Депутаты Государственной Думы направили запрос в Конституционный Суд запрос о проверке законности пенсионной реформы

Депутаты Государственной Думы направили запрос в Конституционный Суд запрос о проверке законности пенсионной реформы

Депутаты Государственной Думы направили запрос в Конституционный Суд запрос о проверке законности пенсионной реформы. Публикуем текст обращения.

Пресс-служба фракции КПРФ в Государственной Думе
2018-12-10 13:47

Синельщиков Юрий Петрович

В КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Россия, 190000 г. Санкт-Петербург,

Сенатская площадь, д. 1

З А П Р О С

о проверке конституционности статей 4 и 7

Федерального закона от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий»

Заявители: нижеподписавшиеся депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации седьмого созыва, составляющие в соответствии с частью 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации не менее одной пятой депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (адрес заявителей: 103265, г. Москва, ул. Охотный ряд, д. 1).

Представителями заявителей по должности являются:

1.Синельщиков Юрий Петрович,

депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Адрес: 103265, г.Москва, ул. Охотный ряд, д.1.

Телефон: 8 (495) 692-50-14.

2. Шеин Олег Васильевич,

депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Адрес: 103265, г.Москва, ул. Охотный ряд, д.1.

Телефон: 8 (495) 692-12-50.

3. Нилов Ярослав Евгеньевич,

депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Адрес: 103265, г.Москва, ул. Охотный ряд, д.1.

Телефон: 8 (495) 692-76-50.

Наименование и адрес государственных органов, издавших акт, конституционность положений которого подлежит проверке:

Федеральное Собрание Российской Федерации:

Принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации (103265, г. Москва, Охотный ряд, д. 1) 27 сентября 2018 года.

Одобрен Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (103246, г. Москва, ул. Большая Дмитровка, д. 26) 3 октября 2018 года.

Подписан Президентом Российской Федерации (103265, г. Москва, Кремль) 3 октября 2018 года.

Акт, подлежащий проверке:

Статьи 4 и 7 Федерального закона от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий», принятого Государственной Думой 27 сентября 2018 года, одобренного Советом Федерации 3 октября 2018 года, подписанного Президентом Российской Федерации 3 октября 2018 года, опубликованного 5 октября 2018 года в «Российской газете» - федеральный выпуск №7686 (223), на официальном Интернет-портале (www.pravo.gov.ru).

Право на обращение заявителей в Конституционный Суд Российской Федерации предусмотрено пунктом «а» части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, подпунктом «а» пункта 1 статьи 3, статьей 84 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», предоставляющими одной пятой депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности федеральных законов.

Основанием к рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации настоящего обращения в соответствии с частью 2 статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» является обнаружившаяся неопределённость в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями положения статей 4 и 7 Федерального закона от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий», допускающие уменьшение объёма ранее принятых государством обязательств перед гражданами Российской Федерации в части, гарантированного статьей 39 Конституции Российской Федерации социального обеспечения по возрасту.

Правовая позиция заявителей и её обоснование

Президентом Российской Федерации 3 октября 2018 года подписан Федеральный закон № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий».

Оспариваемые положения данного Федерального закона вступают в силу с 1 января 2019 года и сводятся к тому, что статьями 4 и 7 необоснованно введены нормы о повышении возраста, при достижении которого будут назначаться социальные и страховые пенсии, что ухудшает и умаляет конституционные права граждан на социальное обеспечение по старости. Так, предусматривается:

в статье 4:

- для граждан, не имеющих требуемого страхового стажа, увеличивается возраст, необходимый для получения статуса нетрудоспособных и получения социальной пенсии по старости с 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины) до 70 и 65 лет (соответственно мужчины и женщины);

в статье 7:

- увеличение застрахованным лицам в Пенсионном фонде Российской Федерации возраста, по достижении которого они приобретут право на назначение и выплату страховой пенсии по старости с 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) до 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины);

- введение поздних сроковназначения страховой пенсии поэтапно и установление с 2023 года на 5 лет позже со дня возникновения права на страховую пенсию лицам, имеющим право на досрочную пенсию по старости независимо от возраста, в том числе:

лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей;

лицам, осуществлявшим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в учреждениях здравоохранения не менее 25 и до 30 лет в сельской местности и посёлках городского типа, либо только в городах;

лицам, осуществлявшим творческую деятельность на сцене в театрах или театрально-зрелищных организациях (в зависимости от характера такой деятельности) от 15 до 30 лет.

