Позор пенсионной реформы закрепят в Конституции, а в 2023-м снова повысят пенсионный возраст

Через «социальные» поправки в Конституцию власть собирается сокращать их размеры и в будущем.

Фото: Сергей Красноухов/ТАСС

Похоже, вранье пенсионной реформы не имеет границ. Судите сами. В настоящее время каждый россиянин, заходя на официальный сайт Пенсионного фонда России (ПФР), может лично убедиться, что «социальные пенсии проиндексируются с 1 апреля 2020 года на 7%с учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший год». Это еще в октябре 2019 года официально анонсировал личноназначенный Михаилом Мишустиным заместителем министра финансов РФ Антон Дроздов, занимавший на тот момент кресло главы ПФР.

Однако уже в середине февраля 2020 года назначенный, опять же, премьером Мишустиным министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков не менее официально заявил: с 1 апреля 2020 года социальные пенсии в России будут проиндексированы (внимание!) на 6,1%. Выходит, обновленное правительство Мишустина, главной задачей которого является, на минуточку, повышение доходов граждан, все же решило снизить размер индексации. Как уточнил 2 марта на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам аудитор Счетной палаты Сергей Штогрин, «расчеты сделаны, исходя из изменения макроэкономических показателей».

Примечательно, что изменились они отнюдь не из-за наличия каких-то внешних угроз. Все гораздо банальнее и прозаичнее. В 2019 году прожиточный минимум пенсионера составлял 9 002 рубля, и в 2020 году, согласно ФЗ-383, он должен был вырасти до 9 311 рублей, однако, по уточненным данным, составит на 244 рубля меньше — 9 067 рублей.

Получается, принимая решение о снижении прожиточного минимума пенсионера, новое российское правительство по примеру старого, по сути, в очередной раз плюнула каждому российскому старику в душу. И это после пенсионной реформы!

И воспринимаются эти плевки горше во сто крат, если учесть, что, по расчетам доктора экономических наук Игоря Николаева, в реальности, а не на бумаге, размер пенсий последние годы на самом деле снижался, а не повышался. Обобщив данные Росстата с 2015 по 2019 годы, эксперт, в частности, пришел к выводу, что размер пенсий в течение этих пяти лет уменьшился на 4,6%. То же самое произошло и с коэффициентом замещения: если в 2015 году он находился на уровне 35,2%, то в январе-сентябре 2018 года снизился составлял уже 31,6%, а за тот же период 2019 года вообще упал до 30,7%.

Госбюджет же все это время рос, как в сказке — не по дням, а по часам. Для чего, спрашивается, тогда нужно было проводить пенсионную реформу и объяснять нехваткой денег?

— Только в 2018 году доходы федерального бюджета превысили расходы на 2,7 триллиона рублей, — приводит впечатляющие цифры экономист Владислав Жуковский. — За первые 9 месяцев 2019 года профицит нашего госбюджета составил 3 триллиона рублей. Плюс согласно все тем же официальным данным за последний год золотовалютные резервы страны выросли почти на 60 миллиардов долларов, перевалив за 540 миллиардов. По текущему обменному курсу это почти 36 триллионов рублей.

По мнению руководителя Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономиста Николая Ахапкина, то, что правительство обещало ранее один размер индексации, а потом его понизил, крайне возмутительно и тянет как минимум на грандиозный скандал.

— Если верить тому, что сказал наш министр финансов, то никаких угроз для снижения социальных обязательств государства перед людьми нет. Соответственно, и снижать заявленные проценты индексации не было никакой необходимости, тем более что пенсии и без того малы, — пояснил он свою точку зрения. — Я уже не раз говорил — господа в правительстве, прежде чем хвалиться очередной индексацией в несколько процентов, представьте себе, а насколько реально увеличится у людей доход в рублях? Что именно от этого выиграют российские пенсионеры?

