Пенсионная реформа как «внезапный референдум»: Влияние на региональные выборы

Пенсионная реформа как «внезапный референдум»: Влияние на региональные выборы

Публикуем аналитический обзор, подготовленный экспертами Центра исследований политической культуры России и Отдела ЦК КПРФ по проведению избирательных кампаний - "Пенсионная реформа как "внезапный референдум": Влияние на региональные выборы".

Обухов Сергей Павлович
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, д.полит.наук

ВВЕДЕНИЕ

В последнее время на фоне резкого падения рейтингов президента и всех других властных структур в экспертной среде начал активно циркулировать слух, что Кремль намерен «перехватить повестку» в данном вопросе и фактически дать отмашку на референдум по пенсионной реформе. Так это или не так, но сам факт подобного рода разговоров говорит о том, что власть оценивает ситуацию как потенциально кризисную и готовится к чрезвычайным шагам (в самом деле, в экономическом плане у Кремля два варианта действий: социальный дефолт или смена курса).

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА И ЭЛЕКТОРАЛЬНЫЕ РЕЙТИНГИ ПАРТИЙ

Достаточно посмотреть на публикуемые данные официальных правительственных социологов из ВЦИОМ по рейтингам политических партий за последние два месяца, когда был вброшен законопроект о пенсионной реформе, чтобы понять очевидное: наибольшие потери несет парламентский симулякр партии власти – «Единая Россия» (табл.1)

Таблица 1.

ВЦИОМ: За какую из следующих партий Вы бы, скорее всего, проголосовали, если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы в Государственную Думу России? (Закрытый вопрос, 1 ответ)

06.05.2018

20.05.2018

27.05.2018

10.06.2018

17.06.2018

24.06.2018

01.07.2018

08.07.2018

«Единая Россия»

50,7

49,9

49,3

47,8

45,9

38,7

38,1

38,8

КПРФ

9,3

10,8

10,2

11,1

11,8

14,5

14,5

13,6

ЛДПР

7,8

8,1

8,6

8,3

9,5

10,3

10,5

10,3

Справедливая Россия

4,7

4,8

4,7

4,6

4,9

5,7

5,7

5,9

Непарламентские партии

6,5

6,6

6,6

7,0

6,9

8,1

7,6

8,2

Приду и испорчу бюллетень

1,0

1,1

0,9

0,9

1,0

1,1

1,3

1,1

Затрудняюсь ответить

12,1

11,5

12,1

12,7

13,1

13,3

13,5

13,5

Не стал бы участвовать в выборах

7,9

7,2

7,6

7,6

6,9

8,3

8,8

8,6

Источник: https://wciom.ru/news/ratings/elektoralnyj_rejting_politicheskix_partij/

Как видно, за два месяца с мая по июль рейтинг «Единой России» упал на четверть. Рейтинг КПРФ вырос в полтора раза, а ЛДПР – на треть, «Справедливой России» - на четверть.

Если в мае рейтинг «Единой России» и совокупный рейтинг оппозиционных парламентских партий (КПРФ, ЛДПР, СР и всех непарламентских партий) соотносился как 2 : 1 (50,7 у ЕР и совокупный рейтинг парламентской оппозиции и непарламентских партий – 28,3 проц.), то в начале июле 2018 года ситуация кардинально переменилась. Это соотношение стало как 1 : 1 (38,8 у «ЕР» и 38,0 у всех остальных).

Можно сказать, что при сохранении указанной тенденции в стране заканчивается эпоха тотального доминирования «Единой России». Конечно, у власти есть резерв мобилизации «ручных» непарламентских партий, более тесного приручения ЛДПР и «СР», но в период ослабления доминирующих позиций — это будет делать все сложнее и сложнее.

О наступлении периода рейтинговой политической турбулентности говорят и данные региональных опросов.

Так, согласно данным регионального опроса ЦИПКР во Владимирской области уровень поддержки «Единой России» ниже федерального.

Таблица 2

Вместе с выборами губернатора в сентябре предстоят выборы в Законодательное собрание области. Если бы они состоялись завтра, то за список какой партии Вы бы проголосовали?

