РУСО: Экономическая победа Советского Союза в Великой Отечественной войне

Экономическая база Победы, безусловно, была создана в годы первых советских пятилеток. И вот как это было.

И.М.Братищев – д.э.н., профессор, академик РАЕН.
2020-04-17 10:15

Среди множества сложных проблем, вставших перед нашей страной сразу после победы Октября, первостепенное значение приобрела проблема защиты завоеваний социалистической революции от многочисленных внутренних и внешних врагов. Молодая Республика Советов оставалась в окружении реакционных сил империализма, которые стремились уничтожить первое в мире государство рабочих и крестьян военной силой. Решая многогранные задачи военного строительства, партия и правительство неизменно следовали указанию В.И. Ленина о том, что «самая лучшая армия, самые преданные делу революции люди будут немедленно истреблены противником, если они не будут в достаточной степени вооружены, снабжены продовольствием, обучены». Составной частью ленинского плана построения социализма и коммунизма в нашей стране явилось учение о военной защите социалистического государства, об экономическом обеспечении обороны страны.

В экономическом и военно-экономическом потенциале В.И. Ленин выделял три основных элемента, образующих фундамент военной мощи стран: во-первых, тяжёлую индустрию, способную производить все необходимые средства вооружения; во-вторых, транспорт и связь, обслуживающие вооружённые силы средствами сообщения; в-третьих, сельское хозяйство – продовольственную и сырьевую базу хозяйственного и военного строительства.

Как известно, основные направления развития оборонной промышленности СССР разработал X съезд партии. В его решениях обращалось особое внимание на те отрасли индустрии, которые позволили бы в короткий срок обеспечить Красную Армию новейшей боевой техникой и вооружением и, в частности, танками — и самолётами. Руководствуясь указаниями В.И. Ленина о том, что «к войне надо готовиться длительно, серьёзно, начиная с экономического подъема страны», советский народ последовательно осуществлял ленинскую программу превращения отсталой России в передовую индустриальную социалистическую державу. «Индустриализация СССР — основа его обороноспособности, — говорилось в лозунгах ЦК ВКП (б) к десятилетию Красной Армии. — Пролетарий, повышай производительность труда. Крепи оборону своего государства».

Первый пятилетний план развития народного хозяйства СССР (1928-1932 гг.), составленный на основе Директив ХV съезда партии, предусматривал быстрый рост тяжёлой индустрии, коллективизацию сельского хозяйства, «максимальное внимание быстрейшему развитию тех отраслей народного хозяйства вообще и промышленности в частности, на которые выпадает главная роль в деле обеспечения обороны и хозяйственной устойчивости страны в военное время». Вторым пятилетним планом (1933-1937 гг.) определялось дальнейшее совершенствование производительных сил, коренная техническая реконструкция армии и флота, перевооружение их на основе современных средств борьбы.

Трудящиеся нашей страны досрочно выполнили задания первой и второй пятилеток. Уже к 1934 году был создан экономический фундамент социализма, а полная победа социализма закреплена Конституцией СССР, принятой в декабре 1936 года. Это означало, что построена материально-техническая база социализма, т.е. крупное машинное производство, господствующее во всех сферах народного хозяйства, основанное на общественной собственности на средства производства, и планомерно развивающееся в интересах всё более полного удовлетворения растущих потребностей общества и каждого его члена. Одновременно была решена задача преобразования мелкотоварного крестьянского хозяйства в крупное механизированное социалистическое производство, осуществлена культурная революция, СССР превратился в могучую индустриально-колхозную державу и добился полной экономической независимости от капиталистического мира. Решающая часть необходимого оборудования стала производиться на отечественных предприятиях. Tак, если в 1913 г. потребности страны в оборудовании покрывались за счёт импорта на 60%, то в 1937 г. — только на 1,5%. Объём промышленной продукции в 1940 г. по сравнению с 1928 г. возрос почти в 6 раз.

По объёму промышленного производства СССР уже в предвоенный период вышел на второе место в мире. Ликвидация капитализма в стране привела к громадному ускорению развития производительных сил. Так, среднегодовой прирост промышленной продукции за годы мирного труда составил 14%, а за весь советский период (включая и гражданскую войну) — 9,9% против 2-4% в США, Англии, Франции. В период предвоенных пятилеток в стране были созданы новые отрасли промышленности — автомобильная, авиационная, тракторная, моторостроительная и другие, которые стали в последующем основой соответствующих отраслей и военного производства. По производству таких важнейших видов промышленной продукция, как электроэнергия, топливо, добыча железной руды, Советский Союз ещё до войны опередил Англию и Францию.