Федеральный закон от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ в части положений, предусмотренных статьями 4 и 7, противоречит действующим конституционным нормам и прежде всего положениям части 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации.

Противоречие части 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации, гласящей: «Российская Федерации - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека и гражданина», заключается, по мнению заявителей, в следующем.

«Под социальным государством принято понимать государство, главной задачей которого является помогать слабым, стремиться влиять на распределение экономических благ в духе справедливости в целях обеспечения каждому достойного существования. Социальное государство стремится обеспечить каждому своему гражданину достойный государства прожиточный минимум» (Ашинов Ю.Н. // Журнал «Правоведение», Белореченск, 2006 г. URL:https://lawbook.online/pravovedenie-prava-osnovyi/pravovedenie-gbelorechensk-2006g.html, дата обращения: 25.10.2018). В теории правоведения к функциям социального государства отнесены, помимо прочих: «сглаживание социального неравенства путём перераспределения доходов между различными группами населения посредством налогов, специальных социальных программ, государственного бюджета и др.» (Морозова Л.А. Теория государства и права. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Российское юридическое образование, 2010. С. 359). Несомненным признаком социального государства является «приоритет заботы о человеке над другими задачами, в частности над задачей сокращения трансферта федерального бюджета бюджету ПФР» (Со­ло­вьев А.К., Дон­цо­ва С. А., Ку­чук С.Е. Пен­си­он­ный воз­раст в стра­хо­вой пен­си­он­ной си­сте­ме: про­бле­мы вы­бо­ра для Рос­сии // Журнал «Пен­сия». 2018, № 6. С.42).

Между тем, озвученная позиция члена Правительства Российской Федерации - Министра труда и социальной защиты М.А.Топилина на парламентско-общественных слушаниях 21 августа 2018 года по вопросу «Совершенствование пенсионного законодательства» не оставляет сомнений в том, что истинным мотивом ухудшения положения нынешних пенсионеров является именно бюджетная экономия: «Мы должны исходить из того, что наличие различных трансфертов, поступлений из федерального бюджета в пенсионную систему, это не есть хорошее явление. И мы всегда говорили о том, что все шаги, которые предпринимались, были направлены на то, что пенсионная система двигалась в сторону именно развития страховых основ, а не подпитки из федерального бюджета» (Стенограмма парламентско-общественных слушаний в Государственной Думе Российской Федерации на тему: «Совершенствование пенсионного законодательства» от 21 августа 2018 года).

На несогласованность с конституционным положением о социальном характере Российского государства нынешней «пенсионной реформы» обратил внимание общественности видный российский юрист В.Д.Зорькин, анализируя раздающиеся призывы к кардинальным конституционным изменениям: «Последние законодательные решения по пенсионной реформе объективно затрагивают очень широкий спектр социально-экономических прав малоимущих слоёв населения страны и, как показывают данные социологии, остро воспринимаются как несправедливые. Всё это говорит о том, что мы ещё далеки от реализации положений статьи 7 Конституции РФ, которая гласит: «Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (Зорькин В.Д. Буква и дух Конституции // Российская газета от 09.10.2018. Федеральный выпуск № 7689(226).

Принципиальную точку зрения по этому вопросу выразил депутат Государственной Думы Российской Федерации от фракции КПРФ О.Н.Смолин: «В социальном смысле законопроект представляет собой попытку помочь нищим за счёт бедных. Поскольку Правительство не решается облагать налогами олигархов и говорит, что их вообще нет, оно ничего другого не придумало. Мы ни минуты не верим, что этот законопроект - закон для пенсионеров. Хвалёная тысяча рублей в следующем году за вычетом инфляции даст рост пенсии на 2,5 %, а в 2024 году - менее чем на 1 %, а если инфляция будет выше - вообще рога и копыта. У каждого человека, которому сейчас меньше 55 лет (мужчине) и 50 лет (женщине), закон отберёт среднюю пенсию за пять лет в нынешних ценах на уровне 850 тысяч рублей, а поскольку кончится переходный период, ещё и примерно на полмиллиона разного рода льгот и выплат, в том числе коммунальных, лекарственных и даже похоронных. Итого, примерно полтора миллиона у каждого гражданина» (Стенограмма выступления депутата фракции КПРФ О.Н.Смолина на пленарном заседании Государственной Думы Российской Федерации от 27 сентября 2018 года по вопросу «О проекте Федерального закона № 489161-7 « О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий»).

