150−300 тысяч рублей пенсии: Чиновники обеспечивают себе безбедную старость

150−300 тысяч рублей пенсии: Чиновники обеспечивают себе безбедную старость

Руководители и депутаты субъектов РФ получают на «заслуженном отдыхе» больше, чем федеральные судьи и прокуроры.

Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Регионы России накрывает новая волна протеста — людей возмущают «золотые» пенсии чиновников. Как известно, средняя пенсия в стране — 14 825,95 рубля. Чтобы повысить ее до 20 тысяч к 2024 году, власти заставили граждан работать на пять лет больше, проведя пенсионную реформу. И в это же самое время региональные чиновники назначают себе пенсии в несколько сотен тысяч рублей. То есть пенсионную реформу, собственно, и затевали, чтобы лучше жилось чиновникам.

На Камчатке, к примеру, в 2018 году, когда жители протестовали против повышения пенсионного возраста, региональные власти оперативно приняли соответствующий краевой закон. По нему региональные доплаты к пенсиям высших должностных лиц и депутатов в среднем составили 150 тыс. рублей.

В июле в Петропавловске-Камчатском прошла акция протеста против повышенных пенсий чиновников, организованная ЛДПР, КПРФ и «Справедливой Россией». Но доплаты в 150 тысяч от этого никуда не делись. Вот тебе и пенсионная реформа.

Похожая картина и в других регионах. В Омской области, по данным местного Минтруда, на пенсионное обеспечение госслужащих в 2019 году заложено около 180 млн. рублей. В Воронежской области — 202 млн.

Вот на что — на примере Воронежской области — идут эти деньги:

— пенсии за выслугу лет лицам, замещавшим должности государственной гражданской службы;

— доплаты к страховой пенсии лицам, замещавшим государственные должности;

— доплаты к пенсиям лицам, замещавшим должности в органах государственной власти и управления до введения в действие реестра (перечня) государственных должностей;

— ежемесячные денежные выплаты к пенсии за выслугу лет.

Отцом-основателем воронежской пенсионной реформы, закона об особых пенсионных выплатах чиновникам Воронежской области, как сообщали местные СМИ, является бывший губернатор Алексей Гордеев. Депутаты Воронежской облдумы приняли этот закон втихую — 25 декабря 2014 года, накануне новогодних праздников. Официально он носит название закон № 207 и вносит поправки в областной закон «О пенсиях за выслугу лет лицам, замещавшим должности госслужбы» и «О госдолжностях». Ключевая норма в документе — пожизненная доплата к пенсии чиновников в размере 75% от среднего заработка за последние 6 месяцев работы.

«Самими известными золотыми пенсионерами считаются бывший вице-губернатор Геннадий Макин и бывший вице-губернатор Юрий Агибалов. Предположительно первый из них получает пожизненную выплату в размере 366 тысяч рублей из бюджета», утверждает воронежское издание «Блокнот».

 Издание также отмечает, что средняя зарплата в Воронежской области составляет 33 600 рублей. «Получается, что один условный Макин вмещает в себя 10,92 средних зарплат воронежца за год», — пишет «Блокнот».

Почему мы так подробно останавливаемся на Воронеже? Да потому что пол-России живет точно так же. 18 июля Росстат представил статистику по зарплатам в стране. Из нее следует, что 50% граждан, работающих на крупных и средних предприятиях, получают зарплату меньше 34 335 руб. Именно столько составило медианное значение зарплаты в апреле 2019 года.

В такой ситуации назначать пенсии чиновникам по 150−300 тысяч в месяц — все равно, что курить на бочке с порохом. Но нашу элиту, похоже, это совершенно не волнует. Она решила, что проведя пенсионную реформу, заживет хорошо.

— В Воронеже на выборах губернатор Александр Гусев получил более 72% голосов, а «Единая Россия» в 2016-м набрала 62%, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Это, конечно, не Чечня, где в 2016 году партия власти получила более 99% голосов, но крен в сторону «чеченизации» результатов региональных выборов очевиден.

