Пенсионная реформа: Старикам, пережившим коронавирус, доплатят 200 тысяч, а кому-то — рубль

Правительство переключит экономику в жесткий режим выживания.

Фото: Артем Геодакян/ТАСС

Умом Россию, как говаривал классик русской поэзии Федор Тютчев, не понять.

У нее, подчеркивал поэт, особенная стать, и с этим трудно не согласиться. Любые события, происходящее когда-либо в России, будь это политические, экономические, общественные или какие бы то ни было иные процессы, практически никогда не вписывалось в общепринятые рамки логики и здравого смысла.

Вот вам свежий пример. Когда экономика мира падает, пожалуй, в самую глубокую за последние полвека кризисную яму, правительства развитых государств все больше начинают заботиться о народе. Например, на фоне пандемии коронавируса власти США предлагают раздать гражданам по 1000 долларов. Страны Евросоюза принимают аналогичные решения.

Но Россия идет своим, особым путем. И губернатор Камчатки Владимир Илюхин, покидающий сейчас свой пост, по официальным данным, в связи с переходом на другую работу, не испытывает никакого морального давления со стороны вышестоящих властей за то, что в 2018 году, накануне пенсионной реформы, он при единогласной поддержке депутатов от «Единой России» поднял себе и своим приближенным пенсии в 2,2 раза. Даже если 58-летний чиновник останется не удел, отмечает, в частности, «Новая газета», ничто не помешает ему получать из бюджета Камчатки ежемесячно по 150−200 тысяч рублей.

В то же время подмосковная пенсионерка Елена Лиходкина, имеющая два высших образования и стаж педагогической работы более 29 лет, в январе текущего года получила грандиозную региональную доплату к своей пенсии в размере 1,2 рубля! При этом, получая пенсию, ниже 10,5 тысячи рублей, она вынуждена максимально ограничивать себя в передвижении, поскольку без малого два года не может добиться от властей Подмосковья внесения изменения в закон № 36/2006−03, согласно которому в 2012 году пенсионерам с низкой пенсией была установлена региональная социальная доплата, включавшая в себя и стоимость проезда на общественном транспорте. «Юридически, — заявляет она, — закон в этой части утратил свою силу в 2018 году, после того как губернатор Андрей Воробьёв объявил о бесплатном проезде для всех жителей Подмосковья от 60 лет и старше. Однако фактически этот закон продолжает действовать, и самые бедные пенсионеры региона остаются изгоями, ущемлёнными в своих правах».

И все это, после того, как начиная пенсионную реформу, власть обещала повысить пенсии тем, кто уже вышел на заслуженный отдых.

Что и говорить, чуткая у нас власть. И щедрая. И эта ее «щедрость» особенно ярко проявляется в последние две недели, когда по указанию президента практически все регионы России сели в режим самоизоляции. Озвученные меры поддержки впечатляют, они еще круче. чем пенсионная реформа — в список системообразующих предприятий, гарантированно получающих помощь от государства, попадает некое ООО «Ф.О.Н.» — юрлицо известной российской букмекерской конторы «Фонбет».

В то же время монетарные власти заявляют, что обещанные гражданам «кредитные каникулы», во-первых, будут не бесплатными, а, во-вторых, предоставляться будут далеко не всем. А на все просьбы и предложения дополнительно повысить пенсии старикам отвечают отказом в духе «вам и так уже аж на 6% прибавили пенсии, это куда больше, чем раньше».

А. между тем, именно пенсионеры из-за ущербности действующей пенсионной системы находятся сейчас в первых рядах тех, кто пострадает от ограничительных мер нашего правительства.

Все без исключения эксперты, опрошенные «СП», практически в один голос утверждают — как только карантины и самоизоляции в регионах закончатся, Россию тут же накроет волна мощнейшей безработицы, сопоставимой по размаху с «лихими девяностыми». А учитывая, что сейчас на каждого работающего россиянина приходится сразу несколько пенсионеров, логично предположить, что после этого до коллапса пенсионной системы — рукой подать. И пенсионная реформа все это лишь усугубит.

Конечно, пенсионная система в России не рухнет сразу и в одночасье, полагает аналитик ГК ФИНАМ Алексей Коренев.

— Да, — соглашается он, — сейчас у наших пенсий довольно низкий коэффициент замещения, около 30. Но если сегодня-завтра резко увеличится число безработных, то это совсем не будет означать, что пенсионерам завтра же станет нечего есть. Потому что деньги сначала уходят от работников в госбюджет, потом они оттуда идут в ПФР, и уже там распределяются обратно пенсионерам, и длительность этого цикла довольно большая. Кроме того, ПФР располагает определенными средствами, которые были им накоплены ранее, плюс возможно увеличение и без того достаточно большого трансферта из госбюджета.

«СП»: — А как может быть увеличен этот бюджетный трансферт, если госказна будет испытывать денежный голод хотя бы из-за низких цен на нефть?

— Бюджет можно секвестировать. Там есть целый ряд статей расходов, которые могут быть урезаны в пользу пенсионного трансферта. Так что фатальным удар по Пенсионному фонду не станет. Просто потом придется как-то дополнительно поднакачивать ресурсами.