Отсутствие социальной направленности данного закона наглядно проявилось в резко отрицательной оценке со стороны граждан Российской Федерации идеи повышения пенсионного возраста. По данным, опубликованным на официальном сайте «Левада-Центр» от 5 июля 2018 года, результаты опроса населения по пенсионной реформе оказались следующими: «Как показал опрос населения, подавляющее большинство россиян не поддерживают законопроект о повышении возраста выхода на пенсию… Сторонники повышения пенсионного возраста составляют 7-8 % среди опрошенных» (URL: http://www.levada.ru/2018/07/05/pensionnaya-reforma-3/т, дата обращения: 25.10.2018).

Примером истинного отношения российских граждан к инициативе повышения пенсионного возраста служит решение Городской Думы города Димитровграда Ульяновской области № 3/13 от 10 октября 2018 года «Об обращении к Президенту Российской Федерации, Председателю Правительства Российской Федерации, Председателю Государственной Думы Российской Федерации и руководителю фракции КПРФ в Государственной Думе Российской Федерации». В нём, в частности, говорится: «Проект федерального закона № 489161-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» был принят крайне отрицательно 115-ти тысячным населением города Димитровграда Ульяновской области. В городе прошло несколько многочисленных митингов с требованием недопущения принятия вышеназванного проекта закона».

Социальная несправедливость, положенная в основу принятия Федерального закона № 350-ФЗ, особенно ярко проявляется в связи с тем, что Правительством Российской Федерации не использованы предлагавшиеся возможности более справедливого распределения налогового бремени путём введения прогрессивной шкалы подоходного налога, частичного сокращения доходов наиболее обеспеченных слоёв населения, не созданы предпосылки для преодоления массовой безработицы, выхода экономики страны из затянувшегося кризиса.

По данным, опубликованным Департаментом актуарных расчётов и стратегического планирования Пенсионного фонда Российской Федерации, повышение пенсионного возраста на 5 лет снизит вероятность дожить до него у женщин до 87,4 % и у мужчин до 58,14 % (Соловьев А.К., Донцова С.А., Кучук С.Е. Указ соч.).

Таким образом, принятый Федеральный закон № 350-ФЗ, в части оспариваемых положений статей 4 и 7 о повышении пенсионного возраста, противоречит части 1 статьи 7 Конституции Российской Федерации, поскольку издан вопреки мнению большинства граждан и не отвечает общепризнанным критериям социального государства, так как не способствует обеспечению достойной жизни и свободному развитию российских граждан.

Положения статей 4 и 7 Федерального закона № 350-ФЗ от 3 октября 2018 года противоречат также части 2 статьи 55 Конституции Российской Федерации, гласящей: «В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина».

Принятый 3 октября 2018 года Федеральный закон № 350-ФЗ нарушает конституционные права граждан Российской Федерации, закреплённые в части 2 статьи55 Конституции Российской Федерации, так как умаляет и ухудшает конституционные права нетрудоспособных граждан на назначение им социальной пенсии по старости, которая будет им устанавливаться на 5 лет позже, лишая многих из них единственного источника существования, а также устанавливает на 5 лет позже право на получение страховой пенсии по старости гражданам, нанося тем самым им материальный и моральный ущерб, так как в этом возрасте пожилым гражданам довольно трудно устроиться на работу, а некоторым из них продолжать работу в связи с ухудшением здоровья.

