Рейтинг@Mail.ru

Как победить бедность и хотят ли российские власти этого добиться?

Путин В.В. о расколе населения по доходам.

3–7 октября 2017 года в Москве и Санкт-Петербурге проходил Первый международный форум по энергоэффективности и развитию энергетики «Российская энергетическая неделя», на пленарном заседании которого 4 октября присутствовал президент РФ Путин В.В. Ведущий заседание John Fraher, журналист нью-йоркского агентства Bloomberg, среди прочих задал Путину такой вопрос: «Если посмотреть на исследования в области разграничения между населением с точки зрения обеспеченности, Россия разделилась экономически с тех пор, как вы стали президентом, и разница между богатыми и бедными – одна из экстремальных [по сравнению] с другими странами.

Как вы считаете, это одна из ошибок вашего президентства?»
Ответ Путина был таков: «Не столько ошибка, сколько тенденция в развитии российской экономики и социальной сферы; у нас действительно идет процесс восстановления. Тенденция, кстати, нехорошая, я сейчас об этом скажу, и она возникла не вчера, и не сегодня. Она возникла с самого начала 90-х годов, с момента демонтажа советской социальной системы и развития рыночных отношений, которые были связаны с «шоковой терапией». Вот оттуда все началось потихонечку. Значит, восстановление действительно идет. Мы наблюдаем сейчас устойчивый рост экономики, в 4-м квартале прошлого года это было 0,3%, а в 1-м квартале этого года – 0,5%, а вот сейчас, во 2-м квартале, это уже 2,5%. На 1,9% выросло промышленное производство, у нас устойчиво растут инвестиции в основной капитал, и мы фиксируем положительный баланс в торговле [далее Путин В.В. уточняет размер платежного баланса у министра]. Значит, как я сказал, растут уверенно и прямые инвестиции в основной капитал, это на фоне самого исторически низкого уровня инфляции (3% у нас сейчас) и рекордно низкой безработицы (5%), растут и золотовалютные запасы Центрального банка (они уже где-то под 400 млрд долларов), и начали восстанавливаться реальные доходы населения, что меня очень радует. Теперь по поводу вот этих ножниц между богатыми и людьми с низкими доходами. Это реальная проблема, над которой мы точно должны работать. Но должен сказать, что и здесь есть вещи, не упоминая о которых, мы не имели бы полную картину. О чем я сейчас говорю? Начиная с 2000-х годов, у нас уже меняется число людей, живущих за чертой бедности. У нас почти 40% населения в 2000 году жило за чертой бедности (там 38 примерно процентов). Сейчас это кардинальным образом поменялось. За предыдущие 2 года соотношение немножко изменилось в худшую сторону, но сейчас оно опять начинает выправляться. Нам, безусловно, нужно много менять в сфере социальной политики. Что имею в виду: нужно создать систему, при которой помощь государства будет идти целевым образом для тех людей, для тех категорий граждан, которые в ней нуждаются, а не для всех одинаково, что сейчас наблюдается и в сфере здравоохранения, в сфере социальной поддержки и т.д. Вот такова ситуация, мы знаем об этих вопросах, мы знаем об этих проблемах и понимаем, что для этого нужно делать, чтоб выправить эту ситуацию».
В ответе Путина В.В. есть ряд интересных моментов. 
Во-первых, удивило то, что вопрос по поводу одной из самых острых социальных проблем российского общества для президента социального государства оказался явно неожидан, неприятен и неудобен, и что у президента РФ не нашлось материала для ответа по существу. Вместо захватывающего сообщения об отчаянных мерах государства, предпринятых за последние 18 лет по борьбе с острейшей проблемой общества, вместо откровенного и глубокого анализа причин их провала, вместо внушающего уверенность и воодушевление рассказа об ожидающих граждан в ближайшее время новых, более решительных и действенных мерах по устранению проблемы, граждане услышали небольшую отвлекающую лекцию о нынешнем состоянии экономики, хотя всем хорошо известно, что разрыв в доходах растет при любом состоянии экономики, и дело тут совсем не в этом.
Во-вторых, было сделано важное признание: раскол по доходам есть не «ошибка президентства», а «тенденция в развитии российской экономики и социальной сферы», созданная «реформаторами» в процессе разрушения «советской социальной системы» и строительства «рыночных отношений». А вот это уже ближе к теме; становится понятным, что шоковый удар по стране и нации, в результате которого были разрушены производство и денежное обращение, ликвидированы сбережения и обрушены впятеро доходы граждан, был не случаен, а имел целью опустить советских людей в состояние глубокой нищеты и закрепить их навечно в качестве класса дешевых батраков, вынужденных ради выживания работать за крохи. И надо честно признать: «реформаторам» это удалось.
В-третьих, и это более всего шокирует и повергает в состояние глубочайшего разочарования и беспросветной безнадежности: из предстоящих мер решения этой проблемы президент РФ не смог назвать ничего, кроме... ужесточения системы государственной социальной помощи, от которой и так уже стенают нищенствующие по причине унизительных порядков по систематическому представлению социальным чиновникам комплектов документов с подписями и печатями, удостоверяющими их нищету, а также по причине отказа чиновников в оказании социальной помощи нуждающимся по малейшим поводам.
Следом в Сочи состоялось XIV ежегодное заседание международного дискуссионного клуба «Валдай», на заключительной сессии которого 19 октября 2017 года Путин В.В. ответил на вопрос журналиста об историческом задании и национальной сверхзадаче на период 2018–2024 годов: «Мы должны сделать Россию очень гибкой и в высшей степени конкурентоспособной. Гибкой с точки зрения форм и методов управления, гибкой с точки зрения развития экономики, устремленной в будущее, с точки зрения внедрения новейших технологий, оценки этих возможностей и их применения; должны, безусловно, укреплять свою обороноспособность, совершенствовать свою политическую систему, чтоб она тоже была как живой организм и развивалась в соответствии в тем, как весь мир развивается». Как умно и красиво сказано, но нет того главного, ради чего и должно существовать государство в цивилизованном обществе – нет ни слова о бедствующем народе и о том, что ждет его в будущей России. Эта забывчивость о народе характерна для всех выступлений участников бесконечного ряда форумов и клубов, на которых превалирует тема поиска путей увеличения доходов бизнеса. Темы народа там нет, возможно, потому что народ прочно вписался в существующую модель экономики в качестве дешевого расходного ресурса и никаких поводов для обсуждения темы не дает.
Именно в таком качестве рассматривает народ и руководство Центробанка, которое открыто заявило, что с 2016 года проводит политику ограничения доходов и потребления населения, потому что «низкий уровень доходов и, соответственно, трат граждан способствует снижению инфляции и стабилизации рубля». Вот так: не будучи в силах добиться нужных макроэкономических показателей нормальным образом – путем развития экономики, государственная бюрократия прибегла к циничному способу их достижения путем умышленного ухудшения условий жизни населения социального государства.
Правящая элита явно не собирается кардинально решать вопрос несправедливого распределения доходов ВВП, огромного раскола общества по доходам и глубокой бедности большинства населения, поскольку эти факторы являются основой богатства клана высшей бюрократии и крупного капитала, потому что они есть те киты, на которых стоит построенная ею модель экономики. Основы этой экономики заложил беспощадный погромщик России, инициатор ограбления и геноцида народа Ельцин Б.Н., которого глубоко чтит правящая элита, дело которого с успехом продолжает и в благодарность которому 25.11.2015 руководители государства открыли грандиозный мемориал.

