Либеральная верхушка на деньги пенсионеров содержит олигархов

Либеральная верхушка на деньги пенсионеров содержит олигархов

Павел Грудинин о том, куда ушли накопления стариков и почему власть опять на них экономит.

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Удивительные дела творятся у нас: цирк, да и только. Не успели мы разглядеть, как фокусник Дворкович в одно мгновение превратил наших олигархов в социально ответственных бизнесменов, как на арене появился еще один иллюзионист, это такое хобби у экс-министра Кудрина, с другим фокусом. Алексей Леонидович, которому, видимо, не дает слава Дворковича, под барабанную дробь сделал пенсионеров … сделал пенсионеров… Ну в общем, «сделал» пенсионеров. На Гайдаровском форуме, куда слетаются эти самые либерально, то есть социально ответственные бизнесмены, он показал фокус с пенсиями и пенсионерами. А суть его-то проста: «увеличение пенсионного возраста является сегодня позитивным для рынка и сбалансированности бюджетной системы и имеет даже политические дивиденды — в части поддержки пенсионеров. Мы в этом году, недоиндексируем пенсии пенсионерам. Повышение пенсионного возраста позволит проиндексировать пенсии пенсионерам в следующие годы в большей степени, то есть это в интересах пенсионеров». Вот так и сказал. Оказывается, фокус — это в наших с вами интересах. Ничего личного, но на Востоке есть поговорка, что к тому времени или падишах умрет, или его осел. Пенсионеры хотят есть сейчас и каждый день. А почему бюджет не хочет взять на себя обязательство по содержанию пенсионеров? Мы — страна работающих нищих. Потому что сложно выжить на подачку-пенсию, вот и вынуждены работать наши пенсионеры, чтобы свести концы с концами.

Да, нам говорят, из-за демографической ситуации увеличивается дефицит Пенсионного фонда. Что за «лапша», если постоянное идет дотирование Пенсионного фонда из госбюджета для выплаты пенсий? Это обычные расходы бюджета — точно такие же, как выплата зарплат госслужащим, как расходы на оборонку… Но ведь воруют… Да и многие экономисты, не из кудринского лагеря, утверждают, об искусственности дефицита бюджета ПФР. Что после 2020−2022 года будущие пенсионеры, придя за накопительной пенсией, получат ее по номиналу 2002 года. Сейчас отказывают в назначении страховой пенсии 1,2 процента россиян, которые не добрали 8 лет официального стажа. Через несколько лет стаж подскочит до 15 лет. Так что, вместо страховой пенсии будет назначена социальная. Но она тоже с двойным дном: она не только ниже, но и назначается позже, спустя 5 лет: женщины ее получат с 60 лет, а мужчины — с 65. Прогноз тут ясен: ограничение прав будущих пенсионеров, снижение уровня жизни рядовых россиян. Богатейшая ли мы страна, если ныне более двадцати миллионов человек оказались за чертой бедности, а число обездоленных будет расти? Как жить дальше, каковы перспективы у нынешней пенсионной системы?

— Сначала я бы хотел уточнить. Пенсионеры — одинокие, неработающие — по определению не могут быть бедными в рамках той парадигмы, которая принята у нас, — считает доктор экономических наук, академик РАЕН Сергей Николаевич Смирнов.

«СП»: — Ничего себе. Тогда кто у нас бедный в России, не считая субъективного вашего восприятия?

— Это те, у кого доходы ниже прожиточного минимума. Неработающий пенсионер не может получать пенсию ниже прожиточного минимума, поэтому, по определению, он — не бедный. Еще уточнение: они считаются бедными, если у них в семье есть иждивенцы, скажем, дети маленькие, безработный глава семьи и так далее. В домохозяйстве они могут быть бедными, но их личные доходы никогда не упадут ниже прожиточного минимума.

