100 дней провала Михаила Мишустина

Почему рейтинги нового кабмина оказались на уровне медведевского.

На фото: премьер-министр РФ Михаил Мишустин (Фото: Kremlin Pool/Global Look Press)

24 апреля ВЦИОМ опубликовал первые рейтинги премьера Михаила Мишустина и его кабмина. Формальный повод — 100 дней с момента назначения Мишустина главой правительства России (соответствующий указ президент Владимир Путин подписал 16 января).

Скажем сразу: чуда не произошло. Некоторые показатели нового премьера, на которого граждане возлагали большие надежды, оказалась на уровне предшественника — крайне непопулярного Дмитрия Медведева.

Вот как выглядят данные ВЦИОМ. Уровни одобрения деятельности кабинета и премьера оказались одинаковыми — 38,9%. Не одобряют работу правительства 23,2% опрошенных, деятельность премьера — всего 8,3%. Доверяют Мишустину 52,1% респондентов — это второй результат среди российских политиков после Путина (69,8%). Не доверяют премьеру 23,6% россиян (президенту — 25,5%).

У Медведева перед отставкой картина была следующей. По показателю одобрения работы предыдущее правительство в тот момент превосходило нынешнее (41,2%), но рейтинг неодобрения был значительно выше — 47%. Похожий расклад и в оценках деятельности премьера: работу Медведева одобряли 38,1% россиян, не одобряли — 47,6%.

Заметим, другие социологические службы России, в отличие от ВЦИОМ, регулярно замеряли рейтинги правительства после его смены. Их оценки деятельности Мишустина более негативные.

По данным ФОМа, 42% россиян считают, что правительство и премьер работают «скорее хорошо», оценку «скорее плохо» кабинету дают 40% респондентов, а премьеру — лишь 12%. Деятельность правительства Медведева перед отставкой, по данным ФОМ, негативно оценивали 47% опрошенных (37% — положительно), а лично Медведева 50% (32% — положительно).

Наконец, по данным* «Левада-центра»**, мнения россиян о деятельности правительства Мишустина разделились поровну — 48% одобряющих, и 48% не одобряющих. Работу самого премьера одобряли чаще — 51% против 39%. У предыдущего кабинета превалировали негативные оценки: в декабре 2019 года их было 54% против 44% у правительства, 61% против 38% — у Медведева.

На деле, 100 дней премьерства Мишустина пришлись на форс-мажорные обстоятельства. В конце января в повестке появилась тема распространения коронавируса в России, а 14 марта Мишустин объявил о создании Координационного совета по борьбе с коронавирусом и сам его возглавил. С тех пор главным для Мишустина стало поддержание экономики в условиях пандемии.

По его поручению правительство разработало комплекс мер по поддержке граждан и пострадавших отраслей стоимостью 2,1 трлн. рублей. Тем не менее, ожидаемый дефицит бюджета оценивают до 10% ВВП при неблагоприятном сценарии. В начале марте у кабмина появились проблемы: срыв сделки ОПЕК+ обрушил цены на нефть и курс рубля, что создало риски новых бюджетных потерь.

В этих условиях Мишустин и кабмин пытаются переждать трудные времена, ничего не меняя по существу. Аналитики отмечают, что мы продолжаем сидеть на импорте, и в условиях девальвации (она неизбежна, иначе бюджет РФ не сходится — нефтяные доходы мы потеряли) де-факто отменяем контрсанкции, чтобы избежать повышения цен на внутреннем рынке.

Между тем, имеется огромный потенциал в сокращении наценки оптового звена. Оборот продовольствия в стране — примерно 1,5 трлн. рублей в месяц. Даже если оптовики делают трехкратную наценку (по оценкам, она выше), сократив ее, можно выигрывать до 1 трлн. рублей в месяц — это огромные деньги. Правительство Мишустина могло бы развязать эти узлы — не допускать образования сгустков добавленной стоимости в оптовом звене, выбить эти триллионы, переориентировать банки на выдачу товарных кредитов сельхозпроизводителям — дать аграриям дизель, который все равно никуда девать. Словом, правительство бы могло отчаянно бороться, но оно предпочитает оставаться в тени и сохранять в экономике статус-кво.

В этом Мишустин ничем не отличается от Медведева, и в этом — главная претензия к новому кабмину и его главе.

— Позитивные ожидания, которые были с приходом Мишустина, к марту сильно ослабли, — отмечает директор «Левада-центра» Лев Гудков. — Действительно, его показатели доверия и недоверия, одобрения и неодобрения сравнялись. Это означает, что эффект отставки Медведева уже к марту прошел. Как сейчас — точно сказать не могу. Вероятнее всего, должно расти неодобрение Мишустина.

«СП»: — Граждане все еще ждут от Мишустина решительных действий?

— Не думаю, что на премьера возлагают серьезные надежды — ожидания, что он может что-то серьезно изменить. Мишустин фигура неяркая, скорее техническая и проходящая — в отношении него трудно ждать волны симпатий или антипатий.