Мнение В процентах От намеренных голосовать
Единая Россия; 35 52
КПРФ; 19 23
ЛДПР; 14 12
Справедливая Россия; 9 7
Гражданская платформа; 1 0
Яблоко; 1 1
Коммунисты России; 2 2
Патриоты России; 2 2
За другую партию; 1 1
Не решил, не определился; 10 -
Против всех/Испорчу бюллетень; 1 -
На выборы не пойду; 4 -
Не скажу/ Иное / Без ответа 1 -

Источник: Опрос РОВЛАД-ЦИПКР-07072018 от 6-7.07.2018 (робот) - роботизированные телефонные интервью. Выборка репрезентативная, случайная, квотированная по половозрастной структуре и урбаностратам. Телефонное интервью проводились на основании случайной выборки стационарных и мобильных номеров, построенной на основе полного списка телефонных номеров, задействованных на территории Владимирской области. Доля стационарных телефонов – 40%, доля мобильных телефонов – 60%. Данные перевзвешены по стандартной процедуре по социально-демографическим параметрам. Результаты сопоставлены с официальными результатами выборов президента РФ 18 марта 2018 года на территории Владимирской области

Владимирское исследование ЦИПКР подтверждает общероссийские тренды (табл.2) – падение уровня поддержки «Единой России» и рост поддержки КПРФ, а также других парламентских партий. Более того, во Владимирской области совокупный рейтинг поддержки КПРФ и других оппозиционных партий значительно превосходит рейтинг «Единой России».

При этом при анализе ответов респондентов, намеренных участвовать в голосовании, доля сторонников КПРФ довольно высока – 23 процента. Если удастся сохранить такой уровень поддержки, то это будет кардинальное улучшение электоральных позиций КПРФ в регионе.

Схожая рейтинговая ситуация на выборах в Иркутской области (табл.3).

Вот данные канала «Иркутск политический»[2]

Данные опроса из части муниципалитетов Иркутской области. Если итожить - Братск, Усть-Илимск, Усть-Кут, Железногорск, Зиму, то у Единой России не просто "так себе", а совсем все плохо. Из большого опроса мы вынесли самое интересное. Это неполный список партий, но мы даем пятерку тех, кто реально претендует на прохождение в Заксобрание Иркутской области. Есть убежденность, что расти Едро может, но не значительно, а вероятное скорое падение из-за прений по пенсионной реформе кандидатам от Едра гарантировано.

То, что КПРФ будет расти - несомненно, опять же, в противовес Едру, по той же повестке, только уже протестной.

СР тянет на себя протестную повестку, если агитационная кампания не сольется, СР проведут не 1 место по областному списку, а 2.

ЛДПР вероятнее всего проведет 2 места.

ГП по областному списку взять ничего не сможет, там вся ставка на одномандатников».

Таблица 3.

Некоторые данные регионального опроса по уровню поддержки партий

Партия Рейтинг, в проц.
«Единая Россия» 27,72
КПРФ 21,22
ЛДПР 11,12
«Справедливая Россия» 8,92
«Гражданская платформа» 2,62

Источник: https://t.me/Irkpolicy/636

Как видим, и по данному региональному опросу уровень поддержки «Единой России» не только ниже общефедерального, но и в полтора раза ниже совокупного КПРФ и других оппозиционных партий.

Итак, скорее всего, период безусловной электоральной монополии «Единой России» близится к концу.

"ВЕСТИ ИЗ АП РФ"

На этом фоне близкий к части АП РФ канал «Незыгарь» выступает с фактически программным заявлением. Его эксперты пишут пространный аналитический материала: «По пенсионной реформе». Процитируем и прокомментируем его.

Итак, нам внушают:

  1. Консенсус элиты на проведение реформы существует [вопрос крайне спорный. Как раз напротив – консенсуса нет, за пенсионную реформу активно выступает, прежде всего, компрадорская «элита», которая готова к любым «шоковым» реформам для сохранения капиталов, а там – «трава не расти» - здесь и далее в квадратных скобках примечания авт. записки].

В ситуации трансферта власти переход к социальным реформам будет в ближайшей перспективе невозможен. При этом издержки будут только расти. Суммарные расходы на пенсионное обеспечение составляют 10 процентов ВВП.

  1. Реформа находится в тренде общеевропейской повестке. Все развитые страны реализуют реформу [Россия, как известно, – богатейшая страна в мире, но население – одно из беднейших]. Попытки затормозить реформы резко снизят структурные изменения в экономике и приведут к еще большему торможению развития страны [Наоборот, именно пенсионная реформа - альтернатива смены курса на левоцентристский]

3.Серьезное влияние на реформу оказывает финансовое лобби, испытывающее проблемы с сохранением своих инвестиций и капиталов [Абсолютно верно].

  1. Правительство Медведева, объявив о реформе, совершило ряд серьезных стратегических просчетов и поставило реформу под угрозу срыва и роста социальной напряженности.

