Инвестиционный дождь или концессионная ловушка?

Инвестиционный дождь или концессионная ловушка?

Внимание и экспертов, и обывателей — потребителей коммунальных услуг не могли не привлечь участившиеся факты передачи в ряде российских городов систем жизнеобеспечения из муниципального статуса в  частную  концессию  (как  правило,  долгосрочную, рассчитанную на не одно десятилетие).

Одним  из  красноречивых  примеров  этого  процесса  явилось  приобретение  в  конце  прошлого  года ООО  «Концессия  водоснабжения  —  Саратов»  активов  муниципального  унитарного  предприятия  «Саратовводоканал».  При  этом  и  сами  концессионеры, и облправительство постарались преподнести сделку едва ли не образцом удачного инвестиционного проекта на региональном уровне. Чем же вызвано такое решение,  какие  экономические и социальные последствия оно в себе несет, исчерпывается ли инвестиционный  потенциал  при  обновлении  фондов ЖКХ  только концессионными мерами?

«Бурлаки» на Волге: чьи обещания вытащить из ямы ЖКХ Саратова  и Самары  круче?

24  ноября  2017  года  сторона, подписавшая договор о концессии от Саратовской  области, представила  одновременно  и субъект  федерации  (губернатор  региона  Валерий  Радаев), и  местное  самоуправление  (мэр областного  центра  —  Саратова Михаил Исаев).

Судьбоносность  момента  наглядно  была  проиллюстрирована тем, что нечасто случается в юридической практике: две ветви власти скоординированно выступили одной стороной соглашения. От концессионеров подпись поставил директор ООО «Концессии  водоснабжения  —  Саратов» (КВС) Геннадий Атаманов. Инвестором  в  документах  обозначено ЗАО «Лидер», деятельность которого,  что  примечательно, начиналась  с  управления  резервами  негосударственных  пенсионных фондов.

Формально  была  соблюдена конкурсность передачи: рассматривались  заявки  двух  компаний  —  упомянутого  ООО «Концессия  водоснабжения  — Саратов» и ООО «Новая городская  инфраструктура  Прикамья».

Заметим, последняя  структурирована в Группу компаний «Российские  коммунальные  системы», контролируемую Виктором  Вексельбергом.

Российский  бизнес  проявляет неподдельный  интерес  к  сфере  ЖКХ,  и  это  не  новость.  Ещё 6 лет назад, в 2012 году, подобный эксперимент был запущен в соседнем волжском регионе  —  Самарской  области.  Главный  его  интересант, концерн «Ренова» Вексельберга, через свою  «дочку» ООО «Самарские коммунальные системы» получил  в  концессию  на  35  лет  «Самараводоканал».

Инвестор продекларировал вложить в обновление водопровода городов Самары и Тольятти соответственно 5 и 3 млрд. рублей.

И вот предварительный итог: Самарская областная дума на своем заседании 2 мая  2017 года  попыталась выяснить, как же реализуется первый этап концессии. Отчет о реализации инвестпрограммы за 2016 год по Тольятти выявил, что она отработала всего лишь 15% от 150 млн. рублей, суммы, которую концессионеры  намеревались  вложить на оговоренные цели за весь год.

Самарским депутатам на заседании ничего не оставалось, как сетовать на повисшие в воздухе заверения состоятельных «варягов» о готовности осуществлять многомиллиардные инвестиции в Самаре.

Но в том была недоработка и самого  регионального  депутатского  корпуса,  когда  обещания вложений не были подкреплены документами, которые давали бы  возможность  расторгнуть  договор, если он будет выполняться неудовлетворительно.

А пока же только прыгают тарифы на воду, и вкладчиками собственного водоснабжения трагикомично выступают сами жители «Самары-городка» и её окрестностей...

Исход  саратовского  конкурса  в  пользу  «Лидера» вскрыл в том числе запланированную  инвесторами  дисконтированную  выручку  от контракта  за  полный  период концессии. Её объем был озвучен  на  заседании  Саратовской горадминистрации 3 ноября 2017 года  —  19573,40  млн.  рублей.

Между  тем,  конкуренты,  и  это зафиксировано в подсчетах конкурсной  комиссии,  эту  выручку обозначили  на  2%  больше    —  в 20020,91 млн. рублей.  Это обстоятельство, мягко говоря,  несоответствия  рыночным правилам  и  явного  преобладания  административного  рычага дало  повод  экономистам  в  очередной  раз  сделать  вывод:  насколько  власти  на  местах,  будь они от субъекта федерации или тем  более  муниципальные,  продолжают пребывать в состоянии беспомощности  перед крупными федеральными монополиями.

