Извращение — дискредитация — самоуничтожение

Извращение — дискредитация — самоуничтожение

Юрий Болдырев к посланию президента и юбилею Счетной палаты России.

На фото: на открытом заседании коллегии Счетной палаты РФ, посвященном 25-летию контрольного органа (Фото: Владимир Гердо/ТАСС)

Первое, уже традиционное: все изложенное ниже — никак не может произрастать на нашей благодатной почве, а явно навеяно духом какой-то инопланетной агентуры.

Второе: все, изложенное ниже, как метод действия и противодействия, относится не только к конкретному государственному органу, истории его взлета и падения, но и к таким фундаментальным понятиям и институтам, как демократия, самоуправление и прочее, что всегда несопоставимо легче извратить и дискредитировать, нежели достойно реализовать на практике.

Теперь к делу.

Так уж совпало: очередное послание президента Федеральному Собранию практически совпадает с четвертьвековым юбилеем Счетной палаты России. Президент Счетную палату поздравил. Народ юбилея не заметил. Оно и понятно. Открываем, например, Википедию — и что существенное об этом органе узнаем? Ничего. Понятно: орган хороший, никаких возражений и, уж простите, ни малейшей изжоги у президента и Правительства не вызывает. Работают вместе и дружно. И ладушки.

Но так было не всегда. Всего десять пунктов информации о том, о чем ни в Википедии, ни в каких-либо официозных источниках — ни слова.

Первое. Счетная палата России изначально была создана не в полнейшей благодати и ко всеобщему удовольствию, но в жестком противостоянии тогдашних парламента и президента.

После госпереворота осенью 1993-го года, последующего введения в действие новой Конституции (считается, что принятой на референдуме) и формирования нового парламента — Государственной Думы и первого (тогда — выборного) Совета Федерации, возникла ситуация, абсолютно идеальная для любого правителя, тяготеющего к бесконтрольности и безнаказанности. А именно: новый парламент, в отличие от прежнего, перестал быть высшим контрольным органом. А никакого иного — нет. Прежний, перешедший по наследству Контрольно-бюджетный комитет, вроде, есть, но только на его запросы, равно как и на запросы депутатов и даже целых палат парламента, правительство и администрация президента отвечают, что у вас никаких контрольных полномочий нет. Попросту говоря — посылают. Мол, будет у вас предусмотренная Конституцией Счетная палата — вот тогда и обращайтесь. И такая вольница для президента и его команды — трать государственные деньги, как хочешь и с госсобственностью делай, что хочешь — длилась после переворота 1993-го года целых полтора года!

Второе. Догадайтесь с трех раз, содействовали ли тогдашний президент, его администрация, правительство и пропрезидентские фракции созданию Счетной палаты, способной хотя бы теоретически хоть как-то ограничить подобную вольницу-бесконтролицу президента и его правительства? При этом, напомню, расклад сил в Думе был почти пополам, а в Совете Федерации — вообще 55 процентов были прямо зависимые от президента и Правительства … работники исполнительной власти, включая министров, губернаторов и т. п. Соответственно, битва за разработку и принятие закона о Счетной палате была не из легких.

Третье. Как известно, «наглость — города берет» — этим руководствовались победители после госпереворота. Но та же наглость и … против себя восстанавливает. Во всяком случае, восстанавливает тех, у кого есть еще хотя бы остатки чувства собственного достоинства. Плюс к тому, технологии манипулирования населением были еще не те, что ныне, и уж такой степени контроля власти за основными СМИ, как сейчас, даже представить себе было невозможно. Соответственно, депутаты (зачастую, даже и пропрезидентских фракций) были радикально более зависимы от избирателей, а избиратели просто изнемогали под тяжестью того, что творила власть. «Лихие девяностые» — это ведь не «народ разгулялся», а власть в своем разгуле, буквально, беспределе и впрямь берегов не видела. Соответственно, в отношении необходимости ограничения совсем обнаглевшей власти, в том числе, создания Счетной палаты, как ни удивительно, но возник практически консенсус среди депутатов обеих палат тогда еще настоящего Парламента.

Четвертое. Закон «О Счетной палате Российской Федерации» был принят Думой и одобрен Советом Федерации в конце 1994 года, но президент Ельцин, естественно, наложил на него вето. Любопытный сюжет? Где вы сейчас об этом прочитаете?

Пятое. Но решимость большинства депутатов (даже части пропрезидентских фракций и даже работников той же исполнительной власти из числа членов Совета Федерации) противопоставить совсем обнаглевшей высшей власти хоть какой-то механизм контроля за ней была столь велика, что преодолевать вето не пришлось. Команда Ельцина не хотела создавать прецедент преодоления парламентом президентского вето. Президент вето отозвал и закон подписал.

