Коронавирус торжествует: Лечить россиян некому и нечем

Российские врачи массово увольняются, оптимизация здравоохранения разорила все, что можно.

Фото: Петр Ковалев/ТАСС

В Каменске-Шахтинском Ростовской области весь персонал инфекционного отделения городской больницы написал заявления об увольнении. Об этом сообщают «ПИК» и «Новая газета».

Таким образом сотрудники пытаются привлечь внимание к отсутствию средств защиты и маленьким доплатам за ночные дежурства и работу с особо опасными инфекциями.

«В отделении, где уже есть пациенты, проходящие диагностику на коронавирус, нет даже элементарных масок для персонала. <…> За выход в ночную смену медикам сейчас доплачивают около 70 рублей», — рассказали они журналистам.

Сообщается, что врачи также недовольны отсутствием санпропускника: «Сегодня доктора и медсестры при поступлении больного вынуждены лично принимать каждого поступившего, бросая пациентов в палатах».

При этом, как пишет «Новая газета», после написания заявлений врачи продолжили работать. Они надеются, что власти региона обратят внимание на их шаг и помогут решить проблемы больницы.

Ранее стало известно, что врачи единственной во Владимире скорой помощи стали массово отказываться работать с пациентами, у которых есть симптомы ОРВИ, из-за отсутствия у медработников спецкостюмов.

«Дали обычные хирургические костюмы, на что я сказала, что я хочу вон тот костюм [с респиратором — прим]. Был вызван старший врач, на меня написалась докладная, что отказалась выезжать в том костюме, который без респиратора», — рассказала телеканалу РЕН-ТВ одна из медиков.

По словам медработников, от них скрывают документ, в котором содержатся рекомендации по ношению спецкостюмов в случае выездов к пациентам с подозрением на коронавирус. В нем под спецкостюмами якобы понимаются халаты и медицинские маски, с чем врачи не согласны.

«Именно маска не защитит. Должен быть респиратор. У нас складывается такое впечатление, что наше руководство не думает о нас, потому что это то же самое, что пограничника отправить защищать границу без ружья», — заявила еще одна сотрудница скорой помощи.

По данным телеканала, в регионе в режиме самоизоляции находятся около пяти тысяч человек, пациенты с симптомами ОРВИ вызывают скорую ежедневно.

По последним данным, общее число выявленных в стране случаев заражения коронавирусом достигло 1264. Всего за сутки в стране зарегистрировано 228 новых случаев заражения. Известно о четверых погибших. Сообщается, что большинство инфицированных коронавирусом россиян приехали из-за границы.

Очевидно, что эпидемия стремительно продолжает распространяться по стране. Не худшее ли время врачи выбрали, чтобы бастовать?

— Врачи не бастуют, они увольняются, — подчеркивает член Бюро президиума партии «Родина», директор Института свободы Федор Бирюков.

— Это совершенно разные действия. Забастовка — прекращение работы с целью добиться определённых требований. То есть это форма классовой, рабочей борьбы — жёсткая, но вполне оптимистическая по духу. А вот демонстративное увольнение — это сродни самоубийству, жест отчаяния. Значит, ничем другим систему не пробить, только разве что собственными костями. При этом люди, подавая заявление «по собственному желанию», очевидно понимают, что новую работу, да ещё по специальности, найти им будет крайне трудно. Если они уволятся, то окажутся наедине с полностью враждебной средой, где свирепствуют эпидемия, кризис, безработица. Раз они готовы на это, то их социальное отчаяние велико, а чувство безнадежности взяло верх.

«СП: — Правда ли, что наша медицина полностью развалена?

— То, что отечественное здравоохранение находится в отнюдь не самой лучшей форме, не новость. Оно не самое плохое в мире, у нас много хороших специалистов. Отстаёт, в первую очередь, материально-ресурсная часть. Как и все бюджетные отрасли, государственная медицина — теплица для коррупции и других явлений социального распада. Зарплаты, как и везде у бюджетников, мизерные, материальных ресурсов, медикаментов и экипировки в обрез. В нормальной обстановке с этим как-то, по привычке, мирились. Ну, нет койко-мест, нет лекарств, нет денег — ничего, потерпите… Сколько лет каждый из нас слышал такие вот унылые песни кладбищенских сов? Все привыкли, как будто так и надо. Там перетерпишь, тут сам купишь, тому на лапу дашь… И живешь дальше, сам лапу сосешь.