Создавая мощный экономический потенциал, способный в случае империалистической агрессии обеспечить Вооружённые Силы всем необходимым для победоносной войны, Коммунистическая партия и Советское правительство придавали особое значение рациональному размещению производительных сил, и прежде всего, отраслей тяжёлой промышленности. В годы довоенных пятилеток возникли новые индустриальные центры на Востоке: вторая угольно-металлургическая база (Урало-Кузбасс), нефтяная база «Второе Баку»; во многих районах были созданы новые угольные бассейны, новые центры машиностроения, цветной металлургии, химической промышленности. В 1940 г. в восточных районах страны производилось около 28,5% всего производства чугуна, 32% стали, добывалось 36% угля. Здесь сооружалась большая часть доменных печей, создавались предприятия-дублеры по ряду отраслей машиностроения, нефтепереработки и химии. Были воздвигнуты металлургические заводы в Забайкалье и на Амуре, крупнейшие предприятия цветной металлургии в Средней Азии, тяжёлой индустрии на Дальнем Востоке, построены автосборочные заводы, алюминиевые и трубопрокатные комбинаты. Существенные изменения произошли в размещении сельскохозяйственного производства.

Все эти мероприятия позволили усилить военно-экономическую мощь страны, постоянно увеличивать снабжение Вооружённых Сил танками, самолётами, артиллерией, стрелковым оружием, боеприпасами, средствами связи. В 1938 году наша оборонная промышленность выпустила 12687 орудий, или в 6,6 раза больше, чем ежегодно в 1930-1931 годах, 1174 тыс. винтовок (в 6,7 раза больше), 5469 самолётов (в 6,4 раза больше), 2271 танков (в 3,1 раза больше), 74657 пулеметов, или в 1,8 раза больше, чем в 1930-1931 гг.

Большое внимание уделялось созданию резервных производственных мощностей, запасов сырья и продовольствия — одному из важнейших условий обеспечения жизнеспособности экономики в войне. Лишь за последние полтора года перед Великой Отечественной войной общая стоимость государственных материальных резервов увеличилась почти в 2 раза. Эти резервы сыграли немаловажную роль уже в период конверсии, т.е. в процессе перестройки народного хозяйства на режим военной экономики после нападения фашистской Германии на Советский Союз. Особенно концентрированные усилия в области обороны были предприняты Советским правительством в период от начала Второй мировой войны (август 1939 г.) до нападения фашистской Германии на СССР. В течение этих 22 месяцев была создана база для серийного производства всех основных образцов военной техники и всех видов вооружения. Темпы роста оборонной промышленности существенно превышали темпы общего роста промышленного производства в стране, в неё направлялись значительные материальные ресурсы, капитальные вложения, квалифицированные кадры рабочих и специалистов. Так, если во второй пятилетке расходы на оборону составили 12,7% в общих расходах государственного бюджета, то за три года третьей пятилетки — 26,4%, в 1940 году — свыше 32%, в 1941 г. — 43,4%. В абсолютном выражении расходы на оборону выросли с 17,5 млрд руб. в 1937 г. до 56,8 млрд руб. в 1940 г. (в существовавшем масштабе цен). В 1941 г. на финансирование Наркоматов обороны и Военно-Морского Флота, было ассигновано 70,9 млрд руб., что составило 43,4% от общего объёма запланированных бюджетных расходов. О степени военно-экономической мобилизации говорят также следующие показатели. В 1940 г. на военные нужды было использовано 15% национального дохода, 26% промышленной продукции, 9% сельскохозяйственной продукции, 16% всех транспортных перевозок.

Серьёзные мероприятия были осуществлены в области управления военным производством. В 1939 г. Наркомат оборонной промышленности разделился на четыре новых наркомата: авиационной, судостроительной промышленности, боеприпасов, вооружения. В этом же году были созданы новые народнохозяйственные наркоматы (автомобильного транспорта, строительства и др.), деятельность которых имела немалое значение для укрепления обороны страны. В сентябре 1939 г. в целях проверки готовности экономики к переходу на военные рельсы была проведена пробная частичная мобилизация промышленности.

