Экономист Татьяна Куликова: О ценах на нефть и курсе рубля

Масштабные стимулирующие меры, объявленные правительствами и центробанками многих стран мира, помогли (по крайней мере, на время) успокоить панику на мировых финансовых рынках и остановить тотальные распродажи активов. Однако даже на этом «оптимистическом» фоне цены на нефть продолжают снижаться и обновлять многолетние минимумы. Соответственно, и перспективы у рубля совсем не радужные…

Татьяна Куликова, экономист, «Свободная Пресса»
2020-04-02 01:13

В недавней статье «Мировая финансовая система пошла вразнос» (Правда, №29, 20.03.2020, https://kprf.ru/roscrisis/192633.html ) мы говорили, что на мировых финансовых рынках царит паника и даже объявленные ведущими мировыми центробанками масштабные монетарные стимулы из антикризисного арсенала 2008 года оказались не способны переломить ситуацию.

Видя, что ситуация вышла из-под контроля, ведущие центробанки обратились к совсем уже беспрецедентным мерам. Так, в понедельник 23 марта ФРС США объявила о запуске безлимитного выкупа активов (то есть «печатания денег»; в мире финансов это называется «количественным смягчением»). ФРС заявила, что будет выкупать гособлигации США в сколь угодно больших объемах – в таких, которые будут необходимы для стабилизации рынков. Объявленная несколькими днями ранее программа количественного смягчения от Европейского центрального банка также по сути безлимитная: ЕЦБ обещал потратить на выкуп активов «как минимум» 750 млрд евро. Многие другие мировые центробанки также начали (или заметно расширили) свои программы количественного смягчения и программы льготного кредитования для тех или иных категорий заемщиков.

В дополнение к объявленным центробанками монетарным мерам, правительства многих стран мира объявили о масштабных фискальных (то есть бюджетных) мерах поддержки бизнеса и населения. Так, в США принят пакет фискальных мер стоимостью порядка 2.2 трлн долларов, что составляет порядка 9.8% от ВВП США; для сравнения: пакет фискальных стимулов и антикризисных мер в 2008–2009 годах стоил 0.8 трлн долларов, что на тот момент составляло 5.5% ВВП США.

Все это помогло стабилизировать финансовые рынки: дефицит долларовой ликвидности заметно ослаб, индекс доллара (то есть курс доллара к корзине базовых валют) прекратил свой стремительный рост и вернулся к февральским значениям, а фондовые рынки по всему миру заметно выросли (американский фондовый индекс Доу Джонс по итогам недели 23–27 марта вырос почти на 15%, и это была его лучшая неделя с 1932 года).

Оптимизм на рынках достиг такого уровня, что ралли на рынках не смогли остановить даже опубликованные в четверг совершенно провальные данные по первичным обращениям за пособием по безработице в США. А именно, за неделю 15–21 марта зарегистрировано порядка 3.3 млн новых безработных, что гораздо выше прогноза аналитиков – 1 млн. Более того, это был самый высокий (с огромным отрывом) показатель с начала ведения этой статистики (с 1967 года): никогда раньше, даже на пике кризисов, недельное число первичных обращений за пособием не превышало 700 тыс, а в обычное время оно составляет порядка 200 тыс.

Однако даже на фоне столь мощного всплеска оптимизма и отскока рынков (а это, скорее всего, именно временный отскок, а не начало цикла роста) нефтяные цены продолжают падение. По итогам недели 23–27 марта нефть марки Brent упала с 27 до 25 долларов за баррель (д/б). В понедельник 30 марта падение ускорилось: цена Brent в моменте опускалась ниже 22 д/б, обновив минимумы с 2002 года. Затем цена стабилизировалась в районе 23 д/б; но в среду опять продолжила падать (в среду вечером котировка Brent находится в районе 25 д/б, но это не потому что цена выросла, а из-за чисто технической причины: с 1 апреля котировка берется с другого фьючерсного контракта, который торгуется примерно на 3 доллара выше предыдущего).

Что касается российской нефти Urals, то ее цена просела еще сильнее. Так, в Северо-Западной Европе она упала до уровней 1999 года и достигла 16.20 д/б, тогда как в средиземноморском регионе минимумы были обозначены в районе 18.45 д/б; таких уровней не наблюдалось с начала 2002 года. Таким образом, дисконт Urals относительно эталонной марки Brent вырос до 4.5 д/б (притом, что в последнее время он в среднем составлял порядка 2 д/б).

Такая динамика цен на нефть объясняется резким сокращением мирового спроса. Если еще пару недель назад сокращение мирового спроса оценивалось на уровне 8 миллионов баррелей в день (мбд), то теперь эксперты оценивают его уже на уровне 20 мбд, что составляет порядка 20% от докризисного уровня мирового потребления нефти.

Ценовая война между Россией и Саудовской Аравией также вносит свой вклад в падение цен, но на фоне столь резкого сокращения спроса этот вклад практически не заметен. Ведь для того чтобы убрать с рынка эти «лишние» 20 мбд, Саудовская Аравия и Россия должны были бы прекратить свою добычу полностью, а сокращение (в случае, если бы новая сделка ОПЕК+ состоялась) или увеличение (в случае ценовой войны) добычи на 1–2 мбд погоды не делают.

Сейчас некоторую поддержку ценам на нефть оказывает то, что подешевевшая нефть закупается в хранилища и стратегические резервы (как, например, в США). Но если карантин в мире продолжится еще несколько недель (что весьма вероятно), то хранилища будут полностью заполнены, и мы увидим дальнейшее падение нефтяных цен.