Хромая экономика

Сопоставим некоторые социально-экономические показатели России путинского периода (2000–2016 гг.) с показателями группы стран ОЭСР, для наглядности выделив отдельно показатели США (как общепризнанного образца высокоразвитой экономики) и Польши (как крупнейшей страны Восточной Европы, перешедшей к рынку одновременно с Россией, но без садистского шокового удара по стране и населению) и добавив показатели Китая (как общепризнанного образца развивающейся экономики). Приводимые ниже данные взяты из статистических отчетов международных организаций ООН и ОЭСР, которые своих органов учета в странах не имеют и пользуются данными, предоставляемыми национальными статистическими организациями, включая Росстат.

Все денежные показатели приводятся в текущих (действовавших в соответствующий момент) ценах в принятой в международной статистике единой валюте – в долларах США, по паритету покупательной способности валют USD PPP (далее USD).
На графике 1 представлены значения ВВП на душу населения, принятого в международной статистике в качестве обобщающего показателя экономического развития стран. В среднем за рассматриваемый период душевой ВВП России был равен 17 330 USD (комментарии ко всем российским показателям даны ниже) и составил 52,3% от уровня группы стран ОЭСР (33 137 USD/ч), 37,5% от уровня США (46 249 USD), 96,4% от уровня Польши (17 976 USD) и в 2,2 раза превышал уровень Китая (7 821 USD).