Правительство оказалось слишком самоуверенным, чтобы отказаться от общественной дискуссии.

Не был принят во внимание сохраняющийся у населения страх к реформам в социальной сфере.

Социологические замеры показывают, что население испытывает иррациональный страх потери минимальных гарантий выживания, которые дает выход на пенсию [Страх совершенно рациональный –как правильно заметил Н. Бондаренко – людей обязывают работать в сложной социально-экономической ситуации].

Большинство при опросах фокус-групп говорят о страхе оказаться выброшенными за черту выживания из-за слабого здоровья, отсутствия реальных накоплений и высокой планки выживаемости.

Также люди отмечают угрозы невозможности трудоустроиться из-за отсутствия работы в регионах и собственной неконкурентоспособностью по сравнению с молодыми людьми.

Также правительство не учло разный уровень дожития до пенсии по регионам страны; четвертая часть страны просто не дотягивает до обозначенной планки.

  1. Правительство не сумело объяснить, что пенсионная реформа по сути является драйвером изменений в социальном кластере.

Конечная задача реформы - изменения в лучшую сторону индексов качества жизни. [Вранье по Гайдару]

Реформа предусматривает комплексный механизм, составными частями которых являются качество системы медицинских услуг и диагностики; модернизацию условий труда на производстве; изменение системы рекрутинга и трудоустройства с наличием инструментов госгарантий и контроля; выравнивание качества жизни по регионам; политику переселения.

  1. Правительство не признало свои ошибки с реализацией действующей пенсионной системы.

В настоящее время пенсионные накопления лежат мертвым грузом, покрывая разрывы бюджета; страх рисков инвестиций превысил негатив от нулевой или даже отрицательной доходности.

Кроме того, Правительство не представило механизм финансовой устойчивости пенсионной системы и породило страх отказа государства от обязательств с передачей их частным коммерческим структурам.

  1. Положение с пенсионной реформой стало исправляться с момента передачи проектного управления в Администрацию Президента [Реклама АП РФ, - не соответствует реальному положению вещей, положение только усугубляется].

Основной риск - в замедлении сроков рассмотрения и утверждения реформы.

Опросы показывают, что неприятие реформы пока носит пассивный характер, но может резко перейти в реактивное состояние.

Критически слабым для системы явился фактор продавливания реформы в регионах, что серьезно делегитимизировало местные элиты и региональные органы власти. В этой сфере потребуются серьезные коррективы.

  1. Силовые структуры серьезно напряжены эффектом разрыва и снижением рейтингов доверия власти среди населения, что порождает не только социальную напряженность, но и создает риск межэлитного конфликта и ситуации подвижности и фронды элит [а как же якобы существующий «консенсус элиты»?]

9.Политический блок может взять на реализацию высоко рисковый, но максимально эффективный проект референдума [Судя по всему, есть вероятность, что в ситуации социально-экономического дефолта АП РФ пойдет «ва-банк» и убедить президента назначить референдум с непредсказуемыми последствиями].

Фактически речь идет о второй опции проверки работы плебисцитного механизма, уже испробованного на президентских выборах.

  1. Формат референдума позволит:

- провести общественную дискуссию, правильно канализировав основные образы реформы в головах выборщиков;

- оттеснить весь несистемный блок противников реформы, вывести его в маргинальное положение

- оценить границы рисков и отходов, используя Президентский маневр, в том числе с отставкой правительства и его главы.

  1. Риск референдума оценивается как средний. При нынешнем состояния "кириенковской модели голосования" обеспечивается высокая планка положительного результата за счет мобилизации избирателей:

-от лоялистких избирателей в армии, силовых структур и госслужбы;

- мобилизации бюджетных организаций и учреждений;

- мобилизации госкомпаний.

Соответственно для каждой из этих страт будут обеспечены "льготные гарантии в новой системе соц. гарантий" - особые условия выхода на пенсию и обеспечения для военных и силовиков, для категорий госслужащих; отраслевые и районные льготы.

Все это обеспечивает планку одобрения реформы через референдум [Ошибка – мобилизация голосования за Путина – это совсем не то же самое, что мобилизация голосования за «шоковую терапию»].

  1. Проведение референдума станет еще одной проверочной опцией для глав регионов и лояльности элит при старте главного проекта трансферта власти»

Канал «Shadow Policy» на основе вышеизложенного резюмирует: «Вывод:

Правительству минус.

В деле: АП, силовики, бюджетники, госкомпании, общество не только с правом голоса, но и с верой в него.

Госсовету быть.

С. Кириенко, А. Вайно на лидирующих позициях.

