Мутные схемы ПФР: Кому из пенсионеров уже сейчас жить хорошо

Мутные схемы ПФР: Кому из пенсионеров уже сейчас жить хорошо

Россияне оплачивают пенсии «отдельных лиц» из собственного кармана, хотя делать это должен бюджет.

Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

По сообщениям французской прессы, французы получают одни из самых высоких пенсий в Европе — порядка 1389 евро в месяц. При курсе евро в 71 рубль, это составляет в пересчете на наши деньги 98 619 рублей. Некоторые российские СМИ попробовали выяснить, что могут позволить себе купить на такие деньги тамошние пенсионеры. Результаты получились довольно впечатляющими.

Так, оказалось, что месячная плата за коммунальные услуги (за среднее жилье площадью в 85 «квадратов» в столице Франции) составляет 167 евро или 11 857 рублей. Это почти как в Москве.

Кроме того, на эту же пенсию французские старики могут купить:

-74 кг сыра (в пересчете на русские деньги 1 323 рубля за килограмм);

-798 багетов (123,5 российского рубля за полкило);

— 173 бутылки не самого дешевого вина;

— 1157 литров молока;

— 108 кг курицы;

— 78 кг говядины;

— 754 кг картофеля;

— 497 кг помидоров.

А что российские пенсионеры? Средняя пенсия в стране в сентябре составила 14,2 тыс. рублей (примерно 200 евро) в месяц. Правда, это среднестатистический показатель, а в реальности в стране полно сельских поселений, где выходное пособие по старости составляет всего 8,01 тысячи рублей, и при этом еще считается вполне себе высоким.

Впрочем, глава ПФР Дроздов недавно заявил, что размер страховой пенсии по старости для неработающих пенсионеров по причине ее индексации (на 18%) подрастет к 2020 году до 16,4 тысячи рублей, а к 2022 году — аж до 18,3 тысячи рублей.

Итак, что же могут позволить себе наши старики по достижении пенсионного возраста на обещаемые через 2 года правительством 257,7 евро (по нынешнему курсу), если представить, что пенсия все же достигнет таких высот, а цены чудесным образом останутся нынешними?

Самые дешевые сыры в самой распространенной в России торговой сети продаются в среднем по 410 рублей за килограмм (это сыр, сразу скажем, очень неважного качества). Значит, путем простого вычисления выводим, что за повышенную на 18% от нынешней пенсию наши старики могут позволить себе купить себе всего 44 килограмма сыра. Против 74 кг у французов, который у них, как известно, отменного качества.

То, что с некоторой натяжкой можно назвать вполне съедобным и не вредным хлебом, продается все в той же торговой сети по цене 34 рубля за батон. Соответственно, если всю будущую пенсию ухнуть на него, то получится 541 единица сильно крошащегося в руках хлебобулочного изделия, плесневеющего за пару дней. Против 798 «пенсионерских» багетов во Франции (качество хлеба даже сравнивать не стоит)

Молоко сейчас подскочило в цене, колеблясь на уровне от 70 до 100 рублей за 985 (и то, если повезет) граммов. Иногда случаются акции, и молочный продукт с приставкой БЗМЖ (что, по идее, должно означать его натуральность) выставляют на полки где-то по 54−56 рублей. Следовательно, на 18,3 тысячи рублей выходит 332 пакета хранящейся месяцами даже в открытом виде «молочки». Это в 3,4 раза меньше, чем во Франции.

Российские врачи (те, которые еще остались в строю после всех оптимизаций) в небольших дозах рекомендуют пожилым употреблять немного красного вина. При средней стоимости вина приемлемого качества на уровне 350 рублей за бутылку среднестатистические пенсионеры смогут купить 52 емкости, ровно по количеству недель в году.

Что касается мяса, то при нынешних расценках на всю будущую пенсию пожилой россиянин может приобрести аж 26 кило говяжьей мякоти и 61 килограмм костей для бульона. С рыбой примерно та же история. Учитывая, что речная рыба «среднего пошиба» обходится в 300 рулей за кило. Если пенсионер попадет на акционную распродажу фруктов, то мандаринов (по 59 рублей за кило) и сезонных яблок (по 49 рублей за кило) он сможет позволить себе 310 и 373 килограмма соответственно.

Но не будем забывать, что предательское словосочетание «прогнозируемый размер пенсии» в переводе с чиновничьего на обычный русский означает «может, пенсия поднимется, а, может, и нет, тут уж как получится». В социально справедливом государстве повышение пенсий должно, вообще-то, гарантироваться, ну да чего с чиновников взять, коль скоро даже гарант Конституции своего же обещания не проводить пенсионную реформу, поднимая пенсионный возраст, не выполнил.

Спустимся же с небес на землю и прикинем месячные затраты среднестатистического российского пенсионера в нынешних суровых реалиях.

Если пожилой человек не инвалид, не имеет особых заслуг перед государством, если низким уровень его дохода официально не признан, то льготы по оплате услуг ЖКХ ему не положены. Значит, за двухкомнатную «хрущевку» в Подмосковье он должен будет заплатить порядка 7,5 тысячи рублей в месяц в зимний период.

Вычитаем эту сумму из размера среднестатистический пенсии (14,2 тыс.) и считаем дальше. Остается 6 700. На эти деньги пенсионер может позволить себе либо 17 килограммов колбасы (по акции 199,99 рубля за полкило), либо 22 пачки пельменей по 300 рублей.

Согласитесь, возможности большинства пожилых россиян и французов не сравнимы. Однако определенная категория наших пенсионеров все же может тягаться с западными в плане возможностей.