Заявители обращают внимание Конституционного Суда Российской Федерации на следующие нормы статей 4 и 7 Федерального закона № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий», которые ухудшают и умаляют конституционные права граждан:

1) в статье 4:

В Федеральный закон от 15 декабря 2001 года № 166-ФЗ «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» внесены следующие изменения, ухудшающие права граждан, в связи с увеличением возраста, при достижении которого назначаются государственные пенсии (социальные пенсии по старости):

а) в абзаце десятом статьи 2, подпункте 5 пункта 1 статьи 11, подпункте 1 пункта 1 и пункт 3 статьи 18, абзаце первом пункта 1 статьи 22, статьи 23 – возраст для назначения социальной пенсии по старости гражданам, не имеющим стажа работы для назначения страховой пенсии по старости, увеличен с 65 и 60 лет (соответственно для мужчин и женщин) до 70 и 65 лет (соответственно для мужчин и женщин);

б) в подпунктах 2 и пункте 5 статьи 7.1 возраст родителям космонавтов для назначения пенсии по случаю потери кормильца увеличивается в соответствии с новым приложением №1 к настоящему Федеральному закону с 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) до 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины);

2) в статье 7:

В Федеральном законе от 28 декабря 2013 года № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» внесены изменения, ухудшающие права граждан на назначение страховой пенсии по старости в связи с увеличением на 5 лет возраста, при достижении которого назначается страховая пенсии, в следующие статьи:

а) в часть 1 статьи 8, пункты 3 и 4 части 2 статьи 10, в пункты 19 и 29 части 1 статьи 30, в которых возраст для назначения страховой пенсии по старости увеличен с 60 и 55 лет (соответственно мужчины и женщины) до 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины);

б) в пункт 6 части 1 статьи 32, в котором возраст для назначения страховой пенсия по старости повышается мужчинам с 55 лет до 60 лет и женщинам с 50 лет до 55 лет (с учётом положений, предусмотренных приложениями 5 и 6 к настоящему Федеральному закону), если они проработали не менее 15 календарных лет в районах Крайнего Севера либо не менее 20 календарных лет в приравненных к ним местностях и имеют страховой стаж соответственно не менее 25 и 20 лет;

в) в новом приложении № 6 к настоящему Федеральному закону «Возраст, при достижении которого возникает право на страховую пенсию в соответствии с частью 1 статьи 8, пунктами 3 и 4 части 2 статьи 10, пунктом 21 части 1 статьи 30 (в отношении лиц, имеющих право на страховую пенсию по старости по достижении соответствующего возраста) и пунктом 6 части 1 статьи 32 настоящего Федерального закона)» пенсионный возраст будет увеличиваться ежегодно на 12 месяцев с 2019-го по 2023 годы в общей сложности на 5 лет с 2023 года и страховые пенсии по старости будут назначаться:

- родителям, супруге, дедушке и бабушке умершего кормильца-космонавта, если они достигли 65 и 60 лет (соответственно мужчины и женщины), либо являются инвалидами и находились на его иждивении;

- лицам, осуществлявшим творческую деятельность на сцене в театрах или театрально-зрелищных организациях (в зависимости от характера такой деятельности) по достижении возраста 55 - 60 лет либо независимо от возраста;

г) в новом приложении № 7 к настоящему Федеральному закону «Сроки назначения страховой пенсии по старости в соответствии с пунктами 19-21 части 1 статьи 30 настоящего Федерального закона (в отношении лиц, имеющих право на страховую пенсию по старости независимо от возраста)» педагогическим, медицинским и творческим работникам увеличиваются сроки назначения страховой пенсии по старости ежегодно на 12 месяцев в период с 2019-го по 2023 год, тем самым устанавливая с 2023 года срок выхода на досрочную страховую пенсию по старости для данной категории граждан на 5 лет позже со дня приобретения необходимого педагогического, медицинского стажа либо стажа творческой деятельности.

В ходе разработки законопроекта и при его обсуждении на пленарном заседании Государственной Думы не были учтены следующие факторы, которые будут в будущем оказывать негативное влияние на стабильность пенсионной системы общества.