Второй сюжет более глобальный, действительно, есть реформа пенсионной системы. Когда-то в 2002 году - прозрачная абсолютно система. Помните, «письма счастья», которые нам приходили: мы четко определяли, сколько нам начислил наш работодатель, делили это на продолжительность нашей постпенсионной жизни — 228 месяцев, 19 лет — и определяли приблизительно средний размер пенсии. То, что произошло сейчас, надо понимать так, государство расписалось под тем, что пенсионная система в нынешнем формате не имеет перспектив. Это государство признало де-факто. То есть власть нам не даст умереть с голоду. Прожиточный минимум пенсионеру будет гарантирован. В 2002 году была заложена очень мощная бомба в виде накопительной части. У нас средства пенсионной системы до 2002 года, да и сейчас, тратятся «с колес». Мы, те, кто не получают пенсии, но содержат пенсионеров нынешних. В дальнейшем молодежь наша будет содержать нас. И в данном случае эти средства были омертвлены фактически. Да, пошел инвестиционный доход, большой или маленький — это другой вопрос, но, эти изъятые средства из бюджета пенсионного фонда, пришлось покрывать трансфертом из федерального бюджета.

«СП»: — Насколько это может повлиять в целом на пенсионную систему?

— Риск большой существует. Потому что значительная часть российской экономики «теневая». А реформой последних лет заложено постепенное повышение необходимого трудового стажа для получения прав на государственную трудовую пенсию и, соответственно, те самые пенсионные баллы. В этом году необходимый страховой стаж составляет 9 лет, а количество накопленных пенсионных баллов — 13,4. К 2025 году будет повышен минимальный страховой стаж до 15 лет, а количество баллов — 30. Дальше, если это пойдет по нарастающей, если даже 10 процентов не будут получать пенсии, то это обернется социальной проблемой для правительства. Более того, думаю, будет некая регионализация этого обстоятельства. То есть, наверное, доля тех, кому будет отказано в пенсии, будет зависеть, колебаться по регионам достаточно сильно.

«СП»: — То есть, иными словами, житель Магаданской области или житель Москвы, Московской области, Белгородской, будут получать пенсию по-разному?

— Не исключено. Может различаться, варьироваться по регионам доля тех, кому будет отказано в пенсии.

«СП»: — А как это будет обосновано со стороны власти?

— А обосновано — федеральным стандартом, по страховому стажу и по баллам. К сожалению, по этим параметрам будет большая доля отказов в выплате. Подчеркиваю, государство не откажется полностью от выплаты пенсий: оно у нас же гуманное, назначит социальную пенсию, соответствующую прожиточному минимуму.

«СП»: — Понятно, народ будет умирать не от голода, а истощения. А сколько денег у государства остается, чтобы затыкать ежегодный дефицит бюджета пенсионного фонда? Насколько хватит денег фонда национального благосостояния?

— Всё будет зависеть от того, как пойдет дальше магистраль этого самого развития. На Гайдаровском форуме госпожа Голикова выступила с предложением консолидировать все социальные фонды в один котел. Имеются в виду Федеральный фонд обязательного медицинского страхования, Фонд социального страхования и Пенсионный фонд России. Мне кажется, это предложение имеет право на существование. Потому что, происходящее у нас с Фондом социального страхования, для меня как для экономиста понятно, в чем состоит возможность контроля расходования средств, есть ли какие-то четкие параметры назначения тех или иных социальных выплат. По пенсионному фонду тоже всё понятно, там не разгуляешься. Есть те же самые баллы, есть страховой стаж, и государство у вас как монополист покупает эти баллы. 81 рубль 49 копеек в этом году, и, соответственно, выплачивает вам эту пенсию. По Фонду социального страхования тоже есть, так сказать, нормативные выплаты. Это если мы, не дай бог, болеем, выплаты по соцстраху, они идут абсолютно четко. А вот есть, на мой взгляд, вполне проблемные статьи. Ну, вот те же самые соцстраховские путевки. Каковы жесткие критерии их предоставления? По-моему, они на самом деле отсутствуют. В конце 90-х годов проводили соответствующие расчеты, выяснилось, что любой, застрахованный в Фонде социального страхования, получит эту самую соцстраховскую путевку раз в 50 лет. Я не знаю, сейчас сильно ли это изменилось или не сильно, боюсь, что не очень сильно. И по Федеральному фонду обязательного медицинского страхования тоже есть большие проблемы. Тут я бы согласился с Никитой Александровичем Кричевским, который сказал: «Давайте вернемся к бюджетному финансированию нашей бесплатной медицины, а из сэкономленных средств будем выплачивать пенсии».