«СП: — Действительно ли врачам не хватает буквально всего для борьбы с эпидемией?

— В каждую сезонную эпидемию медицинские учреждения и их работники сталкивались с одним и тем же набором дефицита. Но с такой мощной, интенсивной во всех смыслах эпидемией, как коронавирус, не сталкивались. Коронавирус уже разорвал многие шаблоны, опрокинул прежние представления о государстве и нации, сорвал с лиц миллионов людей и разбил об асфальт и камни всевозможные розовые очки.

В частности, стало понятно, что сильная государственная система здравоохранения — отнюдь не пережиток социалистических времён, а жизненная необходимость. Оказывается, бактерии не видят разницы между президентами, банкирами, принцами, певцами и уличными алкоголиками. Оказывается, если в стране есть даже много богатых, способных платить большие деньги за лечение, вирусу на это плевать, и он заразит всех, неважно, у кого есть деньги, а у кого нет.

Совершенно изменился баланс ответственности государства и граждан в ситуации эпидемий. Эпидемия — это же настоящая война, но не между странами, а между биологическими видами. Война миров, без шуток! И наш человеческий вид оказался не слишком хорошо готов к такой войне. Теперь приходится учиться прямо в боевой обстановке.

Российская государственная система хоть и называется социально ориентированной, но действует в интересах сверхбогатого правящего класса, финансовых и сырьевых корпораций. А народ, если отринуть всю пафосную официальную риторику, рассматривается лишь как налогооблагаемая среда, чьи интересы учитываются по минимуму. Нет справедливого распределения национальных богатств, большинство граждан работают буквально за еду, существуя от зарплаты до зарплаты, а единственный способ выручить дополнительные деньги — это кредитный капкан. Да, в «мирное» время это по привычке воспринималось терпимо. А вот натиск пандемии коронавируса, сопряженный с падением нефтяных цен, провалом национальной валюты и новым экономическим кризисом, снёс весь наш карточный домик привычных представлений о социальном государстве.

Власть уже поняла, что необходим качественно и количественно другой подход к развитию социальной сферы, здравоохранения, в том числе. Что заботой о благосостоянии сверхбогатых функции государства не ограничиваются. Что людям для жизни нужно гораздо больше денег, чем сейчас. Все эти моменты были высказаны в недавнем обращении президента Путина к нации. Но главный вопрос по-прежнему остаётся открытым: способна ли нынешняя система к перерождению, эволюции и эффективной работе в национальных интересах?

— В прошлом году, мы все с вами были свидетелями оптимизации медицины в регионах страны и не только, так ярким примером может быть единственная и кстати инфекционная больница Новочеркасска, которая самозакрылась по причине увольнения всех трех врачей пенсионного возраста высшей врачебной категории, получавших зарплату за суточные смены не превышавшую 15 тысяч рублей, — напоминает директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер.

— Подобная ситуация была с заявлениями на увольнение медсестер в г. Александрове Владимирской области, где по решению администрации медучреждения им урезали и без того невысокую оплату труда на 1500 рублей. И таких примеров масса. К слову, и хваленая 40-я больница в Коммунарке, также пример бездарной оптимизации медицины, но уже в столице. Где вместо открытия дополнительных больниц в угоду интересам строительного бизнеса выводят за пределы МКАД уже существующие медучреждения. При этом оставшаяся пропорция делает уязвимой с точки зрения медицинской помощи целые округа. Возьмите ситуацию с 40-й больницей, которая ранее располагалась в Северо-восточном округе, объективно его жители стали более уязвимы и не только к коронавирусной инфекции, но и в отношении онкологической помощи, которая оказывалась соответствующим отделением перенесенной, а по сути уничтоженной больницы.

Что же касается опыта Запада, то мы перенимаем все самое худшее, так, например, в канун пандемии все без исключения антибиотики стали продаваться по рецептам. Подобная ситуация в США, например, приводит к огромной летальной статистики ежегодно от элементарного гриппа, т.к. чтобы посетить врача гражданин должен иметь либо полноценную страховку, либо средства на посещение врача и только после этого он может по рецепту купить жизненно необходимое лекарство и избежать осложнений.

«СП: —  Ранее стало известно, что врачи скорой отказались работать без спецкостюмов в условиях пандемии. Все реально настолько плохо? Даже масок нет?