"Вайно и Кириенко - это ответ на запрос истории и времени.

Интересные персоны, с собственным драйвом и внутренней энергетикой».

https://t.me/russica2/7857

С учетом связки С. Кириенко - В. Булавин - А. Серышев

(https://t.me/birmanalex/876) возможны интересные "отсечения" от трансферта власти»

Сейчас по различным каналам пошли опровержения «утечек», что в АП РФ прорабатываются варианты официального референдума по пенсионной реформе. Но сам факт подобной проработки о многом говорит.

РЕГИОНЫ

Как пишут сетевые эксперты, 12 регионов, в которых в ближайшее время продут выборы, освободили от необходимости публичной поддержки пенсионной реформы. В Кремле прекрасно понимают, что на такой шаг можно идти только по итогам выборов. В то же время, в Госдуму пришло 77 положительных отзывов о пенсионной реформе от глав регионов.

Публичная поддержка из регионов столь непопулярного шага Кремлю нужна не для легитимизации пенсионной реформы (доверие к федеральной власти на данный момент выше, чем к региональным властям), такой шаг необходим для канализации негатива в отношении региональных органов управления. Во-первых, это позволит избежать существенного падения рейтинга доверия Путину, во-вторых, позволит и дальше проводить политику изъятия власти у регионов для перехода к внешнему управлению.

ПРОФСОЮЗЫ

В сетях циркулирует информация о том, что в Федерации независимых профсоюзах России рассматривается предложение о лишении членства в профсоюзах депутатов, проголосовавших "за" повышение пенсионного возраста.

Если решение будет принято, что, хотя маловероятно, ряд депутатов более не смогут занимать выборные профсоюзные должности.

Помимо вице-спикера Госдумы Андрея Исаева, совмещающего депутатство с должностью зампредседателя ФНПР, профсоюзной работы могут лишиться депутаты Госдумы Андрей Ветлужских, возглавляющий профсоюзы Свердловской области Светлана Бессараб (профсоюзы Краснодара), Валентина Кабанова (профсоюзы Подмосковья) и еще несколько человек занимающих менее значимые позиции в профсоюзном истеблишменте.

Эксперты пишут, что сам вице-спикер Госдумы Андрей Исаев находится на грани нервного срыва.

Несколько месяцев назад, когда грядущая пенсионная реформа еще только неспешно обсуждалась в кулуарах, депутат, занимающий также выборный пост первого зампредседателя Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР), клятвенно пообещал Медведеву, что проблем с профсоюзами на фоне реформы не будет.

Вышло все значительно менее гладко, чем представлялось Андрею Константиновичу. В профсоюзах, мягко говоря, без понимания отнеслись к правительственной инициативе.

Еще до того, как ФНПР огласило официальную позицию на этот счет, профсоюзные объединения в регионах заявили массовые протесты.

Проблема в том, что правительственные чиновники и активисты ЕР решили даже не ставить в известность ФНПР о своих планах.

В результате - официальные профсоюзы оказались в крайне глупом положении.

Глава ФНПР, Михаил Шмаков, был крайне удивлен и разозлен происходящим. Их встречу с Исаевым слышал весь Ленинский, 42 – где базируются российские профсоюзы.

Единственное, чего удалось добиться вице-спикеру от коллег - это более или менее мягкого постановления исполнительного комитета ФНПР, в котором нет открытого призыва к протестам и планов проведения общероссийской акции.

Такое отсутствие лояльности со стороны вроде как давно союзных «Единой России» профсоюзов невероятно раздражает ближайшее окружение премьер-министра.

Вместо того, чтобы сыграть предначертанную роль мягкого буфера, профсоюзы неожиданно оказались в первых рядах разжигателей протестов.

А тем временем из окружения самого главы ФНПР Михаила Шмакова поступает информация, что в скором времени он покинет свой пост (хотя его полномочия истекают только через 2 года) из-за проблем со здоровьем. Уже прогнозируют приход на его место председателя комитета СФ по социальной политике и председателя "Союза пенсионеров России" едроссовца Валерия Рязанского, поддержавшего недавно идею пенсионной реформы: «Мы должны честно и откровенно сказать, что без изменений параметров пенсионной системы в таком виде она больше не сможет осуществлять свою главную функцию — защитить человека в старости". Если он действительно займет пост главы ФНПР, вопрос договоренности властей с независимыми профсоюзами станет лишь делом техники...