Схожей точки зрения придерживается и проректор Академии труда и социальных отношений Александр Сафонов:

— У нас довольно долго развивается нестраховой принцип финансирования обязательств ПФР, — констатирует он. — Это связано с тем, что вводились всякие преференции по уплате страховых взносов в части, например, высоких заработков, льгот для отдельных отраслей или отсутствия отчислений в фонд со стороны самозанятых граждан. Таким образом на сегодняшний день наша пенсионная система сильно зависит от бюджета. И это означает, что в данном случае ПФР будет просто получать дотации из федеральной казны. То есть его увеличивающийся дефицит будет покрываться за счет налогов общего назначения. Например, за счет возросшего налога на добавленную стоимость (НДС). Поэтому размер пенсий для граждан снижаться, я полагаю, не может.

Однако в ближайшей перспективе, констатирует эксперт, к пенсионной системе России появляется ряд вопросов. Например, непонятно, какими темпами будут повышаться пенсии дальше. А есть еще и стратегический вопрос — как вообще отразится нынешний непростой период на трудовом стаже будущих пенсионеров?

 А в том, что будет очень непростым, эксперты ни на минуту не сомневаются.

— Если в самое ближайшее время ничего не изменится к лучшему, — считает руководитель Центра институтов социально-экономического развития Института экономики РАН, экономист Николай Ахапкин, — потери Пенсионного фонда России будут нарастать. Это уже можно просто констатировать. И в данной ситуации не остается ничего другого, кроме как наращивать бюджетную поддержку этого фонда.

«СП»: — Некоторые эксперты говорят, что ничего страшного в этом нет, бюджет справится с увеличением трансферта.

—  Я не уверен, что нам удастся свести концы с концами в консолидированном бюджете страны, если так произойдет. Мы имеем ситуацию, когда бюджеты разных уровней находятся под сильнейшим ударом. И это сейчас тяжелейшая проблема, хотя это пока и не озвучивается правительством публично.

«СП»: — Логично предположить, что анонсированная Владимиром Путиным мера поддержки бизнеса в виде снижения ставки отчислений в фонды пенсионного и медицинского страхования с 30% до 15% сыграла здесь все-таки негативную роль?

— Безусловно. Я, конечно, могу понять правительство, но снижение таких отчислений даст о себе знать. Да, сделано это не для всех предприятий, а только для тех, которые входят в особые списки. Поэтому здесь следует ждать еще удара и с другой стороны. Если бизнес закроется, то он вообще не будет платить никаких отчислений.

«СП»: — Но ведь президент, говоря о снижении размера страховых отчислений, сделал акцент на том, что такая мера позволит работодателям повысить зарплату своим сотрудникам. Может быть, в данном случае одно компенсирует другое? И за счет повышенных зарплат пенсионная система России сохранит устойчивость?

— Сказать об этом, конечно, можно. Можно на это даже надеяться. Но в ближайшее время никакого повышения заработных плат точно не будет. И здесь надо исходить из того, что это объективная наша реальность, в которой будет однозначно страдать и становиться беднее как бизнес, так и наемные работники. Речь идет о том, что в этой тяжелейшей ситуации придется затягивать пояса и выживать. Только выживать.

«СП»: — Что может предпринять власть, чтобы отыграть грядущие потери бюджета в этой ситуации? Могут быть вновь повышены ставки взносов в фонд пенсионного страхования? Может, будут предприняты еще какие-то непопулярные меры вроде недавнего повышения пенсионного возраста и пенсионной реформы?

— Что касается повышения ставок отчислений в фонд пенсионного страхования, то на тех предприятиях, где это будет внедрено, такое вряд ли случится. По крайней мере, я надеюсь на это. Что касается других мер ужесточения, в том числе и повышения пенсионного возраста, то, как мне кажется, делать это вновь будет не только бессмысленно, но и опасно.

Потому что любые меры, вносящие момент социальной нестабильности, будут вредны. Как это произошло, например, с недавним введением налога на доход с процентов по банковским вкладам. Зачем это надо было делать именно сейчас? Я не вижу объяснений.

Здесь просто нужно понять, что даже если все закончится благополучно, и через месяц-два коронавирус все же отступит, нам потребуется довольно продолжительное время, чтобы даже не достичь предкризисного уровня, а хотя бы добиться более-менее устойчивого функционирования. Особенно на фоне низких цен на энергоносители. Нам придется перейти в режим предельно жесткой экономии. Но я все же надеюсь, что на новое повышение пенсионного возраста власть все же не пойдет. Потому что это очень неправильное решение.

«СП»: — А размеры грядущих индексаций пенсии могут в перспективе сократить ради поднятия экономики?

— Полагаю, что хотя бы в этом году такого не случится. По крайней мере, мне очень трудно такое представить. Но мы находимся в ситуации неопределенности. И если нынешняя ситуация с коронавирусом продлится еще месяц-два, тогда очень сложно представить себе, что может быть с пенсиями. Потому что потребуются совсем другие решения, не работающие в рамках наших привычных стандартных экономических решений. Скорее всего, без элементов мобилизационной экономики, увы, тогда не обойтись. Не исключаю, что в 2021 году индексации пенсий если и будут проводить вообще, то сделано это будет в каком-то очень ограниченном формате.

Андрей Захарченко

Андрей Захарченко

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/economy/article/261967/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

«Независимая Газета» про исследование ЦИПКР «Коронавирус, обнуление и общероссийское голосование по поправкам к Конституции»

Ср Апр 8 , 2020
Правительство переключит экономику в жесткий режим выживания. Умом Россию, как говаривал классик русской поэзии Федор Тютчев, не понять. У нее, подчеркивал поэт, особенная стать, и с этим трудно не согласиться. Любые события, происходящее когда-либо в России, будь это политические, экономические, общественные или какие бы то ни было иные процессы, практически никогда не вписывалось в общепринятые рамки логики и здравого смысла. Вот вам […]

Рубрики