«Заморозили» или украли?

«Заморозили» или украли?

В то время, когда президент Путин широким жестом списывал африканским странам долги перед РФ на сумму свыше 20 млрд долларов, Минфин замораживал выплату накопительных пенсий своим гражданам.

«Заморозка» глубокая, длится уже 7 лет. Да и куш увесистый – 2 трлн 200 млрд рублей, по скромным подсчетам!

Эти средства принадлежат гражданам, платившим из своих доходов деньги в НПФ (негосударственные пенсионные фонды) для формирования накопительной части своей будущей пенсии. Такая пенсионная система называлась смешанной, была введена в 2002 году при Зурабове, занимавшем тогда пост социального министра. Система сочетала распределительный и накопительный принципы. Пенсии делились на базовую, страховую и накопительную. Из 22% общего пенсионного взноса 6% шло на накопительную часть, 16% – на страховую. Предполагалось, что накопление будет длиться в течение всей трудовой деятельности человека, средства – сохраняться на индивидуальном лицевом счете гражданина в Пенсионном фонде России (ПФР). Планировалось, что накопительная часть будет использоваться в бизнесе и прирастать высокими процентами, обгоняя уровень инфляции, на который индексировалась страховая часть пенсий. Но получилось не так: накопительная – обесценивалась и непрозрачно использовалась НПФ, управляющими компаниями, банками.
Подтверждались худшие прогнозы коммунистов, отвергших зурабовскую пенсионную реформу, и экономиста Оксаны Дмитриевой, открыто назвавшей навязанную гражданам накопительную пенсию обыкновенной аферой. Теперь мы видим, как были правы противники смешанной пенсионной системы, которую продавливал кибернетик М. Зурабов, а помогал ему, как теперь выясняется, А. Жуков, бывший в ту пору вице-премьером. Реформа начала буксовать с первых же дней, однако взносы в накопления люди платили.
И вот приближается срок выплаты накопительной части тем, кто уходит на заслуженный отдых, в виде дополнительной части к пенсиям. А НПФ, финансистам, управлявшим процессом, возвращать людям то, что у них было взято, не хочется. А что если и возвращать уже нечего? Минфин помалкивает.
В минувший четверг замминистра финансов Алексей Моисеев в седьмой раз просил Госдуму заморозить выплаты пенсионных накоплений. А граждане, которые, по его словам, «могли бы получить средства из своих пенсионных накоплений в НПФ, получат их в рамках страховой пенсии, так как все эти деньги (накопительные) в полном объеме будут учтены при расчете их прав, в рамках государственной страховой пенсии».
За счет удержанных накоплений бюджет Пенсионного фонда пополнится на 634 млрд рублей. Но сначала, настаивал чиновник, нужно принять замораживающий законопроект «О внесении изменений в статью №33 Федерального закона «Об обязательном страховании в РФ» и статью №6 Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам обязательного пенсионного страхования в части права выбора застрахованными лицами варианта пенсионного обеспечения».
«Это чисто технический документ, – поддакивала Моисееву единоросска Ольга Павлова, член комитета по труду, социальной политике и делам ветеранов, – его принятие связано с особенностью формирования федерального бюджета и бюджета Пенсионного фонда».
Какой же это «технический», если на кону 2 трлн 200 млрд рублей? Колоссальная сумма вращается на счетах разного рода НПФ, неких компаний, Внешэкономбанка, принося этим структурам проценты. А простые накопители остаются с носом и обычными страховыми пенсиями из общего котла. Разве это не разбой безнаказанный среди бела дня? И его Минфин с «ЕдРом» узаконивают...
А понимают ли Павлова с Моисеевым разницу между страховой и накопительной пенсией? «В соответствии с данным законопроектом, разницы нет», – призналась Павлова.
Но разница есть. Во-первых, накопительная пенсия, в отличие от страховой, принадлежит гражданину и может наследоваться его родственниками.
Во-вторых, накопительная пенсия хоть и делится на период дожития, но он короче, чем у страховых пенсий, а это означает, что доплата больше.
В-третьих, гражданин может забрать накопительную пенсию, не дожидаясь дожития, может использовать ее по частям. Страховой пенсией он так распорядиться не может.
Как видим, у пенсионера больше прав в использовании накопительной части, чем страховой. И заверения минфиновца, что слияние накопительной части со страховой не нарушает права пенсионеров, – обыкновенная неправда.
«Правительство обирает граждан и говорит, что не нарушает их прав. Как такое может быть? – удивлялся справросс Валерий Гартунг. – Вы же знаете статистику – половине российских семей хватает средств только на еду и скромную одежду. А у 13% населения денег хватает только на еду, платить за коммуналку уже нечем. Но эти люди платят налоги и формировали накопительную пенсию, которую у них отнимают. Пенсионный возраст подняли на пять лет и накопительную пенсию отняли, но прав, оказывается, не нарушили?»
«Наше правительство, – иронизировал коммунист Алексей Куринный, – находится в режиме перманентного замораживания социальных обязательств. Заморозило государственный долг по дореформенным вкладам, заморозило на нижайшем уровне пенсии военным пенсионерам, замораживает и накопительную часть пенсий нашим гражданам. Это называется «борьба с бедностью»? По-моему, это провал всех пенсионных реформ. Повышая пенсионный возраст, обещали, что пенсии будут расти опережающими темпами. Но состояние бюджета Пенсионного фонда показывает, что к 2022 году увеличение страховых пенсий не превысит 1%».
Вину за провал накопительной системы Куринный полностью возлагает на правительство. Оно, отдав накопительные средства будущих пенсионеров в НПФ и управляющим компаниям, позволило им бесконтрольно распоряжаться средствами граждан. Что это за структуры?
«В худшем случае – аферисты, в лучшем – «кошельки» финансово-промышленных групп, – отмечал Куринный. – Они плавненько 2 с лишним трлн рублей вращали у себя внутри, украли, что уже подтверждено, миллиарды рублей, думаю, даже сотни миллиардов, и вновь нас пытаются в подобную систему вогнать, но пока не знают, под каким это соусом сделать».
Депутат имел в виду очередную идею правительства повторить аферу с накопительными пенсиями, только в обновленном варианте. Понравилось безнаказанно изымать у граждан деньги «по закону», одобренному партией власти, и обогащаться в свое удовольствие.
«Вообще не надо было вводить накопительный элемент в систему обязательного пенсионного страхования», – вздыхал Ярослав Нилов (ЛДПР).
Да, видно, нелегко инициаторам сомнительных проектов отказаться от такого простого пути пополнить свои карманы, как «работа» с накопительными пенсиями.
После обсуждения вопроса о заморозке накопительных пенсий в зале заседаний Госдумы воцарилось состояние тихого негодования. Казалось, ни у кого не поднимется рука проголосовать за минфиновский законопроект. Ан нет. «ЕдРо» дисциплину знает. Дана команда «отнять и заморозить»? «ЕдРо» готово отнимать и замораживать.
За принятие в первом чтении законопроекта Моисеева проголосовали 294 единоросса. Не голосовали 134, 22 – против. Для Минфина главная цифра – 294, она указывает, что заморозка одобрена и можно дальше действовать в том же духе.

Галина ПЛАТОВА

http://www.sovross.ru/articles/1910/46321

 
Статья прочитана 24 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!