I. В сфере занятости

Ещё в 2013 году заместитель Председателя Правительства Российской Федерации О.Ю.Голодец в официальном выступлении по проблемам занятости отметила, что около 38 млн. человек трудоспособного возраста неизвестно, где работают. С тех пор эта ситуация кардинально не изменилась. Правительство Российской Федерации не в состоянии в настоящее время обеспечить официальную занятость более 25 млн. граждан трудоспособного возраста, которые могут работать в «серой и теневой» сферах экономики, не уплачивая при этом налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды, в том числе в Пенсионный фонд России (Вместе против налогов. URL: http://expert.ru/2013/04/4/vmeste-protiv-nalogov/, дата обращения: 06.11.2018).

«По оценкам Счётной палаты, реальные пенсии за ближайшие десять лет поднимутся только на 10 %, притом, что количество самих пенсионеров будет искусственно сокращено на 11 миллионов человек... Эта рабочая сила на рынке труда не нужна. Многомиллионная армия безработных - это снижение реальных заработных плат, это рост бедности в стране, это рост преступности» (Стенограмма выступления депутата фракции «Справедливая Россия» О.В.Шеина на пленарном заседании Государственной Думы Российской Федерации от 27 сентября 2018 года по вопросу «О проекте Федерального закона № 489161-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий»).

Отсутствие эффективной государственной политики по ликвидации безработицы приводит к тому, что финансирование пенсий нынешних пенсионеров своими страховыми взносами поддерживают только 43 млн. официально работающих и уплачивающих налоги и взносы граждан. По оценкам Росстата, за 2016 год фонд оплаты труда в сфере теневой экономики составляет более 11 трлн. рублей. Сумма не поступивших взносов в ПФР с этой теневой суммы составляет более 2,3-2,4 трлн. рублей. По другим оценкам, более 3,884 трлн. рублей. (Сафонов А.Л., Воронин Ю.В., Долгосрочная стратегия развития пенсионной системы в Российской Федерации: альтернативные подходы // Журнал «Бизнес в законе». 2016, № 2).

Необходимо принятие законов, устанавливающих реальный контроль и применение жёстких мер к работодателям и их покровителям, действующих в теневой экономике безнаказанно, уклоняясь от уплаты налогов и страховых взносов в бюджеты всех уровней.

Правительство Российской Федерации не учло, что повышение на 5 лет пенсионного возраста северянам вместо действующей нормы закона о досрочном назначении им пенсии по старости при наличии необходимого северного стажа 10 и 15 лет в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных в Крайнему Северу, очень жёстко ударит по программе освоения северных территорий страны, в том числе по программам освоения объектов на побережье Северного Ледовитого океана для обслуживания Северного морского пути, а также по программам освоения новых месторождений энергоносителей и полезных ископаемых в эти регионах.

Реализация оспариваемого Федерального закона неизбежно ускорит миграционный отток населения из районов Крайнего Севера, с территорий Дальнего Востока, которые с большим трудом осваивались десятки лет.

II. В сфере демографии

По данным учёных Российской Академии народного хозяйства и государственной службы, до пенсионного возраста 60 лет не доживают 40 % мужчин. Принятый Федеральный закон в данном случае является для них бесчеловечным, не учитывающим реальную низкую продолжительность жизни граждан в стране.

«Изменение параметров пенсионной реформы в части самого чувствительного её показателя, пенсионного возраста, в настоящий момент недопустимо. Более того, мы считаем, что оно приведёт к катастрофическим демографическим последствиям, к дисбалансу рынка труда, к росту безработицы, повышению уровня преступности в России, и без того высокого, а также к серьёзным проблемам со здоровьем у нашего населения и нарастающей бедности граждан, особенно проживающих в сельской местности, занятых в агропромышленном комплексе» (Стенограмма выступления депутата фракции ЛДПР А.Н. Диденко на пленарном заседании Государственной Думы Российской Федерации от 26 сентября 2018 года по вопросу «О проекте Федерального закона № 489161-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий»).