«СП»: — Формально у нас нищих нет, но все отлично понимают, что на пенсию прожить с точки зрения коммунальных услуг, лекарств и так далее практически невозможно с учетом инфляции и по продуктовой корзине в том числе. Не даст ли это повод государству для очередной манипуляции, игре с народом в «наперсток»?

—  Вы затронули очень серьезный момент, когда вы сказали «продуктовая часть корзины». На фоне всех социальных инициатив президента, которые были озвучены в ходе Выборов-2018, по поддержке семьи, я не знаю, к кому предъявлять претензии. Видимо, к правительству, к министру труда Топилину, к Медведеву лично. Потому что состав корзины, в соответствии с федеральным законодательством, должен меняться у нас не реже раза в пять лет. Последний раз это было в декабре 2012 года. Хочется задать вопрос: а где, собственно говоря, новый состав корзины? Это — грубое ннарушение закона фактически.

Пятитысячная единовременная надбавка к пенсии, не побоюсь сказать, была подачкой пенсионерам, это тоже, в общем-то, от лукавого на самом деле. Кстати, по поводу пополнения бюджета Пенсионного фонда: тут есть свои мелкие хитрости. Отказ от индексации пенсий работающим пенсионерам, только перерасчет с 1 августа, три балла максимально, ну, 240 рублей в прошлом году где-то это было. И второй сюжет, регулярно возникающий, рано или поздно, мне кажется, он будет реализован, это отказ от выплаты фиксированной части работающим пенсионерам. Это порядка 5 тысяч рублей. И еще один хитрый момент. Есть предельная величина заработной платы, на которую начисляются страховые взносы и учитываются в баллах. В этом году это один миллион двадцать одна тысяча годовых, то есть приблизительно где-то 85 тысяч рублей в месяц. В прошлом году эта величина составляла 876 тысяч. Разделим 1 000 021 на 876 000, получим достаточно серьезную величину. А на сколько выросла номинальная заработная плата в прошлом году? На существенно меньшую величину. Вот такого рода маленькие хитрости, о которых публично не говорят, но если разобраться с этой статистикой, с законодательством, то у меня такое впечатление, что правительство всё-таки ведет не вполне честную игру с пенсионерами.

«СП»: — Каковы на этом «наперсточном поле» настроения у пенсионеров?

— Такая вот психология у пенсионеров, «лишь бы не было войны». У пенсионеров точки кипения нет. «Крутится» народ… Рано или поздно государственная пенсионная система выродится просто в социальную, в систему социальной поддержки по старости, по наступлению пенсионного возраста. Мне кажется, что это будет так. Если мы хотим жить хорошо, когда наступит пенсионный возраст, то нам нужно позаботиться самим о себе. Государство недаром устами Силуанова озвучило мысли, связанные с формированием независимой, этой самой накопительной части, которая будет находиться в негосударственном секторе. На самом деле я не знаю, какие там будут институции и насколько обязательно всё это будет. Мне кажется, что должно быть добровольно, хотя сначала Силуанов хотел насильно всех, то есть, как бы по умолчанию все становятся участниками, а потом «давайте, — говорит, — мы с вами в заявительном порядке будем выходить из этой системы, кто не хочет». То есть, короче говоря, государство должно просто способствовать формированию этих самых фондов.

«СП»: — Накопительная часть заморожена уже четыре года. Это правильно, по вашему мнению?

— С точки зрения молодого вступающего в жизнь выпускника вуза, колледжа, — это, безусловно, неправильно, потому что он лишается возможности получать инвестиционный доход. А вот с точки зрения государства — правильно, потому что эти средства пускаются на выплату текущих пенсий. Кстати, это уменьшает дефицит пенсионного фонда. Но это — манипуляция.

«СП»: — В России говорят о необходимости повышения пенсионного возраста. Будет он повышен, нужно ли это?

— Для большинства пенсионеров уход от своего трудового коллектива — это достаточно серьезная трагедия. Поэтому с этой точки зрения я бы, конечно, пенсионный возраст повысил. С точки зрения государства — опять же, на какой стадии мы находимся. Если это стадия демографического роста, выплеск большого количества выпускников вузов, колледжей, молодежи на рынок труда — безусловно, пенсионный возраст повышать не надо. Если мы находимся в демографической яме, то мне кажется, пенсионный возраст, конечно, надо повышать.

«СП»: — Всё-таки ждет ли нас пенсионная реформа, если ждет, то когда?

