Кто в доле: Россия сыграла на руку нефтяным спекулянтам

Сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ не снизит цены и ничем не поможет России.

Фото: Алексей Андронов/ТАСС

Участники соглашения ОПЕК+ все же договорились о снижении добычи нефти. В мае-июне предполагается сократить добычу на 10 млн баррелей в сутки, с июля по декабрь — на 8 млн баррелей, в январе-апреле — на 6 млн баррелей. При этом, по данным участников рынка, нынешний избыток предложения составляет 20−25 млн баррелей в сутки.

— Этот объем сокращений — он тоже беспрецедентный, никогда ни о чем подобном еще не удавалось договориться, — объясняет достигнутые договоренности экономист Денис Ракша. — И сейчас нужно посмотреть, как будут реагировать рынки — потому что они живут не сегодняшним днем, а перспективой, ожиданиями. Даже если сейчас сохранится профицит 10 или больше баррелей, но учитывая, что участники ОПЕК+ договорились о сокращении, рынки могут отреагировать положительно, и цены на нефть начнут расти. Дальше нужно посмотреть, как эти квоты будут соблюдаться, ведь кто-то из участников может и не соблюсти их.

К закрытию биржи 10 апреля, когда уже стали известны результаты встречи по ОПЕК+, цена фьючерсов на нефть Brent составила $ 31,82 за баррель, хотя накануне встречи нефть росла и на пике достигла уровня $ 36,38.

— Новое соглашение — это полумера, которая локально позволяет спекулянтам отыграть деньги на позитиве и дать возможность поднять котировки нефти до $ 38−40 за баррель, и то такой рост под вопросом, — оценивает сделку экономист, биржевой и финансовый аналитик Владислав Жуковский. — Это попытка имитации бурной деятельности. Уже сейчас избыток нефти составляет примерно 25 млн баррелей за сутки, а к апрелю мы будем видеть сокращение потребления нефти примерно на 30 млн баррелей в сутки, и так на пару ближайших месяцев. Потом, по мере снятия карантина и хотя бы частичного возобновления глобального авиасообщения и морских перевозок, профицит будет составлять примерно 15−20 млн баррелей.

С тем, что потребление нефти будет сокращаться, согласен и Денис Ракша. Однако, по мнению экономиста, этот сценарий будет учитываться:

— Тот разрыв, который участники ОПЕК+ собираются закрыть нынешним сокращением на 10 млн баррелей и последующим на 8 млн баррелей — он может за два месяца увеличиться. Возможно, к июлю придется договариваться о сокращении не на 8 млн, а, скажем, на 12 млн баррелей. Сейчас этого точно никто не знает, поэтому решили действовать поэтапно, — полагает Денис Ракша.

Еще один элемент неопределенности вносит политика США. По мнению экономиста, именно их неучастие в договоренностях и привело к тому, что от предыдущей сделки по ОПЕК+ было решено отказаться. США не участвовали в ОПЕК+, и в этот раз они тоже не собираются участвовать. Нефтедобывающим странам перед решением о новом сокращении добычу предстоит оценивать еще и реальную политику США.

— Участники ОПЕК+ последовательно сокращу квоты, при этом потребление не падало, и на освободившееся место приходила нефть США. В какой-то момент в ОПЕК+ сдали нервы. Сейчас может произойти то же самое: формально американцы не участвуют в сделке. Но они говорят: у нас и так добыча сокращается, она упадет на 4 млн баррелей в сутки сама по себе. При этом на самом деле, никто не знает, с какой динамикой будет падать добыча в США. Может, на фоне новостей она упадет не на 4, а на 2 барреля. И на это участникам ОПЕК+ тоже нужно смотреть, — предполагает Денис Ракша.

Владислав Жуковский в свою очередь уверен, что сокращение действительно произойдет. На него пойдут и США, и Норвегия, и Канада, и Бразилия. Только глобально это ничего не изменит.

— Глобальное сокращение добычи нефти составит около 15 млн баррелей. Это при том, что уже сейчас профицит около 25 млн, и он будет увеличиваться. Цены на нефть реально должны не расти, а падать. И если посмотреть не фьючерсные контракты, а на цены на физические поставки, то мы увидим: сейчас спотовый рынок торгует по $ 20−21 за баррель. Потом нефть будет не дороже $ 15−16, потому что банально нет спроса. В таких условиях переговоры с участием Российской Федерации и Саудовской Аравии — это вынужденная мера, потому что и с ними, и без них страны все равно начали бы сокращать производство нефти на 20−25% — ее просто некому продавать.

Главная задача нефтедобывающих стран сейчас, как и любых других — стимулировать спрос и оборот денег, который сократился из-за того, что пандемию люди сидят по домам. Одновременно на снижение спроса влияет уменьшение в экономике денег, которые раньше поступали из нефтегазового сектора. Но и сокращение потребления товаров и услуг в свою очередь приводит к снижению спроса на нефть. Действенный способ переломить этот тренд — вливание центробанками денег в экономики стран. Но одновременно странам придется бороться с дефицитами бюджетов.

— Дефицит в бюджете в любом случае планируется, просто разные сценарии предполагают разный его объем. Минфин дефицит бюджета может закрывать только двумя инструментами: заимствованиями, причем только на внутреннем рынке, и снижением курса рубля, — объясняет Денис Ракша. — С заимствованиями в России сейчас нехорошо — никто не хочет покупать ОФЗ, выгоднее вкладываться в валюту. Поэтому остается снижение курса рубля. И тут возникает зависимость от текущего уровня цены на нефть.

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/politic/article/262243/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Собянин объявил о вводе в Москве пропускного режима

Сб Апр 11 , 2020
Сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ не снизит цены и ничем не поможет России. Участники соглашения ОПЕК+ все же договорились о снижении добычи нефти. В мае-июне предполагается сократить добычу на 10 млн баррелей в сутки, с июля по декабрь — на 8 млн баррелей, в январе-апреле — на 6 млн баррелей. При этом, по данным участников рынка, нынешний избыток предложения составляет 20−25 […]

Рубрики