Единственным шансом избежать такого сценария является заключение трехсторонней сделки по сокращению добычи между Россией, США и ОПЕК (во главе с Саудовской Аравией). Определенные шаги в эту сторону уже делаются (вспоминаем телефонный разговор Трампа и Путина в понедельник 30 марта), но до конкретных результатов здесь еще очень далеко. И даже если такая сделка будет достигнута, то вернуть цены на уровень 40 д/б до окончания пандемии все равно не удастся: слишком велик объем выпадающего спроса.

На фоне коронавирусного падения цен на нефть российский рубль тоже заметно упал: в середине января курс доллара к рублю был на уровне 61 рубля за доллар, а сейчас он закрепился в диапазоне 78–80 рублей за доллар. И это еще не предел: негативные факторы для рубля еще не отыграны.

Во-первых, карантин в России еще только начался, и его последствия для экономики еще не заложены в цены активов и курс рубля. Если карантин продлится еще пару месяцев (как в других странах), то многие наши предприятия – особенно в сфере услуг – обанкротятся, и никакие отсрочки налогов и беспроцентные кредиты от государства этому не помешают. Дело в том, что кредиты все равно надо будет отдавать и отложенные налоги тоже надо будет платить, а выручка компаний сектора услуг, недополученная в период эпидемии, утрачена навсегда (во всяком случае, большая ее часть). А что будет с самозанятыми (особенно незарегистрированными), вообще подумать страшно: им их утраченных доходов никто не компенсирует и даже кредитов на то, чтобы продержаться на время эпидемии, никто не даст. И даже после окончания карантина спрос на услуги восстановится не сразу, так как у населения попросту не будет денег на необязательные траты. Так что рецессия в России неизбежна, и V-образной она не будет, то есть быстрого восстановления деловой активности после снятия карантина ждать не приходится.

Во-вторых, пока не начался лавинообразный выход нерезидентов из российских ОФЗ. Доля нерезедентов сокращается, но это пока происходит постепенно, поскольку с точки зрения финансовой стабильности Россия выгодно отличается от других развивающихся стран: резервы у нас накоплены большие. Если же в России начнется рецессия и государство начнет ускоренно тратить свою «подушку безопасности», то выход нерезидентов может ускорится, и это тоже будет способствовать ослаблению рубля – по крайней мере, временному. (Подробнее о влиянии потоков капитала на курс см. «Обманчивое спокойствие», Правда, №138, 12.12.2029, https://kprf.ru/roscrisis/190233.html .)

В-третьих, сейчас курс рубля поддерживают интервенции Центробанка. ЦБ уже начал упреждающие продажи валюты в рамках бюджетного правила, но при этом экспортная выручка, которую наши экспортеры нефти сейчас получают, пока еще соответствует отгрузкам, сделанным до обвала цен, поэтому на валютном рынке в рамках бюджетного правила они тоже продают валюту. Однако в апреле, когда экспортеры будут получать выручку за мартовские поставки, продавать валюту для платежей в рамках бюджетного правила они уже не будут.

Да и вообще, теперь когда голосование по поправкам в Конституцию отложили на неопределенное время, нашим финансовым властям уже нет большого смысла поддерживать рубль. Наоборот, есть смысл его девальвировать, чтобы легче было выполнить бюджетные обязательства. Ведь даже сейчас при курсе 79 рублей за доллар цена Brent в рублях находится на уровне порядка 1800 рублей за баррель, то есть на минимумах с 2009 года, и это заметно ниже, чем цена, заложенная в бюджете.

Таким образом, в среднесрочной перспективе (то есть на горизонте нескольких месяцев) мы скорее всего увидим дальнейшее ослабление рубля. При этом в краткосрочной перспективе (на горизонте двух-трех недель) рубль даже может немного укрепиться, но это будет лишь временной передышкой.

Что касается долгосрочной перспективы (на горизонте года и более), то сказать сейчас что-либо определенное невозможно. Дело в том, что астрономические объемы денежной эмиссии со стороны ФРС (и других ведущих мировых центробанков) сделали мировую финансовую систему, основанную на американском долларе, очень уязвимой к инфляционным рискам. Если вдруг из-за сокращения производства товаров первой необходимости (и особенно, продовольствия) цены на них начнут расти, то эти «свеженапечатанные» доллары могут выплеснуться на потребительский рынок. Российский ЦБ сейчас тоже проводит эмиссию, но ее объемы (даже в отношении к ВВП) гораздо ниже. Так что в долгосрочной перспективе мы еще можем увидеть доллар по 60 рублей, особенно если Россия все-таки сможет перестроить свою экономику и сократить свою зависимость от экспорта нефти, хотя этот сценарий пока выглядит маловероятным.

______________

Статья опубликована 1.04.2020 в «Свободной Прессе», https://svpressa.ru/economy/article/261350/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Последняя надежда Кремля: Россию спасут остатки советской медицины

Чт Апр 2 , 2020
Масштабные стимулирующие меры, объявленные правительствами и центробанками многих стран мира, помогли (по крайней мере, на время) успокоить панику на мировых финансовых рынках и остановить тотальные распродажи активов. Однако даже на этом «оптимистическом» фоне цены на нефть продолжают снижаться и обновлять многолетние минимумы. Соответственно, и перспективы у рубля совсем не радужные… […]

Рубрики