КРИТИКА СО СТОРОНЫ КУДРИНА

Тем временем, глава Счетной платы Алексей Кудрин нашел недостатки в пенсионной реформе, пишет «Русская служба Би-би-си» (https://www.bbc.com/russian/features-44849620). В частности, претензии таковы:

- в проекте закона правительства нет “расчетов, определяющих взаимосвязь между повышением пенсионного возраста и созданием условий для ежегодной индексации пенсий выше уровня инфляции”. То есть непонятно, как именно повышение пенсионного возраста приведет к росту пенсий;

- не указано, при каких условиях российская пенсионная система будет считаться сбалансированной и финансово устойчивой в долгосрочной перспективе. То есть, неизвестно к чему идем и что будет считаться критерием успеха;

- проект не содержит прогноза о том, как изменится количество получателей пенсий, а это не позволяет оценить, как изменится численность пенсионеров с учетом запланированных мер по повышению продолжительности жизни. То есть сколько придется платить – посчитать нельзя.

Эти выводы содержатся в отзыве СП на проект закона. При это отзыв, в целом, поддерживает план реформы как таковой.

НЕКОТОРЫЕ ВЫВОДЫ:

1) Есть вероятность, что власть в лице АП РФ прорабатывала крайне смелый и, скорее всего, опрометчивый шаг с референдумом по пенсионной реформе;

2) Хотя уже последовали опровержения, но сам факт активного обсуждения идеи референдума в экспертной среде говорит о высоком напряжении и метаниях (как минимум) во властных структурах;

3) АП РФ пытается навязать обществу мнение о «элитном консенсусе» по поводу пенсионной реформе, но такого консенсуса не может быть в принципе, так как пенсионная реформа – это временная поддержка «статус-кво в пользу финансового капитала и части сырьевого при отсутствии реформ, нужно национальной промышленности и т.д.;

4) Как признают даже эксперты АП РФ, «серьезное влияние на реформу оказывает финансовое лобби, испытывающее проблемы с сохранением своих инвестиций и капиталов»;

5) Ссылки на «общеевропейскую повестку» не работают в связи с тем, что уровень жизни в РФ не сопоставим с «общеевропейским»;

6) Жёсткие претензии к качеству законопроекта правительства предъявил даже А. Кудрин (и эти претензии может использовать КПРФ);

7) Правительство Медведева, объявив о реформе, совершило ряд серьезных стратегических просчетов и поставило ситуацию в стране на грань политического кризиса и роста социальной напряженности (это все помимо стратегической пагубности проекта);

8) Социологические замеры показывают, что население испытывает вполне рациональный страх потери минимальных гарантий выживания, которые дает выход на пенсию, при том, что четвертая часть страны просто не дотягивает до обозначенной планки;

9) Опросы показывают, что неприятие реформы пока носит пассивный характер, но может резко перейти в реактивное состояние;

10) Противореча самим себе, эксперты АП РФ признают, что «силовые структуры серьезно напряжены эффектом разрыва и снижением рейтингов доверия власти среди населения, что порождает не только социальную напряженность, но и создает риск межэлитного конфликта и ситуации подвижности и фронды элит»;

11) При этом часть АП РФ, судя по всему, настаивает, что «политический блок может взять на реализацию высоко рисковый, но максимально эффективный проект референдума» (Фактически речь идет о второй опции проверки работы плебисцитного механизма, уже испробованного на президентских выборах.)

ЧТО ЭТО, «ПОЛИТИЧЕСКАЯ ГЕНИАЛЬНОСТЬ» ИЛИ РЕАЛЬНАЯ ПОДГОТОВКА УСЛОВИЙ ДЛЯ «МАЙДАНА»?

12) Мобилизация голосования за Путина – это совсем не то же самое, что мобилизация голосования за «шоковую терапию»;

13) Очевидно, что в регионах и «ручных» профсоюзах идет сильное брожение по поводу выгодных «финансистам» планов «шоковой терапии»;

14) Скорее всего, период безусловной электоральной монополии «Единой России» близится к концу. Впереди новая политическая реальность.

15) Фактически Россия находится не перепутье между выбором в пользу нового этапа шоковой терапии и выбором в пользу левоцентристского курса (это, а не только «против» пенсионной реформы, - правильная постановка вопроса).

Подготовили:

А.М.Богачев, психолог, политконсультант ЦИПКР

Е.Б. Шабарова, кандидат политических наук,

С.П. Обухов, доктор политических наук

Отв. за выпуск – С.П.Обухов, доктор политических наук

Отдел ЦК КПРФ по проведению избирательных кампаний

Центр исследований политической культуры России

 
Статья прочитана 44 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!