Например, судьи. Их зарплаты, в зависимости от ряда факторов, колеблется в диапазоне от 50 до нескольких сотен тысяч рублей (а в Конституционном суде вообще в среднем получают около 10 миллионов рублей в год). При выходе на пенсию их доходы несколько снижаются, но не настолько существенно, как у рядовых россиян.

Если, скажем, служитель Фемиды уходит по выслуге лет, то ему полагается вознаграждение в виде 50% от зарплаты действующего судьи аналогичной категории. При достижении же пенсионного возраста ему назначается пожизненное содержание в размере 80% от зарплаты действующего судьи такой же категории. То есть пенсия судьи вполне может не только достигать отметки в 60−70 тысяч рублей, но и переваливать через нее. Причем в «нагрузку» к ней судья получает льготы по оплате коммуналки, право на медицинское спецобслуживание и оплату проезда к месту отдыха, а также другие преференции.

А еще есть депутаты Госдумы, чье пенсионное обеспечение регулируется статьей 29 ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации». С ними вообще очень интересная история получается.

Официальная информация сообщает нам, что при стаже работы от 5 до 10 лет народный избранник получает 55% денежного вознаграждения депутата Госдумы, а при стаже свыше 10 лет — 75% денежного вознаграждения депутата Госдумы. По состоянию на 2018 год это денежное вознаграждение составляло 84,7 тыс. рублей. Как пояснил спикер нижней палаты российского парламента Вячеслав Володин, «эта информация была представлена в связи с тем, что на многих информационных ресурсах берут и придумывают, что пенсии депутатов более 100 000 рублей».

Но вся соль в том, что эти, соответственно, 46,6 тысячи рублей и 63,5 тысячи рублей — это всего лишь доплата (!) к страховой пенсии по старости. А она, в свою очередь, депутатам назначается, как и всем прочим смертным, в соответствии с Федеральным законом от 28.12.2013 года N 400-ФЗ «О страховых пенсиях» по формуле СПст = ИПК x СПК. Где СПст — размер страховой пенсии по старости, ИПК — индивидуальный пенсионный коэффициент, а СПК — стоимость одного пенсионного коэффициента по состоянию на день, с которого назначается эта самая страховая пенсия. А какой там у депутата индивидуальный коэффициент и сколько он стоит — по-прежнему тайна за семью печатями.

 Кстати, заработная плата депутата, по данным за 2018 год, составляла в среднем 374,4 тысячи рублей «чистыми». При этом наши народные избранники имеют довольно много льгот.

А ведь помимо судей, депутатов, есть министры, их заместители, сотрудники правительства и администрации президента, крупные чиновники в регионах, да и много других «достойных» людей. Что им пенсионная реформа и повышение пенсионного возраста? Они живут в другой России.

И эта самая другая Россия устроена так хитро, отмечает независимый эксперт по социальной экономике, доктор экономических наук Андрей Гудков, что сразу и не расскажешь, в чем здесь подвох. А он, между тем, на самом деле громадный.

— Пенсионное обеспечение депутатов — это совершенно особенный мир, который никак не коррелирует с пенсионным обеспечением других россиян. Свои пенсии депутаты получают напрямую из государственного бюджета. Кстати, ориентир там — 70% от последнего заработка на государственной службе.

Пенсионный же фонд России является, по сути, простым оператором этих выплат. Но это позволяет Минфину говорить о том, что он предоставляет субвенции ПФР. Вот отсюда и появляются его якобы долги в несколько триллионов рублей, которые так пугают обывателей, полагающих, что дела в ПФР очень плохи.

«СП»: — Поясните, как же так получается?

— А получается все потому, что Минфин банально и нагло врет, занимаясь, по сути, дезинформацией населения. Смотрите, есть страховые обязательства и бюджетные, которые к страхованию никакого отношения не имеют. И есть небюджетная социальная организация — ПФР. Фонд должен выполнять свои обязательства и под это дело собирает страховые взносы. А на него еще повесили и исполнение государственных обязательств, которое также требует затрат на администрирования. Естественно, страховых взносов на это не хватает. Поэтому ему перечисляют деньги из бюджета, но они свалены в одну кучу, в которой сидят и субвенции.

Называют всю эту триллионную сумму дефицитом бюджета ПФР. Но давайте разберемся, какой же это дефицит?

Например я, госбюджет, передаю через вас, через ПФР, другому человеку 10 тысяч рублей. Вы их берете и едете к нему. У вас, у ПФР, возникают административные расходы. По-хорошему, по справедливости, их бы надо возместить. Но вот только госбюджет этого не делает, поэтому административные расходы ложатся на плечи рядовых пенсионеров.

То есть россияне, по сути, из собственного кармана оплачивают не только пенсию, которую в свое время заработали, не только расходы, которые ложатся на ее администрирование. Они еще из своего кармана и за депутатские пенсии доплачивают.

«СП»: — Да, хитро. Пожалуй, при таких раскладах обещаемых главой ПФР Дроздовым 18% повышения пенсий россиянам будет маловато…

— В принципе, 18% за три года — это довольно-таки прилично. Только здесь вновь кроется еще один нюанс. К тому времени у россиян путем повышения возраста выхода на пенсию отберут целых 5 лет от расчетного срока дожития, который не меняется последние 10 лет, переведя их в рабочий период. А теперь давайте посчитаем.

Если срок дожития для шестидесятилетних составляет около 18 лет, получается, что срок дожития россиян сократят к тому времени на 27%. А пенсию индексируют всего на 18%. Вам не кажется, что нас, мягко говоря, таким образом немного обманывают?

«СП»: — А какой в этом обмане резон? 9% - невелик навар.

— Ну, это с одной старушки рубль, а с десятка старушек — уже целый червонец. Вот такой расчет.

Андрей Захарченко

Андрей Захарченко

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/society/article/248196/

 
Статья прочитана 20 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!