— Касаемо уязвимости медперсонала, вызывает искренне удивление полное отсутствие средств защиты не только у врачей в регионах, но и у правоохранителей, у лиц занимающих ответственные должности, например, водителей городского транспорта. В Москве, в метро и автобусах найдутся единицы работников в маске, а тем более в респираторе. И это самая настоящая диверсия в отношении людей, находящихся в сложное время на переднем крае борьбы, если перефразировать известную фразу президента на встрече с главврачом все той же 40-й больницы в коммунарке.

 Что касается самого необходимого для граждан, мы наблюдаем повальную спекулятивную ситуацию на рынке и в аптекарском бизнесе, где в одночасье из всех аптек исчезли маски, прежде всего не дорогие, а начинается такая же ситуация с антисептиками, такими как хлоргексидин.

«СП: —  Стоит ли сейчас в разгар эпидемии увольняться? Может, не время сейчас?

— Врачи абсолютно правы, государство обязано ценить их труд ещё выше в сложившейся обстановке и обеспечить жизненно-необходимыми средствами защиты, хотя бы для того, чтобы специалист не пополнил отрицательную часть статистики в период эпидемии, когда его труд настолько ценен.

«СП: — Подействуют ли такие меры на государство? Сможет ли оно хотя бы во время эпидемии увеличить врачам зарплату, улучшить условия труда?

— По признанию высокого руководства в лице мэра Москвы Собянина, который является руководителем одного из штабов по борьбе с коронавирусом, точная статистика и динамика распространения неизвестна, а соответственно цифры уже сегодня могут быть кратно выше официальных, а под часть летальных исходов просто берется внешняя сторона имевшихся у больных хронических заболеваний.

К сожалению, пока необходимых стимулирующих мер со стороны государства не наблюдается, во всяком случае, в виде заплат врачей и медперсонала. Те, кто бывал в московских медучреждениях, тоже прекрасно знают, что их состояние далеко от хваленой многопрофильной больницы в Коммунарке. После 2010 года, и в особенности с 2014—2015 гг. в Москве тотальному расформированию было подвержено колоссальное количество медучреждений. Далеко ходить не нужно, ведь в одном из таких ныне заседает столичный парламент, а ранее это была больница № 24, которой никто не построил взамен новых корпусов, а просто сократили персонал и присоединили к другому медучреждению.

«СП: — Насколько этот прецедент с увольнением может стать массовым?

— Тут сказать трудно, врачи — люди, пришедшие в профессию, как правило, с убеждением и желанием помогать и лечить других людей. Конечно, не все, но очень и очень многие. Но должны ли они быть смертниками сами или все-таки должны иметь полноценную возможность для индивидуальной защиты, чтобы помогать другим людям? Думаю, что второй вариант правильный.

«СП: — Можно ли сказать, что наша страна оказалась не готова к эпидемии? Глядя на статистику из Европы и США, Россия кажется островком благополучия…

— В данной ситуации это покажет только время, которого с каждым днем все меньше. Закрытые за последнее десятилетие, в результате бездарной оптимизации и откровенно корыстного интереса строительного бизнеса, больницы сегодня были бы весьма к месту. Но, увы их нет. Есть ли у нас силы и мобилизационные возможности как у Китайской народной Республики, которая продемонстрировала всему миру, что больницу можно и нужно уметь строить за две недели, это большой вопрос. В голову приходят самые разные сравнения, например, после взрыва Чернобыля, значительно более экономически и ресурсно мощному государству СССР, для устранения последствий катастрофы задействовались, все медицинские и научные центра страны, армия и силы гражданской обороны, которых сейчас в тех масштабах просто нет.

Дмитрий Родионов

Дмитрий Родионов

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/health/article/261002/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Карантин для нефти и рубля: Главное — не допустить массового мора и голода

Вт Мар 31 , 2020
Российские врачи массово увольняются, оптимизация здравоохранения разорила все, что можно. В Каменске-Шахтинском Ростовской области весь персонал инфекционного отделения городской больницы написал заявления об увольнении. Об этом сообщают «ПИК» и «Новая газета». Таким образом сотрудники пытаются привлечь внимание к отсутствию средств защиты и маленьким доплатам за ночные дежурства и работу с особо опасными инфекциями. «В отделении, где уже есть пациенты, проходящие диагностику на коронавирус, […]

Рубрики