В международной статистике средневзвешенные (по численности населения) значения показателей по группе стран ОЭСР (34 страны) принимаются за мировую норму. Исходя из графика, мы вправе ожидать (и требовать этого от государства), чтобы заработки и другие доходы населения России были примерно вдвое ниже мирового уровня, втрое ниже, чем в США, равны уровню Польши и вдвое выше, чем в Китае.

Поскольку применение ВВП в качестве обобщающего показателя экономического развития страны вызывает большие сомнения среди многих специалистов по причине наличия в нем до 87% (Люксембург) нематериальных доходов сектора экономики «услуги» (оптовая и розничная торговля, рестораны, связь, банки, биржи, страхование, торговля недвижимостью, управление, образование, лечение и пр.), на графике 2 представлена динамика более корректного показателя – производство. За рассматриваемый период 2000–2016 гг. производство выросло в группе стран ОЭСР до 119,1%, в США до 112,0%, в Польше до 231,5%, Китае до 418,1% и в России до 178,8%. На графике 3 представлена динамика индекса потребительских цен стран. За рассматриваемый период в  России цены выросли в 6,4 раза, в странах ОЭСР (включая США и Польшу) и Китае – в 1,5 раза. 

На графике 4 показана производительность труда в странах, которая определяется как стоимость ВВП, создаваемого работником за час. В среднем за рассматриваемый период в России производительность была равна 18,0 USD/ч и составила 43,7% от уровня группы стран ОЭСР (41,3 USD/ч), 32,4% от уровня США (55,7 USD/ч), 81,6% от уровня Польши (22,1 USD/ч) и была в 2,9 раза выше уровня Китая (6,3 USD/ч). 

На графике 5 показана средняя часовая заработная плата работников в странах. Сопоставление заработков работников стран необходимо проводить именно по этому показателю, поскольку годовое рабочее время в странах сильно различается; в среднем за рассматриваемый период рабочий год составил в России 1 985 ч, в ОЭСР 1 790 ч, в США 1 795 ч, в Польше 1 962 ч, в Китае 2 417 ч (в Китае шестидневная рабочая неделя). В среднем за рассматриваемый период средний часовой заработок в России был равен 4,70 USD и составил 24,2% от уровня группы стран ОЭСР (19,40 USD), 17,2% от уровня США (27,29 USD), 52,6% от уровня Польши (8,94 USD) и в 1,3 раза превышал уровень Китая (3,51 USD).
Какие выводы можно сделать из этих графиков.
Поражают низкие темпы роста экономики России, достигнутые за путинский период (графики 1–2). Это есть, по сути, крупный провал государственной экономической политики, поскольку страна с 2000 года выползает из глубокой ямы, в которую ее обрушили ельцинские погромщики. Так, объем производства 1999 года составлял всего 43,7% от уровня «дореформенного» 1990 года и был на уровне далекого 1972 года (т.е. страна была отброшена назад на 27 лет). Для прыжка экономики на прежний уровень не нужны были ни дорогие инвестиции, ни длительное строительство новых предприятий, достаточно было загрузить работой остановленные советские производственные мощности и засадить брошенные посевные площади разгромленных колхозов и совхозов. Но прыжка не произошло, потому что и в послеельцинский период государственная стратегия осталась прежней – хищническое потребление природных, производственных и человеческих ресурсов страны в интересах клана высшей бюрократии и крупного капитала. Несмотря на наличие всех условий и ресурсов для бурного роста экономики, за период путинского руководства страной к 2016 году производство еле приползло на отметку 78,1% от советского уровня 1990 года и достигло уровня 1980 года (т.е. страна отброшена назад уже на 36 лет).
Другим ярким показателем некомпетентности государственной бюрократии в экономике является провальная динамика индекса потребительских цен России (график 3).
Для всех графиков характерна нестабильность динамики показателей России, поскольку экономика страны была встроена в «мировую экономику» в качестве донора (вспомните, например, до недавнего времени постоянно повторяемое странное заявление президента России о том, что Россия гарантирует обеспечение энергетической безопасности «мирового сообщества» – с какой стати и зачем нам это?!), и оказалась зависима от любых внешних импульсов (цен на энергоносители, курса рубля, зарубежных кризисов, благосклонности западных политических элит, импорта инвестиций, технологий и оборудования и пр.).

В России выплачивается в среднем 55% заработанного...