Шестое. Первый состав руководства Счетной палаты — председатель, заместитель и двенадцать аудиторов — формировались целенаправленно для независимого от президента и правительства контроля за высшей, по существу, исполнительной властью, то есть, непосредственно, за президентом и правительством. Соответственно, в строгом соответствии с Конституцией и законом, без какого-либо участия подконтрольных. Вы спросите, ну и что здесь такого — это же естественно? Иначе, вроде как, и быть не может, во всяком случае, не должно?

Седьмое. Но посмотрите на официальном сайте Счетной палаты или в той же, например, Википедии данные про нынешних председателя, заместителя и аудиторов Счетной палаты — что увидите? Ясную и недвусмысленную формулировку: «назначен … по представлению президента России…». То есть, субъективно, это могут быть вполне добросовестные (в соответствии с понятиями нынешнего президента) люди. Но изначально, безусловно, зависимые от тех, кого надлежит контролировать.

Восьмое. Еще ничего не знаем о том, что они там делают или, напротив, не делают. Но не очевидно ли, что сам нынешний механизм формирования Счетной палаты, закрепленный уже полтора десятилетия и в измененном нынешней властью законе (с моей точки зрения — прямо противоречащем Конституции, но Конституционный Суд почему-то не возражает…) — прямое извращение исходной идеи независимого контроля за властью?

Ради чего, чему призвано служить это извращение? Да, прежде всего, возвращению вожделенной, достигнутой сразу после госпереворота 1993-го года (в те самые «лихие девяностые») вольницы-бесконтролицы высшей власти. А попутно — и в принципе дискредитировать саму идею независимого контроля за властью. Ведь простые люди, как правило, особенно не разбираются, что там и как. Для них все просто: Счетная палата есть, а толку — нет. Впрочем, может быть, я преувеличиваю, необъективен? Сравните сами.

Девятое. Что самое главное, самое масштабное в деятельности власти было выявлено в «лихие девяностые» и кто это сделал?

Печально знаменитые кредитно-залоговые аукционы — ограбление страны высшей госвластью в интересах кучки придворных олигархов. Кто это выявил и кто, на основании предоставленных Конституцией и законом полномочий требовал от Генпрокуратуры их расторжения и привлечения организаторов к ответственности? Тогдашняя независимая от президента и исполнительной власти Счетная палата.

 Прямое разграбление властями федерального бюджета 1995-го года — изъятие из него целой трети (!) под прикрытием противозаконных «компенсаций» в связи с отменой изначально противозаконных льгот спортивным организациям при ввозе в страну спиртного и сигарет. Все это зафиксировано в отчете Счетной палаты и было своевременно предано огласке — направлено в Думу, в Совет Федерации и в СМИ. Но лишь «АиФ» успел что-то опубликовать, а центральные телеканалы данные уже исказили: мол, это не президент и правительство, но некий «Национальный фонд спорта» (как будто сам такой шустрый) нанес государству столь фантастический ущерб…

Тут невредно напомнить: а почему же вдруг СМИ тогда оказались столь покладисты? А не помните, кто тогда был вице-премьером, причем, одновременно по финансам и по… СМИ? Чубайс — до сих пор, как известно, неизменно на госресурсах.

…Выявление фактов приватизации ключевых стратегических предприятий двойного назначения или даже просто оборонных … в руки НАТО. В том числе, Калужский турбинный завод — производство турбин для атомных подводных лодок, «Пермские моторы» — ракетные и авиадвигатели, в том числе (а на самом деле, прежде всего) для военной техники. И многое-многое другое аналогичное…

Но чтобы приватизировать столь разгульно, надо же еще народ оболванить — внушить ему, что госуправление — совершенно неэффективно? Сказано — сделано. И Счетная палата фиксировала, как прямо уполномоченные правительством должностные лица … саботируют госуправление, не являются на заседания соответствующих управляющих органов, а то и голосуют от имени государства по «необъяснимым» причинам в интересах иностранных миноритариев и/или лиц с двойным гражданством (как это была с назначением Бревнова на РАО ЕЭС России)…

По этой же теме управления госсобственностью «молодыми профессионалами» и «эффективными менеджерами» — заключение Счетной палаты на договор доверительного управления госпакетом акций Газпрома, выявившее фактически отказ исполнительной власти от выполнения своей функции управления федеральной собственностью и передачу этого управления … самому объекту управления, да еще и с выплатой ему, бедному, процентов за несение тяжкой ноши — управления от имени правительства самим собой…

И результат такого «управления», выявленный тогда нами: в 1998-м году одна только сравнительно небольшая, по сути, еще советская (советско-вьетнамская) компания по добыче нефти у берегов Вьетнама «Вьетсовпетро» дала в российский федеральный бюджет прибыли больше, чем вся остальная российская федеральная собственность вместе взятая. Как так? Да просто вьетнамская сторона в этом небольшом российско-вьетнамском предприятии не позволяла спрятать прибыль, увести ее налево…

 Отрицательное заключение тогдашней Счетной палаты на уже принятый Думой закон «О соглашениях о разделе продукции» — сыграл свою роль в окончательном формировании позиции Совета Федерации (изначально были колеблющиеся депутаты) и, что еще важнее, радикальном развороте позиции большинства в Государственной Думе — помог радикально скорректировать закон в Согласительной комиссии, исключить из него заведомо колониальные нормы.