 Такая ситуация региональную элиту просто развращает. Получается по пословице: хоть плюй народу в глаза — все божья роса. Пенсионеры дружно голосуют, чтобы у них была пенсия 12−13 тысяч, а региональные чиновники — по сути, руководство региональной «Единой России» — получали пенсии в 150−300 тысяч.

На деле, региональная вольница — серьезная федеральная проблема. По сути, центр откупается от чиновничества, которое обеспечивает ему 77% голосования за Владимира Путина. Обеспечили — вот вам индульгенция: творите в регионе, что хотите, и получайте по 150 тысяч пожизненной пенсии.

Замечу, пенсия депутата Госдумы — в среднем 60 тысяч рублей, чиновника администрации президента — 80−100 тысяч, федерального судьи или прокурора — 150 тысяч.

Но все это, повторюсь, федеральный уровень. И то, что региональные чиновники получают пенсии вдвое больше — не лезет ни в какие ворота.

«СП»: — Региональные чиновники как-то обосновывают размер своих пенсий?

— Если говорить о Воронеже — не думаю. Это, скорее, край непуганых «медведей» из партии власти. А если брать Камчатку и Дальний Восток — ну как же, у них особые условия. Они же — чиновники — приехали туда на «шабашку». Вот и должны получить соответствующие выплаты.

«СП»: — Ситуация с «золотыми» пенсиями может вылиться в масштабный протест?

— Недовольство рано или поздно вспыхнет. Но сами по себе запредельные региональные пенсии чиновников вряд ли станут поводом для массового протеста. Должно быть несколько фитилей, чтобы взорвать политическую ситуацию в стране. И один из фитилей — недовольство зажравшейся элитой.

Сейчас растет недоверие ко всей политической системе, и всем политическим игрокам. Феномен Навального тоже ведь родился не на пустом месте. По сути, Алексей Навальный — это почтовый ящик, через который переписываются члены путинского «Политбюро 2.0». Одни из них «передают привет» другим — Навальный очень удобен как инструмент разборок между кланами. Но могут появиться подобные Навальные и в регионах — и зажгут фитиль.

Что характерно, едва кто-то из региональных оппозиционных политиков начинает говорить о несправедливости — Кремль неизменно заявляет, что это «популизм». На мой же взгляд, такими заклинаниями федеральные власти проблему не заговорят.

— Ситуация с региональными пенсиями чиновников — закономерный итог так называемой борьбы с привилегиями, которую провозгласил Борис Ельцин еще в 1989 году, — считает председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. — Напомню, что развал СССР, строительство рыночной экономики и шоковые реформы Гайдара начались как раз с этого момента — когда Ельцин оставил свою черную обкомовскую «Волгу», и проехался по Москве в троллейбусе.

Эта борьба, как мы видим сегодня, закончилась тем, что у основной части населения России все привилегии исчезли. Кроме одной — быть ресурсом для элиты. Как модно сейчас говорить — быть новой нефтью.

Поэтому возмущаться и удивляться, я считаю, не приходится. Потому что нынешнюю квазифеодальную систему в России последовательно строили на протяжении 30 последних лет. В этой системе крайне незначительная группа избранных, не составляющих и десятой доли процента от общего населения, извлекает доход из всех остальных.

Ведь что такое пенсии в 150 тысяч рублей для региональных чиновников? Это знак, что есть избранная каста, которая налоги со всех остальных канализирует в нужном направлении — собственного благополучия. И все, что не работает в этом направлении, по логике этой касты должно прекратить свое существование.

И надо понимать: никакого распространения протест против сверхвысоких пенсий чиновников, пенсионной реформы не получит. А если будут отдельные вспышки недовольства — власти объяснят, в том числе силовыми средствами, что недовольными движет рука Госдепа США. И потому такие протесты будут жестко пресекаться.

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/politic/article/238401/

 
Статья прочитана 52 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!