Результаты социологических анализов показывают, что несмотря на тенденцию старения населения, значения ключевых демографических показателей, непосредственно влияющих на функционирование пенсионной системы, сложившиеся на сегодняшний день и на предстоящие десятилетия, не дают основания для повышения действующего норматива пенсионного возраста. Основным ограничителем для обеспечения достойного размера пенсий являются не низкий пенсионный возраст, а низкие размеры зарплаты и предельно высокая дифференциация работников по её уровню.Пока проблема повышения оплаты труда не будет решена, любые реформы внутри пенсионной системы не принесут ни экономического, ни социального эффекта. Актуарное моделирование показывает, что в условиях подлинно страховой системы при сложившейся и прогнозируемой продолжительности жизни, при установлении тарифа страховых взносов на уровне 25-26 % обоснованным является повышение к середине 2040 годов пенсионного возраста до 62-63 лет, но не более (Актуарный анализ демографических условий повышения пенсионного возраста // Журнал «Пенсия». 2016, № 6. С.70).

III. В финансово-экономической сфере

Заявители считают, что для рассмотрения и обсуждения в Государственной Думе законопроекта № 489161-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» финансово-экономический блок Правительства Российской Федерации не провёл предварительную всестороннюю оценку последствий принятия данного Федерального закона, не были проведены научные и экспертно-аналитические исследования вопроса об определении прогнозируемых сроков повышения пенсионного возраста с учётом существующих показателей и проблем, а также прогнозируемых позитивных и негативных последствий в сфере демографии, занятости, внутренней политики, миграции, а самое главное в финансово-экономической сфере. К обсуждению не были привлечены соответствующие институты Российской Академии наук. По сути, законопроект разработан в упрощённом порядке без основательной проработки его финансово-экономической и общественно-политической составляющей. В финансово-экономическом обосновании резонансного законопроекта № 489161-7 просто указано, что реализация данного Федерального закона не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета.

Для анализа обоснованности внесения данного законопроекта не приложены расчёты объёма дефицита в бюджете ПФР до повышения пенсионного возраста за 2019 и 2020 годы и расчёты «сэкономленных» сумм страховых взносов в бюджете ПФР на период 2019-2021 годы после введения в действие с 1 января 2019 года данного Федерального закона.

Драматичность ситуации заключается в том, что 2 октября 2018 года на совещании в Правительстве России выяснилось, что из-за халатности федеральных министров, ответственных за пенсионную реформу и не обеспечивших всестороннее финансово-экономическое обоснование, а также анализ возможных последствий повышения пенсионного возраста, в стране, вместо ожидаемой экономии в бюджете ПФР в 2019 году, возникает дефицит. Внесение президентских поправок в пенсионное законодательство потребует дополнительно более 500 млрд. рублей на ближайшие шесть лет (URL: https://tass.ru/ekonomika/5628318, дата обращения: 25.10.2018).

Правительство России не предприняло действенных мер по обеспечению бездефицитного бюджета ПФР. Так, несмотря на установленный законодательством тариф страховых взносов в ПФР в размере 26 % (подпункт 2 пункта 2 статьи 425 НК РФ), Правительством России все последние годы в Государственную Думу вносились проекты бюджетов Пенсионного фонда со сниженным тарифом 22 % для уплаты страховых взносов.

На ближайшие три года бюджет ПФР опять внесен в Государственную Думу исходя из тарифа 22 % от базы оплаты труда в целях пенсионного страхования, к тому же без изменения оставлена норма об уплате страховых взносов в размере 10% с заработка работника свыше 1 млн. 150 руб. в год (Пояснительная записка к проекту федерального закона «О бюджете Пенсионного фонда Российской Федерации на 2019 год и на плановый период 2020 и 2021 годов»), а также сохранены нормы о пониженных тарифах страховых взносов ряду категорий плательщиков, перечень которых установлен в ст. 427 НК РФ.

Расчёты, проведённые на основе макропоказателей, представленные Минэкономразвития России на 2018 год и на плановый период 2019 - 2020 годов, свидетельствуют, что при отсутствии льготного режима по уплате страховых взносов, установлении единого для всех плательщиков тарифа в размере 26 % будет ликвидирован сложившийся дефицит страховой части бюджета ПФР, и даже появится основа для формирования профицита будущих бюджетов ПФР (Журнал «Пенсия», сентябрь 2018, № 9. С. 43).

IV. В законодательной сфере

Правительство Российской Федерации уклонилось от использования предусмотренной в статьях 3 и 32 Конституции возможности референдума в целях выявления воли народа в отношении проходящей в стране пенсионной реформы.

