно  звучал  симфонический  оркестр  театра,  которым управлял, вопреки утверждению программки, не Аркадий Шур, а сам маэстро — народный артист России Юрий Кочнев.

В  целом  спектакль  смотрится  с  интересом,  патриотический  настрой  он  дал  грандиозный,  артисты  выкладывались на  все  сто  (процентов),  так что  спектакль  стоит  посмотреть  всем,  кто  ещё  не  удостоил  его своим вниманием.

Альберт АЛОВ

 

 
Статья прочитана 14 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!