В.Ф. Рашкин высказал свое мнение о национальной политике на круглом столе в Госдуме

В.Ф. Рашкин высказал свое мнение о национальной политике на круглом столе в Госдуме

29 марта в Государственной Думе прошёл круглый стол на тему «Стратегия государственной национальной политики до 2025 г: итоги реализации и новые вызовы». Своё мнение о национальной политике высказал первый заместитель комитета Госдумы по делам национальностей, член президиума ЦК КПРФ Валерий Рашкин.

Пресс-служба МГК КПРФ
2018-03-29 20:32

Рашкин Валерий Фёдорович
Член Президиума ЦК КПРФ, первый секретарь Московского городского комитета

- Россия – весьма сложное государство с множеством проживающих на её территории народов. Наша конституция гарантирует основные права и свободы всем гражданам независимо от этнической и религиозной принадлежности. И тем не менее это отнюдь не исключает возникновения множества конфликтных ситуаций.

В государственной национальной политике следует выделить три направления.

Первое связано с самым многочисленным народом России, заложившим фундамент российского государства – русским. Далее мы выделяем политику в отношении других народов России, как тех, что имеют своё государственное оформление в качестве республик, так и тех, кто такового не имеют. И третье направление - в отношении иммигрантов из-за рубежа, граждан постсоветских стран и не только.

Что касается русского народа, то здесь мы видим некоторые риски фрагментации национального самосознания. В самой России, в отличие от Украины и Белоруссии, это выражено слабее по той причине, что наше государство и правоохранительные органы в частности очень внимательно следят за поднимающими голову экзотическими активистами вроде «ингермландского» или «сибирского» национального движений, пребывающих в зачаточном состоянии и проявляющих себя только в интернете. Эти небольшие группы подпитываются недовольством жителей провинции несправедливыми схемами распределения национального богатства между регионами и центром. Их часто можно заметить на крупных протестных мероприятиях – они настроены резко оппозиционно. Если Москва не будет обращать на этот вопрос никакого внимания, в будущем подобные риски могут превратиться в угрозы дестабилизации Российской Федерации.

Что касается народов, имеющих республиканские органы власти, тот тут есть некоторые нюансы. Родные языки коренных народов России, несомненно, следует беречь и охранять, но иногда мы сталкиваемся с перегибами. Взять ту же ситуацию с преподаванием татарского языка в школах. Учеников заставляли 5-6 часов на неделе учить его. Но есть ли в этом практическая необходимость, если государственным языком в России является русский? В самом Татарстане русских 39,7% - они что, тоже должны учить вместо русского татарский? Люди, в должной мере не владеющие русским языком, сталкиваются с массой проблем при устройстве на работу и оформлением документов, они маргинализируются. Можно ли сказать, что некоторые представители руководства республики Татарстан способствуют этой маргинализации? Да, можно. И наш президент очень верно отреагировал на происходящее, указав на необходимость добровольного изучения национальных языков в республиках. Главное — обеспечить детям из всех регионов возможность получать образование на русском языке, на котором преподают в ведущих вузах страны.

Теперь перейдем к мигрантам из-за рубежа. Вот конкретный случай: руководитель МВД по Сахалинской области признал, что за 2017 год наблюдался рост числа мигрантов из стран ближнего зарубежья, преимущественно, из Средней Азии, и он составил почти 18%. Это те, кто получал вид на жительство. Уровень преступности среди мигрантов вырос на 30% при общероссийском снижении на 7%. Стоит констатировать, что государство весьма слабо справляется с интеграцией некоторых групп мигрантов. А это уже чревато ростом ксенофобии и межэтнической напряженности. В частности, это касается Урала, Сибири и Дальнего Востока – приезжающие туда иммигранты, как правило, как работники менее квалифицированы, но чрезвычайно сплочены.

Стоит отметить, что симптомы некоторых, казалось бы, хронических проблем в национальной политике стали проявляться все меньше и меньше. Мы уже давно не слышали ничего о событиях, подобных тем, что произошли несколько лет назад в Бирюлево – и это, без сомнений, хороший знак. Но нельзя забрасывать решение текущих задач, среди которых поддержание национальной памяти русского народа, недопущение перегибов в образовательной и культурной политике национальных республик и реформирование сферы проблем, связанных с миграцией из-за рубежа. Мы знаем, что есть определенный угол этих отношений – религиозный. Миграция из Средней Азии несет риски не только криминализации, но и радикализации пассионарных представителей российских народов. Совершивший теракт в петербургском метро в прошлом году был связан с исламистскими ячейками внутри страны и он был гражданином Узбекистана. Расстрелявший прихожан православной церкви в Кизляре был гражданином РФ, но он увлекся антисистемной идеологией исламизма. Это, конечно, в первую очередь, задача правоохранительных органов – выявлять таких людей заранее и не допускать их появления в России.

Впрочем, и здесь возможны некоторые перегибы. Важно отделить поистине готовящих акты антиобщественного характера деятелей от простых вольнодумцев. Как сообщает центр «Сова», количество приговоров, вынесенных за «экстремистские высказывания» (возбуждение ненависти, призывы к экстремистским или террористическим действиям и т.д.), в 2017 году продолжало опережать все остальные приговоры за «экстремистские преступления» вместе взятые. В 2017 году было вынесено не менее 213 приговоров против 228 человек в 65 регионах страны. За 2016 год мы знали 201 такой приговор против 220 человек в 66 регионах страны. Согласно статистике, опубликованной на сайте Верховного суда, за высказывания (чч. 1 и 2 ст. 148, ст. 205, ст. 280, ст. 282, ст. 354 УК) только за первое полугодие 2017 года было осуждено 292 человека, у которых эти статьи были основными в обвинении, и 82 человека, у которых эти статьи были дополнительными, – то есть всего за «экстремистские высказывания» было осуждено от 292 до 374 человек. Масштаб не маленький, и, очевидно, среди подсудимых были отнюдь не только и не сколько активисты «Правого сектора», УНА-УНСО, Misanthropic Division и прочих запрещенных и весьма опасных организаций, но и простые граждане, провинившиеся своими высказываниями в социальных сетях. Всего лишь три человека были приговорены к лишению свободы за радикальные исламистские видеоролики и публикации в интернете; четыре человека (уже упомянутые сторонники запрещенных украинских организаций «Правый сектор», УНА-УНСО и Misanthropic Division) сели за радикальные публикации, связанные с событиями в Украине. Было бы хорошо, чтобы спецслужбы отслеживали не простых комментаторов, а людей, готовящих теракты и нападения. Они есть – после поражений ИГИЛ их количество увеличится, так как с Ближнего Востока поток террористов хлынет опять – в родные пенаты.

Резюмируя – сфера государственной национальной политики пока что дает некоторые поводы для оптимизма.

 
Статья прочитана 52 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!