Определив место России среди экономик стран и уровень компетентности российской правящей элиты в экономике, приступим к главному вопросу – сопоставлению российских заработков с зарубежными.
Сравнивая часовые производительности и часовые заработки работников стран за рассматриваемый период, обнаруживаем одну странность: за выпуск продукта (ВВП) стоимостью 1 USD российский работник получает в качестве платы за труд 0,261 USD, в то время как работник стран ОЭСР 0,470 USD, американец 0,490 USD, поляк 0,405 USD и китаец 0,557 USD. 
Вот мы и обнаружили основное отличие цивилизованной рыночной модели от российской модели экономики неофеодального типа и причину повальной бедности в России: при часовой производительности 43,7% от мирового уровня (уровня работника стран ОЭСР) российский работник получает часовой заработок в размере 24,2% от мирового уровня, или только 0,554 заработанного. Всего за рассматриваемый период 2000–2016 гг., исходя из мировой нормы платы за труд, работниками России недополучено заработка в ценах 2016 года на сумму 185,170 трлн рублей (7,386 трлн USD, или $2,761 трлн по курсу); эта сумма перетекла в прибыль предприятий и стала доходом собственников бизнеса. На этом фоне утверждения высоких государственных чиновников России о том, что для поднятия заработков работников последним необходимо сперва поднять производительность, звучат цинично и рассчитаны на неосведомленность граждан.
Переход на цивилизованную, мировую норму платы за труд существенно ослабил бы остроту социальных и бюджетных проблем России, поскольку при этом:
– примерно вдвое возрастают заработки работников и доходы домохозяйств; на ту же величину возрастают размеры социальных отчислений с заработков. Наконец-то реально решается проблема пенсионного обеспечения и прекращаются садистские эксперименты государственных магов, которые уже четверть века безуспешно пытаются посредством хитрых манипуляций натянуть куцый «тришкин кафтан» пенсионных средств на всех пенсионеров;
– возрастают налоговые поступления в бюджет, потому что те средства, которые в качестве прибыли предприятия облагались налогом по ставке 20%, теперь перекочевывают в зарплату работников и будут облагаться подоходным налогом по средней ставке 12,5% (с учетом налоговых вычетов) и социальными взносами по средней ставке 26,2%;
– миллионы людей выйдут из-за черты бедности, обрушатся расходы государственного бюджета на социальную помощь и численность социальных чиновников; 
– делается крупный шаг в направлении установления социальной справедливости в распределении доходов ВВП между наемными работниками и собственниками бизнеса, и снижается социальная напряженность в обществе;
– крупные денежные средства из прибыли иностранных собственников предприятий перетекают в заработную плату россиян. Доля иностранной собственности в экономике нашей страны огромна и тщательно скрывается от народа; достаточно напомнить, например, что 91,2% подлежащих продаже акций одного из самых доходных предприятий в мире – Сбербанка России – принадлежит юридическим лицам США, Великобритании, ОАЭ и других стран Европы и Азии (годовой отчет Сбербанка России за 2016 год, с. 142, 144). 