Антикризисные меры, которые принимает кабмин, гражданами совершенно точно оцениваются как недостаточные. Эти меры можно считать фактором дразнения людей.

По мере осознания гражданами размеров бедствия и кризиса, связанного с пандемией, падением цен на нефть и девальвацией рубля, у них будет нарастать раздражение. На этом фоне правительственные меры поддержки выглядят издевательством.

Трудности при получении пособий, их мизерность чем дальше, тем больше будет провоцировать не просто недовольство, но даже агрессию.

По сути, все усилия правительства направлены на поддержку крупного бизнеса — государственных корпораций, образующих основу нынешней экономической системы. Но малый и средний бизнес, реальный сектор экономики поддержки практически не получает. Между тем, малый и средний бизнес — это сектор, который ориентирован на реальные потребности людей. И в мае проблемы в этом секторе будут еще более ощутимыми.

«СП»: — Почему кабмин поддерживает корпорации?

— Корпорации — это занятость довольно большой части бюджетников. Там ситуация более-менее стабильная, и ожидания людей более спокойные.

«СП»: — Вы говорите, глава правительства — фигура проходящая. Может так получиться, что премьерство Мишустина закончится вместе с пандемией — на него спишут провалы в борьбе с коронавирусом?

— Очень может быть, что Мишустина уберут — но только после того, как пандемия либо закончится, либо станет очевидно, что она уверенно идет на спад. Тогда на премьера, действительно, можно будет повесить ответственность за неэффективность работы.

Замечу также, что в нынешней ситуации мэр Москвы Сергей Собянин проявил себя куда более решительным и эффективным руководителем, чем Мишустин.

— В условиях пандемии Мишустину как премьеру нужно было проявить характер и принять конкретные меры, — считает член президиума ЦК КПРФ, первый секретарь Московского городского комитета, депутат Госдумы Валерий Рашкин. — Однако 100 дней его премьерства доказали, что конкретные меры глава правительства принимать не способен.

Взять обеспечение медицинскими масками. Уже в январе было ясно, и Мишустину в том числе, что маски нужны, их производство должно быть массовым. И что лучше населению эти маски бесплатно раздать, чтобы подготовиться к пандемии.

То же можно сказать о закупках медицинского оборудования. На примере Китая, Италии, Франции было очевидно, что аппаратов искусственной вентиляции легких не хватает, и нужно срочно планировать их закупку. Тем более, деньги у правительства были, да и сейчас имеются. Все это — неспособность прогнозировать события, и неспособность добиваться результата.

Добавлю, когда коронавирус пришел в Россию, президент и правительство просто обязаны были официально объявить чрезвычайную ситуацию, и помочь малому и среднему бизнесу, а также населению, согласно закону о ЧС — компенсировать все потери из федерального бюджета. Но у нас людей загнали в самоизоляцию как в тюрьму — без денег, без работы. По сути, бросили на произвол судьбы.

В законах, отмечу, самоизоляция не прописана. Самоизоляция — это когда человек сам все бросил, и заявил: буду просто сидеть дома, мне на жизнь хватает. Но когда правительство принудительно устраивает гражданам коллективную отсидку — это, конечно, ЧС.

Мишустина за это, я считаю, народ возненавидел. Потому что другие страны действовали по-другому. В США на поддержку экономики направили средства в размере 10% ВВП, на руки американцам выдали по $ 1300, независимо от пола и возраста, не говоря о помощи бизнесу.

Повторюсь: Мишустин никак себя не проявил. Мало того, практически все крупные предприятия РФ, которые помощь получили — это корпорации с участием иностранного капитала, плюс аффилированные с правительством России, президентской командой и олигархами.

Народ, я считаю, все это увидел и понял: никакой поддержки не дождаться. Сегодня представители малого и среднего бизнеса — а это очень активный слой избирателей — однозначно против Мишустина. И это только начало.

Думаю, авторитет премьера будет и дальше снижаться. Мишустин вряд ли избавится от негатива, который нажил за первые 100 дней.

Андрей Полунин

Андрей Полунин

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/politic/article/263874/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

ОКТЯБРЬСКИЕ КОМСОМОЛЬЦЫ БЛАГОДАРЯТ ВРАЧЕЙ ЗА ИХ НЕЛЕГКИЙ ТРУД

Пн Апр 27 , 2020
Почему рейтинги нового кабмина оказались на уровне медведевского. 24 апреля ВЦИОМ опубликовал первые рейтинги премьера Михаила Мишустина и его кабмина. Формальный повод — 100 дней с момента назначения Мишустина главой правительства России (соответствующий указ президент Владимир Путин подписал 16 января). Скажем сразу: чуда не произошло. Некоторые показатели нового премьера, на которого граждане возлагали большие надежды, оказалась на уровне предшественника — крайне непопулярного Дмитрия Медведева. Вот как […]

Рубрики