Рейтинг@Mail.ru

Ольга Алимова: С Северной Кореей мы идеологически близки

Главный саратовский коммунист Ольга Алимова в апреле вернулась из Северной Кореи. Члены КПРФ побывали в самой закрытой стране мира с официальным визитом с 13 по 20 апреля, попали на День Солнца – день рождения Ким Ир Сена. Своими впечатлениями о стране Ольга Николаевна поделилась с «Газетой недели».

– В Северную Корею меня пригласил Валерий Фёдорович Рашкин – у московской партийной организации договоры с рядом государств, в том числе с Китаем, Северной Кореей и теперь Венесуэлой. В составе делегации освободилось одно место: «Давай, ты представляла ОБСЕ, к тому же там будет съезд женщин». Я засомневалась, но поехала. С опаской. Была готова к тому, что там полная изоляция, шагу ступить без разрешения нельзя, что отнимут телефон и будут предлагать еду, от которой нельзя отказываться. Знаете, как иностранцы думают про Россию: у нас тут все в валенках и шапках-ушанках ходят, водку пьют, а по улицам медведи бродят. С похожим представлением и я ехала в Северную Корею.

– Перед поездкой вы не смотрели фильм Виталия Манского «В лучах солнца»?

– Ничего не смотрела. Начиталась всяких ужасов и полетела. И была приятно удивлена. Во-первых, стерильной чистотой. У нас субботники, у них, как я выяснила, – пятничники, когда все выходят на улицы и убираются. Чистота идеальная, хотя мусорных контейнеров я не видела нигде – просто никто ничего не бросает под ноги. Наверное, потому что сами убирают.

– Может быть, каждого бросившего бумажку за углом ждет человек с ружьём?

– В России почему-то так и думают, что там, наверное, расстреливают. Но я и в Белоруссии была, там тоже чисто: большие штрафные санкции за мусор, при этом граждане сами наводят чистоту на улицах. Расстрелом грозить не обязательно. Просто нужно уважать любой труд.

– По какому поводу был визит?

– Обмен опытом. Мы идеологически близки, но только в Северной Корее вся собственность – государственная. А у нас нет. Спорили. Корейцам интересно, зачем России нужно было вводить частную собственность. «Вы же понимали, к чему это приведет: люди будут жить хуже, зарабатывать будут только буржуи, работать на себя, и жизнь трудового народа им неинтересна», – так они говорили.

Визит был шикарный. Встречались на уровне ЦК, море журналистов, их телевидение освещало наш визит. Программа сверхнасыщенная. Просто погулять по жилым кварталам и пообщаться с простыми гражданами лично у меня возможности не было. Были попытки что-то спросить – понятно, что не на корейском, а просто жестами что-то показать. Но они не подходят, не разговаривают, улыбаются. Не думаю, что им сказали не разговаривать с иностранцами. Просто о чем с нами говорить?

Хотя в нашей группе были два человека, один из которых говорил на корейском. Вот они «пошли в народ», все обвешанные фотоаппаратами.

– Фотографии потом удалять не заставляли? Флешку выбросить?

– Нет, фото не удаляли. А вот сотовой связи нашей там действительно не было. У них две системы связи. Первая внутренняя – телефония и интернет. Вторая – связь с внешним миром, наше посольство ею пользуется. Но я была счастлива прожить неделю без телефонных звонков.

Встречи по партийной линии были замечательные. Мы попали на День Солнца – 15 апреля Корея празднует день рождения Ким Ир Сена. Посетили торжественное мероприятие. В огромном зале, как наш Кремлевский дворец съездов, тысяч пять народу помещается. Все присутствующие при параде – либо в военной форме, либо во френчах, женщины в ярких красивых платьях. Все взоры направлены на огромный стол президиума. Доклад прочитали, все докладчику похлопали, тут же встали и разошлись. Никаких жарких дискуссий. Я, конечно, вертела головой: мне было интересно, как люди реагируют. Чувствовала себя белой вороной. Потому что все сидели и смотрели в одну точку – в центр зала. Но, тем не менее, выражения лиц – праздничные.

– В мавзолей ходили?

– Конечно, и в музеи, и в мавзолей. Он просто огромный. Наш мавзолей меньше. И то власть сегодняшняя всех замордовала – не там лежит, не так лежит, место надо освободить. А там огромный дворец потрясающей красоты.

– Корейцы на самом деле кланяются статуям Ким Ир Сена и Ким Чен Ира?

– Да, и мы тоже кланялись.

– Неужели не поклониться нельзя?

– Так принято: раз мы приехали в чужую страну, обязаны уважать их законы. Нам это может не нравиться, мы можем чего-то не понимать, но уважать и выполнять следует. Нас предупредили еще в день приезда о таких вещах: например, фотографировать ростовые фигуры Кимов можно только в полный рост.

О великом маршале, который правит Кореей сейчас, рассказывают с придыханием. «Когда он пришел, например, в учреждение, то лично руководил работами на месте – спросил: почему нет часов? Войдет человек внутрь, а не сможет узнать, который час. И часы тут же повесили». Очень хвалятся, сколько раз на каком предприятии был Ким Чен Ын: у нас был 18 раз, а у нас 26! И это не наигранное восхищение, это искренне всё. Впрочем, у нас в Саратове тоже говорят про Солнце (смеется). Вот Солнце тут побывало, лично дало указания, решило проблему, приказало дать десять миллионов. Но наше Солнце поменьше. Их Солнце спасло мировую цивилизацию! Корейцы говорят: «В тот период, когда у вас была демократия, мы были вынуждены вам помогать, спасать и оказывать всяческую поддержку».

– Так и говорят – была демократия?