В  соглашении  фигурирует концедент  (тот,  кто  передаёт в  пользование  оборудование  и активы),  то  есть  МУПП  «Саратовводоканал».  На  него,  в  частности,  возложена  обязанность установки  тарифов,  «полностью обеспечивающих  финансовые потребности  при  исполнении соглашения». Это очень не случайная фраза, дающая повод забеспокоиться  в  первую  очередь потребителям (они же — основные  плательщики).  Взята  формулировка из  документа, заблаговременно  принятого  к  началу кампании по передаче городских систем жизнеобеспечения в концессию  —  Постановления  Правительства  РФ  от  30.04.2014  г.  № 400 «О формировании индексов  изменения  размера  платы граждан  за  коммунальные  услуги  в  Российской  Федерации».

Проще говоря, этот документ напрямую защищает коммерческие интересы концессионеров перед всевозможными  антимонопольными  и  тарифорегулирующими поползновениями.  Концессионер  сам  вправе определять коэффициент увеличения тарифа, если того требует «реализация  утверждённых инвестиционных программ, направленных на повышение надёжности  и  качества  оказываемых населению коммунальных услуг». Правда, с одной оговоркой — добро на превышение предельного индекса тарифа должен дать губернатор. Ну, с этим, как показывает практика, проблемы вряд ли возникнут…

Есть  в  соглашении и своего рода отвлекающий креатив,  касающийся   расширения  инструментария  финансирования (чтобы не создавалось впечатления, что весь груз проблемы нахождения денег ложится на обычных граждан):  «…для финансирования  проекта  ООО «Концессии  водоснабжения —  Саратов» осуществляет размещение облигационного займа с индексируемым номиналом с  привлечением средств  негосударственных пенсионных фондов».

Но  помня,  насколько  охотно «облигациями  внутреннего  займа» оперировал Остап Бендер, у тех, кто в результате и станет оплачивать весь этот банкет с концессией (то бишь у многочисленных потребителей воды), данное новшество  воодушевления  уж точно не вызовет.

Не попасть бы в кабалу к «альтруистам» 

Проблему прокомментировала Ольга Алимова, депутат Госдумы (кстати, по своему первому, техническому, образованию имеющая  специальность  «Теплоснабжение»):

—  На поучительном примере Саратова муниципальное унитарное  предприятие  «Саратов-водоканал»  на протяжении не одного года с начала его функционирования  (образован  МУПП был в 1998 году) было объектом пристального  внимания  специалистов.  И они предупреждали: мощности  водоканала  ветшают!

Но серьезных мер по техническому  вооружению  системы  многолетним директором предприятия Ларисой Абрамовой не принималось. В результате город, почти  миллионник,  был  поставлен перед  фактом:  износ  стратегически  важного  объекта, обеспечивающего питьевой водой его жителей,  дошёл  уже  до  80%.  В то  же  время  изучение  документов  налогообложения  МУПП обнаруживало не раз, что он имел весьма  приличную  прибыль. Но она должным образом не вкладывалась  в  систему  ремонта  и профилактики аварий.

В этой ситуации сам собой возник вопрос экстренного  привлечения инвестиций для  жизнеобеспечения  важнейшего  объекта. Но давайте  разберемся,  как  это было сделано. Ведь  это  —  наглядный  урок  и  для других российских городов.

Спустя почти 20 лет с момента  начала  работы МУПП,  имея на  руках  далеко  не  утешительные  итоги  управления  им,  руководство  города  и  области  не находит ничего более разумного, как  начать  кадровые  перетряски  менеджмента  муниципальной структуры. Не помогло. Тогда, в ноябре  2017  года, то же саратовское руководство «осенила» идея передачи  всего имущества  водоснабжения… в долгосрочную, на 45(!) лет, концессию частной фирме.

Причем официально это было так преподнесено, что иного варианта в сложившихся условиях вообще нет и быть не может, что медлить  дальше  с  муниципальным  статусом  водоканала  никак нельзя.  Я  сама  слышала,  как  и все,  кто  следят  за  новостями: вот  придут  в  волжский  город настоящие  инвесторы,  едва  ли не  «законченные  альтруисты», настолько любящие город Саратов,  что  готовы  решить  на  свои деньги все проблемы с системой водоснабжения.

Но  одна  примечательная  деталь.  Своих,  постоянно  проживающих здесь, инвесторов почему-то не нашлось. Глава региона Радаев  посчитал,  что  если  мы пригласим  сюда  иногородних граждан,  желающих  вкладывать средства  в  очень  проблемные объекты, то сдвиг в позитивном направлении  будет  обеспечен сразу. И вот он, первый сдвиг: тарифы для населения уже с 1 июля  2018 года возрастают не как планировалось — в пределах инфляционного коэффициента,  а  в  разы  больше: на холодное водоснабжение — с 3,7% до 10,82%, на водоотведение  —  с  3,7%  до 4,6%, за коммунальные услуги — с 3,7% до 5,85%.

Не нужно быть мудрецом, чтобы  понимать:  многие  из  нас  до окончания этой концессии просто  не  доживут.  А  то,  что  наши дети  и  внуки  будут  платить  сумасшедшие деньги, каким будет качество обслуживания и состояние сетей, кто это будет контролировать — их не волнует.