...но большинство работников получают только 46% заработанного

Выше показано, что в России почти половину заработанного у работников забирает собственник предприятия, но на этом ограбление работника не кончается. Построенная «реформаторами» модель экономики предусматривает разделение занятых на три касты, доходы которых качественно различны, и их надлежит рассматривать отдельно. Согласно отчетам Росстата и ФНС, в 2015 году эти касты выглядели следующим образом.
1) Ординарные работники в количестве 84% занятых (60,8 млн). Они и есть тот класс дешевых батраков, о котором говорилось выше. Они подвергаются двойному ограблению: 44,9% заработка забирает феодал-работодатель и 9,6% – приказчик-менеджер; ординарным работникам остается только 45,6% от заработанного. Их средний месячный заработок составил 18 132 рубля – это примерно две трети (0,69) от среднего заработка по России, или пятая часть (0,19) среднего заработка мирового уровня (среднего по группе стран ОЭСР). Если в соответствии с установленной российскими законами (1995–1999) методикой пересчитать этот заработок в рубли 1990 года, то получим 126,51 рубля, или 0,418 среднего заработка 1990 года; но эта цифра окажется на треть ниже, если учесть обрушение «реформаторами» общественного фонда потребления (из него приходилось по 0,35 рубля на каждый рубль заработка, не считая пенсий) и введение ими же множества налогов, сборов, арендных плат, платежей за казенные услуги и пр.
2) Высокооплачиваемые работники (менеджеры или приказчики) в количестве 16% занятых (11,6 млн). Они назначаются собственниками предприятий на руководящие должности с целью обеспечить нормальное функционирование модели экономики. Им дозволяется подкармливаться за счет присвоения части заработка ординарных работников. Средний месячный заработок менеджеров составил 69 343 рубля – это почти втрое выше (2,83) среднего по стране и почти достигает (0,80) мирового уровня. Но тут необходимо отметить, что в целях сокрытия позорной для цивилизованного государства величины неравномерности распределения заработков с 2003 года Росстат «исправил» свою методику учета доходов, перейдя от международных правил учета к национальным, которые исключают из учета выплаты, «носящие разовый характер» (годовые бонусы, оплата отдыха, субсидии на приобретение жилья и пр.), и, таким образом, занижают доходы менеджмента в 2,2 раза против фактических.
Вследствие специфики российской модели экономики к группе высокооплачиваемых работников формально примыкает и часть рядовых высокооплачиваемых работников метрополии (город Москва), а также добывающего и финансового секторов экономики.
Если в группе стран ОЭСР показатель неравномерности распределения заработков Р90/Р10 (отношение заработка работников с положением 90% и 10% в ряду работников, построенных в порядке роста заработков) составляет 3,80 (с наименьшим значением 2,17 в Италии), то в России – 6,68 по национальной методике 2003 года и 14,7 по старой (международной) методике. Понятно, что государство Россия имеет возможность одномоментно законом ввести цивилизованный порядок распределения заработков; при этом заработки ординарных работников поднялись бы на пятую часть за счет снижения заработков менеджеров, но такая акция противоречит принципам существующей модели экономики и подрывает ее устойчивость. 
3) Члены клана высшей бюрократии и крупного бизнеса численностью 227 тысяч (0,3% занятых), которые не обязательно числятся занятыми. Это как раз те истинные хозяева страны, которым реально принадлежат крупнейшие предприятия и другие важнейшие активы России, которые присваивают и прожигают значительную часть прибыли экономики, которая ранее была национальной собственностью и служила интересам нации. Их основные доходы поступают от собственности (из прибыли предприятий) и составляют, по данным отчетов ФНС, в среднем 2,5 млн рублей в месяц на человека. Но надо помнить, что отчеты ФНС не охватывают скрытые доходы ненаблюдаемой экономики, выпуск которой специалисты оценивают в размере до половины официального ВВП. 
Из вышеизложенного следует, что вся недоплата заработков в России до цивилизованных норм ложится исключительно на ординарных работников (84% занятых), и только они имеются в виду, когда говорят о низких заработках в России.

Экономическая западня

Было бы естественно потребовать от государства установления в стране решительно и сразу цивилизованной системы оплаты труда, при которой подавляющая и беднейшая часть работников получит увеличение заработков в 2,3 раза за счет снижения доходов собственника предприятия и менеджмента. Но оказалось, что «реформаторы» загнали экономику в глубокую колею, по которой страна катится к отсталости и гибели, и любые разумные проекты есть смысл рассматривать только после выхода страны на цивилизованную дорогу выздоровления и развития. Но эта задача очень сложна, ибо кроме политического решения она потребует огромных усилий всей нации и большого периода времени.
В 2016 году фонд официальной зарплаты России составил 24,115 трлн рублей, но поскольку он, как показано выше, составляет только 55,4% мировой нормы платы за труд, то для перехода к цивилизованному порядку оплаты труда потребуется изъять в заработную плату недобросовестно присваиваемых средств на сумму 19,413 трлн рублей из доходов собственников предприятий. Однако в том же году в бюджет страны поступило налогов на прибыль предприятий на сумму 2,770 трлн рублей, что при налоговой ставке 20% означает, что налогооблагаемая прибыль экономики составила 13,851 трлн рублей и была много ниже суммы недоплаты заработков работникам. Это означает, что если ввести нормальную оплату труда, то выявится, что российская экономика работает с отрицательной прибылью. Переход к мировой норме платы за труд в такой экономике невозможен, он просто приведет к краху страны; экономику надо сначала вылечить.
Десятилетия издевательств «реформаторов» над страной, экономикой и нацией не прошли даром. Нынешняя модель экономики, нацеленная на беспредельный рост доходов правящего клана бюрократии и капитала за счет беспредельной минимизации доходов населения, приучила собственников к легкому способу получения прибыли за счет ограбления работника. Эта модель экономики не понуждает собственника предприятия под угрозой краха бизнеса тратиться на новации и модернизации, позволяет решать проблемы легким способом за счет недоплаты заработков работникам, а всю прибыль – пускать на собственное потребление. За период «реформ» 1991–2016 гг. в российской экономике прочно закрепился тренд на отставание по уровню технического развития от мировой экономики, сломать который не может ни стихийный рынок, ни нынешняя правящая элита, которая тщательно отстраивала нынешнюю модель хозяйствования для собственного кормления. Для решения этой сложной задачи необходимо эгоистическую, компрадорскую и дилетантскую правящую элиту заменить на элиту другого типа – бескорыстную, национальную и профессиональную, которая будет обладать совершенно другим менталитетом, которая будет в состоянии выработать долговременную реальную программу технического перевооружения национальной экономики и твердо ее осуществить, ломая сопротивление бенефициаров нынешней модели экономики. И только тогда по мере выполнения этой программы станет возможным постепенный переход к цивилизованным нормам оплаты труда.