Что же касается исчисления пенсий от прожиточного минимума пенсионера, то это просто какой-то нонсенс. Минимальный размер увеличения пенсий должен зависеть только от уровня инфляции, никаких других критериев тут не должно быть. Да и то так можно поступать исключительно в неких экстремальных условиях, когда действительно в экономике все очень тяжело. На самом же деле ограничивать размер индексации пенсий только лишь инфляционным уровнем не нужно, да и неправильно. Поэтому я, кстати, с очень большим сомнением отношусь к идее закрепить в Конституции норму об индексации пенсий не реже одного раза в год в порядке, установленном федеральным законодательством.

«СП»: — Что вас смущает в том, что государство вроде как обязуется регулярно индексировать пенсии?

— Да. Правительственные решения строятся на том, что индексация пенсий должна проводиться не ниже уровня инфляции. Но, во-первых, сейчас она по официальным данным снижается. А, во-вторых, что произойдет, если в нашей экономике будут проявляться другие тенденции? Например, дефляция? Мы что же, тогда вообще не будем получать пенсии, которые и так находятся на позорно низком уровне? Так что со стратегической точки зрения привязка индексации пенсий к инфляции, как мне кажется, неверна. Потому что по существующему формату расчета в перспективе пенсия, действительно, может уменьшаться.

 «СП»: — Из чего тогда нужно исходить, определяя этот параметр?

— Я думаю, нужно просто отталкиваться от того, что пенсию в принципе надо повышать, признавая, что ее уровень сейчас недостаточный. Чтобы увести ее от базового понятия нынешней экономики «прожиточный минимум», которое имеет сугубо статистическую направленность. Потому что в экономике бывает всякое, и если в стране, предположим, переизбыток сахара, то его стоимость, понятное дело, может какое-то время снижаться, как и прожиточный минимум, но при чем же тут пенсия? Ведь прожиточный минимум на то и прожиточный минимум, что на него можно только выживать, тогда как нужно ориентироваться на некие иные стандарты, которые могут человеку обеспечить пусть и небогатую, но все же достойную жизнь.

«СП»: — А в перспективе правительство может еще раз воспользоваться волшебной фразой о «макроэкономических показателях», чтобы в очередной раз не повышать россиянам пенсии? Например, на фоне всей этой шумихи вокруг коронавируса?

— Да, такая опасность есть. Тем более что пока экономисты не могут определенно сказать, как это отразится в конечном итоге на экономическом росте как в ближайшей, так и в долгосрочной перспективе, поскольку последствия могут затронуть не только рынки, но и реальную экономику. И с точки зрения воздействия этих факторов на пенсионную систему ситуация очень тревожная. Даже несмотря на то, что объемы наших запасов довольно внушительны.

Но вообще, подметил аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев, разговоры о всяких коронавирусах и прочих «макроэкономических влияниях» — это не реальные причины, а просто поводы к пересмотру прожиточных минимумов и индексаций.

— В данном конкретном случае, — уточнил эксперт, — прожиточный минимум пересмотрели потому, что в бюджете денег на него нет. Вернее, сами-то деньги есть, но вот только тратить их на это очень не хочется. Поэтому было выбрано вот такое формальное обоснование и принято решение — раз мы не повышаем пенсии, так как денег на это нет, значит, давайте понизим прожиточный уровень пенсионера. На самом же деле никаких поводов для этого понижения нет. Цены на товары растут. А то понижение, которое у нас очень любят использовать для рапортов о резком снижении инфляции и пересмотре потребительской корзины, оно сезонное. Рано или поздно это падение цен заканчивается и начинается рост, а вот корзины и минимумы остаются прежними.

«СП»: — Раз так, то, получается, инфляция-то на деле растет, а не падает?

— Официально инфляция, вместо прогнозируемых 4% составила по итогам 2019 года 3%, а к настоящему моменту завалилась существенно ниже и этой отметки. Долго так продолжаться не будет, поэтому, полагаю, уже к концу первого квартала официальная инфляция поползет вверх, к концу года выйдя на все те же прогнозные 4%. Реально же наблюдаемая инфляция сейчас находится в районе 8%, а концу года может достичь 9−10%.