В  чем  ещё  я  вижу  вред  долгосрочной  аренды  на  45  лет? За  этот  период  на  рынке  поменяется неимоверное количество игроков, множество предприятий-партнеров обанкротится и исчезнет,  многократно  изменится курс рубля, а отсюда и цены на  закупку  оборудования  и  т.д.

Наконец,  законодательство  в РФ  меняется  настолько  часто, что  бизнес-программы того же концессионного  предприятия также  придется  подверстывать под  эти  корректировки.  В  итоге  все  финансовые издержки в связи с этим  лягут  вовсе не на бюджеты города или области, а  непосредственно  на  людей  —  физических лиц.

В поспешном характере заключения  сделок  подобного рода  я  вижу  сиюминутную выгоду, прежде всего, для самих частных инвесторов. Они приехали  в  регион,  снимут через  короткое  время  свою маржу, а дальше — отсутствие всяких  гарантий,  что  через 5—7 лет собранные средства не окажутся в оффшорах.

Местная  же  власть  в  лице конкретных  руководителей, ставящих  свои  подписи  под такими  документами, аналогичным образом, видимо, озабочена собственной выгодой. Вырисовывающаяся круговая порука позволяет говорить о коррупционной  емкости  подобного рода концессионных соглашений.  Депутаты  областной  и  городской  дум,  судя  по раскладу  голосования  «за»  и «против» подобных решений, по факту являются лоббистами компаний,  которые  объявляют себя инвесторами, приобретая в долгосрочное владение и пользование системы  жизнеобеспечения города и региона.

И нельзя не видеть, что в городе уже пошла «концессионная волна».  Вслед  за  подписанием  губернатором  Радаевым договора  с  ООО  «Концессия водоснабжения  —  Саратов» региональный  филиал  ПАО «Т  Плюс»  (кстати,  аффилированная  со  структурами  того  же Вексельберга. — Авт.) сообщил о подготовке пакета документов  о  возможной  передаче в  управление  находящихся (пока!) на балансе муниципалитета  тепловых  сетей.

Протяженность  тепловых  магистралей  более 500 км, и у них также высокая степень износа. Ссылки заявителей  до  боли  знакомые. Главную же опасность я вижу в одном: последствия такого рода инвестиций  несут  в  себе  неуправляемость процессом, непредсказуемость в плане финансовой отчетности,  и  в  итоге  —  очень высокие социальные риски.

Оптимальным  вариантом могли  бы  стать  промежуточные  контракты,  когда  тех же  концессионеров  можно было  бы  проинспектировать и  спросить  за  результаты  их работы  не  через  полвека,  а через  3—4  года  (максимум через  5  лет).  Причем  эти сроки  должны  быть  жестко привязаны  к  потраченным суммам, к конкретным объектам и участкам водопровода,  к километражу сетей.

…Депутат Саратовской городской думы Геннадий Турунтаев (один из двух депутатов от КПРФ, проголосовавших  против  этого  решения) свидетельствует:

—  Первоначально  инвесторы из  ООО  «Концессия  водоснабжения — Саратов» заявляли о 6 млрд.  рублей.  Эти  деньги  компания  была  намерена  вложить в  техническое  перевооружение водопровода  на  первом  этапе своей  деятельности.  При  этом их уверения в местных СМИ, что «взрывного  роста  тарифов  не будет», по сути, явились саморазоблачением. Ведь адресовалось это  объяснение  жителям  города —  непосредственным  плательщикам  за  услуги  компании.

Иначе  говоря,  «отбивать» свои затраты концессионеры планируют  с  тех,  кто  и  будет  являться  потребителями их монопольных услуг. А что считать  «взрывным»  ростом или «невзрывным» — вопрос философский…  Достаточно уже  сверхпланового  июльского повышения тарифов на воду в Саратове.

Что  дальше?..   А  дальше —  пока  странная  корреляция.

Начало функционирования водопроводной  концессии  совпало  с резкими перебоями подачи воды. За первую и вторую недели июля с.г., и это в 30-градусную жару, отключения холодной и горячей воды  фиксировались  везде  —  и в центре, и в спальных районах города! Пресс-служба ООО «Концессия водоснабжения —  Саратов» при этом учтиво ссылалась на  «проведение  планового  ремонта», но никак не на аварии.

Если это просто совпадение, то, согласитесь, есть в нем всё равно какой-то нехороший знак начавшихся  концессионных  преобразований (о тарифах — отдельная речь).  Раньше,  «при  Абрамовой»,  как  все  помнят,  так  же  и не только летом велись пресловутые  раскопки  на  трассах.  Но почему-то не было столь массового отключения жилых домов от водоснабжения...

Так  что  пока  вопросы  остаются  без  ответа.  И,  прежде  всего,  со  стороны  тех, кто  инициировал  изменение управления  Саратовским  водоканалом.  

Алексей ГОЛЯКОВ

 
Статья прочитана 42 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!