Рост цен на бензин: Пора запасаться канистрами

Рост цен на бензин: Пора запасаться канистрами

Время относительно недорого топлива подходит к концу.

Фото: Максим Слуцкий/ТАСС

Летом 2018 года бензин у нас в стране дорожал почти как в сказке, не по дням, а по часам. В переводе на сухой язык статистики — практически в 5 раз быстрее, чем поднимался общий уровень цен в России. В нынешнем году динамика роста цен на топливо (+1,8% к июлю 2018 года) выглядит не в пример спокойнее — текущие темпы в 2,5 раза оказались ниже уровня инфляции (4,6% за минувший год).

Этому, полагает директор Фонда развития права и медиации ТЭК Александр Пахомов, поспособствовал целый ряд факторов: снижение стоимости нефти на мировом рынке (57−61 доллар за баррель сейчас против 65 долларов за баррель в начале минувшего июля), пик сезона отпусков, из-за чего россияне не используют личный автотранспорт каждый день, а также демпфирующий механизм, по которому компенсации нефтяникам из бюджета стали выше.

Однако этому благостному равновесию, считает Александр Пахомов, вскоре может наступить конец. И вновь — по совокупности ряда факторов. В их числе — высокая степень неопределенности по дальнейшим действиям правительства по сдерживанию цен на топливо и риски наращивания экспорта нефтепродуктов в ущерб внутреннему рынку. Кроме того, в разгаре уборочная кампания, в ходе которой традиционно растет спрос на топливо. В связи с этим, предполагает Пахомов, рост цен на бензин начнется уже в сентябре и продлится до конца текущего года. Причем динамика данного процесса будет весьма ощутимой.

«СП» поинтересовалась у других экспертов топливного рынка, насколько вероятен такой сценарий развития событий, и как сильно при этом вырастут цены для рядовых потребителей.

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков считает, что резкий рост цен на бензин на автозаправках прямо с сентября маловероятен.

— Как раз на этот случай в июле правительством были внесены поправки в механизм расчета демпфирующих надбавок. Благодаря этому шагу, нефтяники свои деньги получат напрямую из бюджета, так что им повышать цены не нужно.

«СП»: — А может ли стоимость бензина на заправках все же увеличиться по вине каких-то третьих лиц, например, агентов-посредников?

— Вряд ли. И вице-премьер Дмитрий Козак, и министр энергетики Александр Новак ведут со стороны правительства жесткий мониторинг ситуации. Да и сами нефтяные компании, по сути, контролируют цены на топливо.

 Схожее мнение высказал и глава Российского топливного союза Евгений Аркуша.

— Розничные цены если и будут расти, то только в пределах годовой инфляции и никак иначе: что бы ни происходило у нас на оптовом рынке, как бы ни росли биржевые цены, как бы ни увеличивался экспорт. Это протокольное поручение правительства нефтяным компаниям. А поскольку рынок у нас конкурентный, это значит, что и независимые компании будут удерживать свои ценники примерно на этом же уровне. Полагаю, увеличение стоимости топлива произойдет в диапазоне 20−30 копеек в месяц. Все остальные заявления о 50−60 рублях за литр являются апокалиптическими.

При этом эксперты не преминули практически в один голос отметить, что определенные проблемы на российском рынке топлива все же есть, и довольно существенные.

Например, Евгений Аркуша отметил, что довольно серьезным риском для отрасли является остановка некоторых нефтеперерабатывающих заводов на ремонт, в результате чего на бирже сокращаются объемы продаж. В перспективе это может привести к росту оптовых цен на топливо и снижению эффективности розничной торговли.

— На Дальнем Востоке складывается не совсем понятная ситуация, потому что нефтяникам в этом регионе предусмотренных демпфирующим механизмом надбавок не хватает, — добавляет Игорь Юшков — И все рискует обернуться или дефицитом топлива, или его реально существенным подорожанием. Сейчас, конечно, пытаются ввести какие-то сопутствующие механизмы вроде снижения тарифов на провозку нефтепродуктов по железной дороге, чтобы перебрасывать нефть на Дальний Восток. Но удастся ли таким способом нивелировать проблему, станет ясно не ранее октября.

«СП»: — Кстати, в июле нынешнего года рублёвая стоимость российской нефти опустилась на 5% ниже заложенной в федеральный российский бюджет на текущий год. Если раньше баррель марки Urals торговался на отметке в 4 127 рублей, то теперь его цена чуть превышает 3 900 рублей. Понятно, что бюджет у нас сильно профицитный, по итогам июля речь идет о «плюсе» в 2,28 триллиона рублей. Но все же если эта тенденция продолжится, стоит ли нашему рынку топлива ждать какой-то беды оттуда?

— Думаю, пока здесь ничего страшного нет. Однако если ближе к октябрю окажется, что цена барреля нефти по-прежнему ниже заложенной в бюджет, то здесь государству уже придется рассматривать какие-то меры. Вероятно, монетарным властям придется предпринять действия для девальвации рубля. А, может быть, правительству придется выходить по итогам года на дефицитный бюджет или что-то в этом духе. Точнее сказать сложно, лучше дождаться итогов года.

«СП»: — А сами нефтяники могут предпринять какие-то, образно выражаясь, «телодвижения», чтобы компенсировать для себя вероятные убытки от такого снижения?

— На самом деле от удешевления нефти страдает в первую очередь бюджет. А нефтяникам, по большому счету, все равно, стоит ли баррель 40, 50 или 80 долларов.

«СП»: — То есть они при любом раскладе останутся «в шоколаде»?

— Тут важно отметить то, что Минфин в случае продолжения тенденции на снижение стоимости нефти получит лишний повод для отказа в предоставлении нефтяникам льгот. «Газпромнефть», как известно, просит льготы для освоения Приобского месторождения, «Роснефть» — для Таймырского, идет постоянный процесс выбивания преференций из бюджета. А Минфин в этом случае может сказать — какие еще вам льготы, вы видите, мы и так недобираем средства в бюджет.

Григорий Баженов. — Развиваться сектор нефтепереработки и внутренней розницы не будет, потому что там нет какой-либо интересной прибыли и интересных проектов.

Собственно говоря, цена топлива в дальнейшем будет зависеть от того, какой будет мировая конъюнктура. В мае у нас начинается обычно «высокий» сезон, и спрос на внутреннем рынке вырастает. Но если тогда мировая цена на нефть сильно вырастет, то вскоре то же самое произойдет и с нефтепродуктами. Следовательно, экспортная конъюнктура станет более привлекательной, а, значит, все свободные объемы топлива будут направлены туда. И это, так или иначе, отразится на розничных ценах, тогда искусственными механизмами удержать рынок от резких скачков не получится.

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/economy/article/241582/

 
Статья прочитана 29 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!