После внесения законопроекта № 489161-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий», ряд депутатов Государственной Думы Российской Федерации, предвидя возможность наступления негативных последствий однобокого подхода к подготовке и принятию данного Федерального закона, предлагали высшим органам государственной власти провести всенародное обсуждение законопроекта через общероссийский референдум.

К сожалению, действия государственных органов были нацелены не на помощь в организации референдума, а на создание препятствий на пути инициативных групп граждан, участвовавших в подготовке референдума в рамках законодательных процедур.

В результате, данный Федеральный закон принят без всенародного обсуждения, без учёта большинства поправок, внесённых ко второму чтению депутатами оппозиционных фракций Государственной Думы, которые были отклонены без должного обоснования.

V. Отрицательные последствия введения в действие данного Федерального закона

Отсутствие работы у граждан предпенсионного возраста, заработка, а также пенсии по старости после 1 января 2019 года приведут к усилению и росту следующих негативных факторов:

1) вырастут неплатежи и долги за услуги ЖКХ, электроэнергию, а также увеличатся суммы задолженности по взятым кредитам и ссудам из кредитных и микрофинансовых организаций;

2) отсутствие источников существования в виде заработка или пенсии в предпенсионном возрасте приведут к росту заболеваемости среди пожилых граждан, увеличению смертности среди них, к повышению уровня преступности (грабежи, кражи, рейдерские захваты жилья и недвижимости), особенно в регионах с малыми городами и сельским населением;

3) усилится миграция молодых граждан и их семей из страны из-за отсутствия надёжных гарантий государства в части трудоустройства, защиты их жизней и невозможности прожить достойно на небольшую зарплату;

4) повысится количество обращений граждан для оформления группы инвалидности и назначения пенсии по инвалидности, чтобы пережить дополнительные 5 лет до назначения страховой пенсии по старости;

5) умножится протестный электорат, особенно среди молодёжи, получившей наглядное подтверждение того, что заботы государства, патернализма, нет и не будет в будущем. Отсутствие социальной справедливости в обществе, наличие резкого расслоения населения по доходам, могут стать катализатором социальных волнений, особенно с учётом принятого Федерального закона № 350-ФЗ о несправедливом повышении пенсионного возраста миллионам гражданам.

Таким образом, предпринятые Правительством России в последние годы меры в экономике, в налоговой, социальной, в том числе в пенсионной сфере, постепенно ведут население страны, её граждан к состоянию депривации – к усилению у них синдрома «бессилия», «опустошённости» и «апатии», обусловленного усилением тенденции по массовому лишению россиян реальных прав на общечеловеческие ценности, длительной невозможностью удовлетворять их базовые жизненные потребности (включая право на жизнь, на достойную жизнь, в том числе на пенсию в старости) из-за несправедливого отсутствия доступа к ресурсам и благам жизни, средствам и способам развития.

Требование, обращённое в связи с запросом к Конституционному Суду Российской Федерации

В соответствии с пунктом «а» части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, частью 2 статьи 36, статьями 84, 86 и 87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации просят провести проверку соответствия Конституции Российской Федерации статей 4 и 7 Федерального закона от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» в части положений, допускающих умаление конституционного права граждан и признать их не соответствующими статьям 7 (части 1), 55 (части 2) Конституции Российской Федерации.

Государственная пошлина

В соответствии со статьей 39 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» и подпунктом 1 пункта 1 статьи 333.23 Налогового кодекса Российской Федерации при подаче настоящего запроса уплачена государственная пошлина в размере 6750 рублей.

Приложение

1. Копия настоящего запроса – 1 экз. на 17 л.

2. Текст Федерального закона от 3 октября 2018 года № 350-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам назначения и выплаты пенсий» - 1 экз. на 24 л.; копия текста указанного Федерального закона – 1 экз.

3. Протокол собрания группы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации – 1 экз. на 2 л.; копия указанного протокола – 1 экз.

4. Подписной лист с подписями депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации – 1 экз. на 11 л.; копия указанного подписного листа – 1 экз.

5. Квитанция об оплате государственной пошлины – 1 экз.; копия квитанции – 1 экз.

 
Статья прочитана 117 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!