 Но индексировать пенсии будут все равно на размер официальной инфляции. Просто используют все эти заявления о пересмотрах по макроэкономическим показателям как красивые, как им кажется, объяснения того, почему на самом деле ничего не получается с пенсионной реформой. Пенсионеры, однако, рады этому не будут. Как не будут вдаваться в детали относительно того, что и как там менялось в макроэкономических показателях.

«СП»: — А с пенсионной реформой совсем-совсем ничего не получается?

— С пенсионной же реформой, сейчас происходит полная, простите, непонятка. Потому что лишь за последний месяц одним только Владимиром Путиным уже два раза вносились изменения в проект новой Конституции. Если изначально речь шла о том, что пенсии предполагается индексировать регулярно, то теперь речь идет о том, что делать это будут не реже 1 раза в год. Потом появилась информация, что пенсии будут индексироваться 1 февраля базовые, а 1 апреля — еще раз, при необходимости, исходя из динамики зарплат за прошедший год. И если сам президент сначала сказал одно, а потом другое, чего ждать от Думы и ее профильных комитетов?

Вообще, очевидно, что у власти появится определенная лазейка для дальнейших маневров с индексациями пенсий, если в Конституцию будет внесена формулировка «не реже одного раза в год», констатировал завлабораторией уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Вячеслав Бобков. «При таком раскладе могут, — пояснил он, — и два раза пенсию проиндексировать в год, а могут и всего один. И формально тут все будет в соответствии с законом».

Между тем любые поправки в Конституцию, честно и без всяких выкрутасов гарантирующие пожилым людям достойные пенсии, Госдума упорно не пропускает.

Так, на заседании 3 марта комитет Госдумы по госстроительству и законодательству отклонил предложение депутатов фракций «Справедливая Россия» и КПРФ во главе с Сергеем Мироновым и Геннадием Зюгановым четко закрепить в обновляемой Конституции РФ возраст выхода на пенсию для мужчин на уровне 60 лет, а для женщин — на уровне 55 лет, и установить минимальный размер оплаты труда (МРОТ) на уровне не менее двух прожиточных минимумов.

Какие намерения власти скрываются за этим решением, гадать вряд ли придется. Резон здесь, похоже, ровно тот же самый, что стоял за провалом фракцией «Единой России» голосования по проекту КПРФ и «Справедливой России» о десятилетнем моратории на дальнейшее повышение возраста выхода на пенсию.

— Власть поняла — предыдущее повышение народ беспрекословно проглотил и молча утерся от такого плевка в лицо, — прокомментировал это решение Владислав Жуковский. — Так что вопрос дальнейшего повышения пенсионного возраста тут абсолютно не закрыт. И, полагаю, после переписывания Конституции долго ждать не станут. Полагаю, в период с 2023 по 2027 годы пенсионный возраст повысят ещё раз. Хотя не исключаю, что сделать это могут и сразу после переписи населения, когда точнее подсчитают число «неучтенных» пока ещё россиян. Власть не ощущает дна, не видит берегов, на 90% вполне обоснованно полагая, что «пипл схавает» что угодно, раз в 2014 году не сопротивлялся краже пенсионных накоплений. Так что если россияне думают, что пенсионная реформа закончилась, они сильно ошибаются. Все только начинается.

Андрей Захарченко

Андрей Захарченко

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/economy/article/258935/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Саратов. ВСЕ НА МИТИНГ 15 марта в 14.00! (анонс)

Чт Мар 5 , 2020
Через «социальные» поправки в Конституцию власть собирается сокращать их размеры и в будущем. Похоже, вранье пенсионной реформы не имеет границ. Судите сами. В настоящее время каждый россиянин, заходя на официальный сайт Пенсионного фонда России (ПФР), может лично убедиться, что «социальные пенсии проиндексируются с 1 апреля 2020 года на 7%с учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший […]

Рубрики