Отрицательное заключение Счетной палаты на Договор к Энергетической хартии (изначально — Европейской энергетической хартии) — той самой, что была подписана нашей исполнительной властью, но в итоге так и не была в 90-е ратифицирована нашим Парламентом, что и стало затем правовым основанием для непризнания требования бывших акционеров ЮКОСА (которых я всегда считал жуликами) о выплате им уже в нынешние времена из нашего бюджета, то есть, за наш с вами счет, 50 млрд.долларов.

Проверка реализации соглашений о разделе продукции на Сахалине, с выявлением ущерба, нанесенного прямым невыполнением Правительством своих обязанностей по действовавшим соглашениям и оценкой суммарного прогнозируемого ущерба от разработки месторождений на основе СРП по сравнению с их разработкой на основе общих норм закона о недрах. Суммарный ущерб за весь период был оценен в сумму 62 млрд. долларов, внимание, в ценах 1999-го года, когда весь федеральный бюджет России был 20 млрд.долларов. То есть, оценка ущерба — три годовых федеральных бюджета…

Выявление механизма расхищения фондов Государственного Эрмитажа, когда выяснилось, что более 220 тысяч особо ценных экспонатов не находятся на ответственном хранении ни у кого конкретно, а ценнейшие произведения искусства по полгода путешествуют по выставкам в разных не самых бедных странах — без какой-либо официальной оплаты Эрмитажу и, более того, без страховок и госгарантий сохранения ценностей принимающей стороны, а также без промежуточных экспертиз подлинности при переезде с выставки на выставку. И разумеется, с элементарным «нецелевым использованием» средств даже на уборку и т. п. — с фирмами однодневками, якобы, осуществлявшими работы по подряду…

И это я привел, наверное, лишь сотую долю того, что выявила и представила парламенту и обществу тогдашняя Счетная палата, дополнительно к элементарным ежегодным отчетам об исполнении Правительством федерального бюджета, хотя, точнее было бы их называть иначе — о вопиющих фактах произвола власти и НЕисполнения требований закона о федеральном бюджете… Повторю: не то, что мы были хорошие, но Счетная палата тогда была настоящая — по механизмам своего формирования и функционирования независимая от тех, кого надлежит контролировать.

Десятое. Возвращаемся из темного прошлого («лихих девяностых») в светлое настоящее. А от кого, от какого органа мы теперь черпаем ключевые разоблачения власти? От независимых аналитиков, журналистов и изданий, от отдельных оппозиционных политиков, от корпоративных аналитиков, изгоняемых за это с работы, от фондов борьбы с коррупцией, международных расследовательских консорциумов…

Это я, например, о насосе по перекачиванию наших госресурсов в бюджет США — механизме хранения наших ресурсов в американских ценных бумагах под проценты, радикально меньшие, чем те, что наши госкорпорации платят, занимая, по сути, наши же деньги, но за рубежом. Кто в период расцвета этой схемы возглавлял наше министерство финансов и в благодарность даже был признан Западом «лучшим министром финансов»? Да вот он — нынешний председатель Счетной палаты Кудрин.

О современных криминальных прокладках между госкорпорациями и федеральным бюджетом — так я оцениваю, в частности, «Роснефтегаз», в который, вместо бюджета, идут дивиденды от госпакета акций «Роснефти».

О разрушении Единой электроэнергетический системы России, когда вместо взаимодополнения в интересах оптимизации общей системы и снижения тарифа, электростанции разного типа стали, по существу, коммерчески конкурировать (в своей книге от 2003-го года я назвал это введением в России «конкуренции» между разными сигналами светофора).

О прогнозе, анализе условий (радикально худших, чем, например, у Китая) и печальных последствиях мошеннического втягивания страны в ВТО…

О расследованиях о невозвратном вложении фактически госсредств в Олипиаду-2014 и недавний чемпионат мира по футболу…

О злоупотреблениях при строительстве космодрома «Восточный» и, шире, использовании госкорпораций как инструмента разбазаривания госресурсов — об этом сначала диссертация (!) в одном из институтов РАН была защищена, и лишь после этого, какие-то контролеры, вроде как, немного возбудились…

https://svpressa.ru/blogs/article/254335/

 
Статья прочитана 21 раз(a).
 
Оставьте свой отзыв!