– Да. Они не считают то, что было у нас, демократией. С их точки зрения это разгул, разврат. Про выборы спрашивали. В Северной Корее, кстати, тоже есть выборы – они тоже выдвигают кандидатов. Но представить, что корейцы могут избрать кого-то другого, невозможно.

– Страна вам, я смотрю, понравилась?

– Очень! Они под санкциями, поэтому развиваются самостоятельно. Всё делают сами. Люди, как муравьи, хотя так, наверное, не стоит говорить. Все работают, работают... С самолёта видно кирпично-красную землю, глину. Непонятно, как там вообще может что-то родиться. Но вся эта земля четко, как по линеечке, расчерчена на поля – сажают рис, другие культуры. Работает каждый клочок земли. Воду носят на гору в лейках. Системного полива нет, ориентируются по погоде. Когда я спросила: «Где же огороды?», на меня посмотрели как на сумасшедшую. Там всё государственное. Всё, что нужно, можно в магазине купить. Так что посеять петрушку или кинзу, чтобы себя реализовать, негде.

– А в магазины вы ходили? Смотрели на ассортимент?

– Нас много где возили. На обувную фабрику, например. Я себе купила кроссовки за 4 доллара, потому что попала под дождь и ноги промочила. Рашкин купил себе крутые кроссовки – баскетбольные – за 10 долларов. Понятно, что это кожзам, но сделано симпатично и качественно. Неделю я в них проходила – и ничего, не развалились. Образцы при этом стоят все импортные. Они на них смотрят и делают похожие. Были на косметической фабрике, на фабрике вышивки.

– Ну, вышивку вы себе точно приобрели?

– Конечно! Но исходя из возможностей. Все-таки вышитые картины там дорогие. Корейская вышивка шелком считается самой лучшей в мире – все картины ручной работы. Как они, бедные, часами сидят там, вышивают, используя лишь дневное время, я не знаю.

– Так в продуктовые-то попали?

– Ходила, конечно. Риса у них просто завались: липкий и нелипкий, рассыпчатый и длинный, темный и светлый. И какие-то лепешки рисовые. Водка рисовая тоже есть. Есть женьшеневый напиток. Еще пиво они варят свое, очень вкусное. Вот что у них в дефиците – это молоко и молочные продукты. Для меня это катастрофа. Йогурты в ведерках продают, вкусные. Но молока мало – только соевое. А из сыров – тофу. Колбасные изделия есть, свинина, говядина, много курицы, рыбы, морепродуктов, зелени разной. Но сыра на прилавке лежит один несчастный кусочек.

В последний день смешно получилось. Нас пригласил на ужин директор их «Берёзки» (в Советском Союзе так назывались валютные магазины. – Прим. авт.). Стол накрыл – а там хе, рыба, морепродукты. Я сама про себя бурчу: «Если не поем сыра, удавлюсь». И тут кореянка выносит известный нам плавленый «Хохланд». Вокруг такое изобилие, а мы сидим и таскаем этот сыр (смеется).

– То есть вы в «Березке» отоваривались?

– Да, потому что иностранцы могут приобретать товары только за валюту, в определенных магазинах. Своих денег не дают. Хотя как-то продавщица забылась и дала мне сдачу вонами. Я их себе забрала.

Северная Корея находится в изоляции, внешнего рынка у них нет. Сейчас страна потихоньку начинает открываться – Ким Чен Ын у них современный, как говорит молодежь – продвинутый, мы видим шаги сближения с Южной Кореей, с Китаем, даже с США. Они считают, что жить в изоляции нельзя, надо с внешним миром поддерживать контакт – все-таки в стране нет нефти, газа, химической промышленности.

Но изоляция корейцев не сломила, они не продались, не раскисли, а научились жить и развиваться в условиях санкций. Да, кое-что им приходится закупать, например, медицинскую технику. Но все-таки многое они производят сами.

Нам, например, показали их школы. Конечно, гостям всегда показывают лучшее. Но мне кажется, у них так всюду. Во-первых, везде есть компьютеры и цифровые доски. Во-вторых, образование бесплатное – от яслей до вузов. Повсеместно единая и бесплатная школьная форма. Малокомплектные школы не закрываются. Даже если в поселке в горах всего два ребенка, для них будет работать школа. Их учат петь, рисовать, читать, считать. В дальних школах компьютеров нет, но все необходимые знания и навыки ребенок получит. В-третьих, классы оснащены фантастически: в физическом классе на партах есть всё для изучения физики, в химических – химии и так далее. Дети в детских садах развивают мелкую моторику и фантазию. Например, у них есть песочницы, на которые с проектора дается изображение. Слепил малыш горку, и проекция показывает, что это настоящая гора. Прорыл канавку, как будто речку, и сразу там поплыли рыбки. В три-четыре года эти дети могут построить всё что угодно. Я выйти оттуда не могла! Очень интересная система.

Во всех дворах детские площадки с мягким покрытием – тоже сами производят. Всё безопасное. Корейцы считают, что надо вкладывать деньги в детей и в образование, иначе у страны нет будущего. У них не только бесплатные образование, вплоть до вуза, но и медицинское обслуживание, получение жилья бесплатно, есть пионерские лагеря, дома отдыха, пенсионное и социальное обеспечение. Я побывала в стране социализма.

У меня очень яркие впечатления от Северной Кореи, Китай мне понравился меньше. Но больше я, наверное, туда не полечу.

– Почему же?

– Плохо перенесла акклиматизацию. Хотя кто его знает, я только отошла от перелётов. Может быть, через полгода-год опять захочется (смеется).

Анна Мухина

 

ГАЗЕТА НЕДЕЛИ В САРАТОВЕ, № 16 (476) от 22.05.2018

https://fn-volga.ru/newspaperArticle/view/id/7805

 

Фото из архива О.Н. Алимовой:

 
Статья прочитана 32 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!