— Определенно это будет, но не в выборном этом году. А направление пенсионной реформы — всё зависит от того, будут ли отдельные «совершенствования» вроде повышения пенсионного возраста. Возможна корректировка — она потребуется, если будет повышаться пенсионный возраст — с минимальным количеством лет трудового стажа и с пенсионными баллами.

А вот что по этому поводу считает Павел Грудинин, руководитель легендарного совхоза им. Ленина, где проблемы пенсионеров давно решаются по-другому:

— Решение пенсионной, как и многих других проблем, связанных с улучшением материального благосостояния россиян, гарантированием достойной жизни, возможно только при полной смене экономической стратегии. А это — крутой поворот от олигархического капитализма к социальному государству, формирование сильного государства, которому будет верить народ. В этом смысле я не совсем понимаю логику экс-министра финансов Алексея Леонидовича Кудрина. Он говорит, что если мы увеличим пенсионный возраст, то люди почувствуют улучшение жизненного уровня. Я с этим не согласен, потому что пенсионный возраст установлен с учетом средней продолжительности жизни в нашей стране. Если увеличить пенсионный возраст, вероятность пожить исключительно для себя пропадает у 96 процентов россиян, которые уделяли 80 процентов своего времени работе. Это неправильно. К тому же не секрет, у нас и пенсионный отрезок жизни недолог. После чего накопительная часть их пенсий уходит в доход государства. Я против такого «реформирования» пенсионной системы. Во-вторых. Пенсионеры сегодня получают нищенскую пенсию, при этом пенсионные накопления власть несколько лет подряд изымает для других нужд, что незаконно.

Необходим кардинальный пересмотр пенсионной системы в сторону реального повышения уровня жизни, материального благосостояния и пенсионеров, и тех, кто уйдет на заслуженный отдых. В нашей программе говорится, что пенсия должна быть не меньше 40−50 процентов от средней заработной платы, ее надо платить не из ПФР, а бюджета государства, потому что эти люди работали на страну.

Власть закрывает заводы, фабрики, сельхозпредприятия, толкает людей на нищенское существование. Растет безработица, в том числе и скрытая. Как в такой ситуации наработать необходимый стаж для начисления пенсии? Отсюда циничное — вы не заработали себе на пенсию, живите, как хотите. Отсюда — господачка в виде социальной пенсии. Но давайте вернемся к советским временам. Моя тетя была инвалидом, получала социальную пенсию, которой хватало ей на вполне достойную жизнь. Конечно, она не покупала черной икры и деликатесов, но выплаты хватало, чтобы не просить взаймы. Поэтому любая пенсия должна обеспечивать, гарантировать достойную жизнь: на это должно работать государство.

Индексация пенсий — обязательна. Когда нам говорят, что в стране нет денег, то это очередная ложь. Все действия последних десятилетий с пенсионными накоплениями, социальными выплатами оказались порочными. Власть обманывала население. Если хватает на строительство сомнительных спортивных сооружений, триллионы тратятся неэффективно, разворовываются, как говорит глава Счетной палаты Голикова, то деньги есть.

Богатая страна не та, у которой много денег, а та, которая их умно тратит. Мы, на мой взгляд, тратим их абсолютно неправильно. Посмотрите, как огромные деньги тратятся на спасение банков, которые разворовываются чиновниками и олигархами. Так что, деньги в стране есть, есть и ум, да только он направлен на пользу и в угоду кучки наших «социально ответственных бизнесменов».

Касаясь пенсионной реформы, самого ПФР, скажу. Сейчас есть предложения по реорганизации фонда в госкорпорацию и дальнейшую его приватизацию. Эксперты нелиберального лагеря справедливо считают это очередной пенсионной аферой, которая сделает абсолютно непрозрачной структуру ПФР. Мое мнение — ПФР должен быть упразднен. Необходимо вернуться к советскому опыту пенсионных назначений и выплат. Проблема пенсий — это, в конечном счете, проблема эффективности всей экономики. Продолжение же нынешней пенсионной «реформы» чревато социальными последствиями не менее серьезными, как это случилось тринадцать лет назад, когда в январе 2005 года льготы заменили на «смешные» денежные выплаты.

svpressa.ru

 
Статья прочитана 59 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!