Николай Лукавенко: Из чего же мы будем печь хлеб?

Николай Лукавенко: Из чего же мы будем печь хлеб?

Несмотря ни на какие прогнозы и увещевания сегодняшней власти, в стране и на местах продолжается спад  по  всем  жизненно  важным  направлениям.  Вот лишь  некоторые  показатели  по  Ершовскому  району Саратовской области.

В  советское  время  в  районе работало  25  сельских  Советов, которые  потом    переименовали в  сельские  администрации.  Но в последние годы дважды  произошло  сокращение,  в  2016-м их  осталось  11.    А  о  шаговой доступности,  чего  требует  ФЗ №131, и речи не может быть. Вот один  из  примеров.  Орлов-Гай  в Ершовском  районе  —  это  самое удаленное  от  райцентра  село, расстояние  до  которого  70  км, но оно и самое большое село по численности населения — 2 тыс. человек,  а  администрацию  там  расформировали.  И  как  людям быть? Как решать свои вопросы?

Говорили,  что  сэкономленные от  сокращения  числа  сельских администраций  средства  пойдут на развитие сел. Но средств как не было, так и нет! По большому счету, это и есть уничтожение сел. Странно, но факт.

В г. Ершове было 16 промышленных  предприятий,  сегодня осталось только два: элеватор и кислородная станция. Последним недавно  пал  некогда  мощный ремзавод,  где  ремонтировались трактора  марки  «Кировец».  Оставшиеся  —  кислородная  станция  и  элеватор  —  тоже  на  грани  распада.  В  настоящее  время элеватор  принимает  только  отборное  зерно.  Никакая  подработка зерна — очистка, сушка и т.д. —  не ведется. Кстати, такая же ситуация и  во всей области, а  губернатор  всё  прогнозирует небывалые урожаи. А куда тогда этот урожай пойдет?..

Наш  район  в  основном  сельскохозяйственный,  а  селах  ситуация  удручающая.  Животноводство,  например,  как  отрасль уничтожена  полностью.  Потери животноводческой  продукции личные  подворья  не  компенсируют никак, счет идет в разы. А дела в местном растениеводстве очень  наглядно  иллюстрирует районная газета «Степной край» (№  12  от  23  марта  2017  г.).  В районе в обработке всегда было и ныне остается всего 301 тыс. га пашни. А газета повествует, что общая  площадь  посевных  площадей на 2017 г. составит 182,9 тыс.  га,  на  которых  зерновые  и зернобобовые займут 119,4 тыс. га,  яровые  —  97,1  тыс.  га,  под ранние культуры отдадут 23 тыс. га, а 74,1 тыс. га займут поздние культуры  (в  нашем  районе  это только  подсолнечник  и,  может быть,  немного  кукурузы,  просо не  сеяли  очень  давно),  а  озимые заняли 84,6 тыс. га. Встает вопрос: так из чего же мы будем печь хлеб? Напомню: в советские времена  мы  озимой  пшеницей скот  не  кормили.  Её  выращивали в малых объемах и в основном для технических целей.

О  развитии  сельской  инфраструктуры  также  говорить не  приходится.  Закрыто  много  детских  садов,  школ,  домов культуры, ФАПов, из 7-ми сельских  больниц  осталась  одна. В  нескольких  селах  закрыты почтовые  отделения,  сберкассы.  Есть  села,  да,  пожалуй,  их большинство,  где  большие  проблемы  с  подачей  обыкновенной технической  воды.  О  питьевой воде  и  говорить  не  хочется  —  её просто не хватает.

В  результате  села  пустеют, а  проще  говоря  —  вымирают. Сейчас,  даже  если  обеспечить хозяйства техникой, ГСМ и всем необходимым,  то  работать  там уже будет некому.

Вот такие при этой власти упадок и бесперспективность сел, и всё это на фоне эйфории власти, разрекламировавшей  повышенные показатели якобы эффективного развития села и улучшения жизни сельских жителей!

Н.С. ЛУКАВЕНКО, 

секретарь Ершовского местного отделения КПРФ

 
Статья прочитана 51 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!