Китайский образец

Больная российская экономика в богатейшей стране вызывает недоумение и жалость в мире, а вот экономика другой страны бывшего социалистического лагеря – Китая – вызывает в мире изумление и зависть. Китай показывает россиянам, чего может добиться национальная и профессиональная правящая элита при жестком преследовании за воровство и коррупцию.
За период 1999–2016 гг. ВВП Китая вырос в 4,6 раза (в России всего в 1,9 раза – и это при наличии огромных незагруженных мощностей экономики!), производство – в 4,2 раза (в России в 1,8 раза), инфляция соответствовала среднемировой и выросла в 1,5 раза (в России в 6,4 раза). Рост заработка в Китае шел невиданными темпами; по данным МОТ, в 2014 году средний месячный заработок китайского работника превысил таковой российского работника и быстро от него отрывается (напомним: при производительности труда китайца вдвое ниже россиянина).
Пенсионным обеспечением в Китае охвачены пока только работники городов. Мужчины выходят на пенсию в 60 лет, а женщины – в 50 (рабочие) и в 55 (служащие) лет при ожидаемой продолжительности жизни ныне рождающихся мужчин 74,5 лет (в России – 65,9 года) и женщин 77,5 лет (в России – 76,7 года). Пенсия в Китае составляет 74% валового заработка (80,5% чистого заработка) и складывается из двух частей: а) базовой части в размере по 1% заработка (индексированного на год выхода на пенсию) за каждый год работы и б) накопительной части, на формирование которой работник вносит 8% заработка, причем накопительная пенсия в ряде провинций является реальной (взносы поступают в частные банки), а в большинстве провинций – условной, т.е. взносы поступают государству, которое ведет их учет и ежегодно индексирует примерно на 10% в соответствии с ростом заработков и цен. В таком же порядке ежегодно индексируются и текущие пенсии.
В России же мы испокон слышим страшилки «реформаторов» по поводу нехватки у государства денег для покрытия дефицита пенсионных средств, рассчитанные на несведущих граждан. При внимательном рассмотрении вопроса выплаты трудовых пенсий по возрасту, которые только одни выплачиваются за счет пенсионных взносов (все остальные пенсии подлежат выплате из средств бюджета), обнаруживается, что никакой подачки из бюджета для этого не нужно. Так, в 2016 году выплата трудовых пенсий по возрасту составила 5,583 трлн рублей, из которых 4,131 трлн рублей поступили в качестве пенсионных взносов, а остальные – из суммы 2,051 трлн рублей, поступившей из бюджета во исполнение обязательств государства по компенсации понижения тарифов взносов для бизнеса (0,392 трлн рублей), по выплате досрочных пенсий (0,307 трлн рублей), по зачету в стаж нестраховых периодов и пр.
Вместо обещанного народу процветающего цивилизованного рынка «реформаторы» создали неофеодальное общество, в котором у подавляющей части работников феодалы – собственники предприятий и их подручные приказчики-менеджеры отбирают более половины заработанного. Дешевый труд лишил экономику стимулов к техническому развитию и обрек население на вечную бедность и деградацию. «Пореформенная» Россия паразитирует на советском наследстве и природных богатствах, и страшно представить, что ждет страну и народ, когда то и другое иссякнет.

В.А. БАРСУКОВ

Sovross.ru

 
Статья прочитана 120 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!