Как видим, решающий вклад в создание военно-хозяйственной базы обороны наш народ внёс в годы довоенных пятилеток. К началу сороковых годов Советский Союз располагал материально-технической базой, позволявшей ему в случае необходимости развернуть массовое производство всех видов современного для того времени вооружения, боевой техники и обеспечить другие потребности Вооружённых Сил.

Возникает правомерный вопрос: как было конкретно реализовано преимущество экономического строя социализма в годы Великой Отечественной войны?

Вероломно напавшая на СССР 22 июня 1941 года фашистская Германия была сильным и коварным противником. К моменту нападения на нашу страну, Германия располагала по существу всеми экономическим и людским ресурсами Западной Европы — территорией в 5 млн кв. км с населением 290 млн человек. В первые годы Великой Отечественной войны военная экономика нашей страны опиралась на меньшие производственные мощности, чем экономика Германии. Так, в 1940 г. в СССР выплавлялось 18,3 млн тонн стали, в то время как в Германии вместе с сателлитами и оккупированными ею странами — 30,9 млн тонн. К тому же, вследствие оккупации немецко-фашистскими войсками южных районов нашей страны, выплавка стали сократилась в СССР до 9 миллионов тонн, тогда как гитлеровская Германия расширила свою металлургическую базу засчёт использования металла оккупированных стран Западной Европы. В результате в Германии и захваченных ею странах в 1943 году выплавка стали достигла 34,6 млн тонн.

Вооружение для фашистской Германии производили заводы почти всех захваченных ею стран. Так, в 1940 году там было выпущено 10250, а в 1941 году — 11030 военных самолётов; средних танков соответственно — 1400 и 2900; бронеавтомобилей и лёгких танков — 800 и 2300. В её распоряжении были значительные стратегические запасы сырья, оборудования, паровозный и вагонный парки других стран. По самым скромным подсчётам, материальные ценности, награбленные Германией до 1941 года в оккупированных ею странах, в 2 раза превышали её собственный национальный доход.

Готовясь к агрессивной войне, гитлеровская Германия стала перестраивать свою экономику на военный режим с 1933 года. В 1939 году по степени мобилизации военно-экономической базы она превосходила любую из крупных стран мира. К примеру, в начале 1941 года промышленность нацистского блока стран «оси» произвела танков в 6,4 раза больше, чем в СССР, и в 4,1 раза больше, чем вместе взятые СССР, США и Англия. К моменту нападения немецко-фашистских захватчиков на нашу страну, наши Вооружённые Силы по количеству личного состава почти в 2 раза, по танкам — более чем в 2 раза, по боевым самолётам новых типов — в 3,2 раза уступали гитлеровской армии.

Гитлеровцы заранее сосредоточили у границ Советского Союза мощную наступательную группировку войск. Они обрушили на СССР удар 190 полностью развёрнутых и оснащённых дивизий, имевших на вооружении 3500 танков, более 50 тысяч орудий и минометов, более 3900 самолётов. Кроме того, против СССР использовались около тысячи самолётов Финляндии в Румынии. На направлениях главных ударов противник имел пяти-шестикратное превосходство над войсками наших западных округов, особенно в танках, артиллерии и авиации. В войсках наших пограничных военных округов насчитывалось лишь 2,9 млн человек. Удары врага приняли на себя 33 советских дивизии. Всё это в сочетании с внезапностью нападения обеспечило фашистам временный успех.

Совершенно очевидно, что ни одно капиталистическое государство не выдержало бы такого концентрированного натиска. Между тем, Советский Союз не только сорвал гитлеровский план “молниеносной войны”, не только выстоял в той жестокой схватке, но, обескровив в упорных оборонительных боях немецко-фашистскую машину, сумел повернуть ход войны в свою пользу и нанести сильному и коварному врагу сокрушительное поражение.

Германское командование, исходя из возможных потерь в войне против СССР, предусматривало среднемесячную норму пополнения для вооружённых сил 185 тыс. человек. На самом же деле, потери только сухопутных войск Германии на Востоке в период с июля по декабрь 1943 г. составили в среднем 235 тыс. человек в месяц, а с августа по октябрь — 396 тыс. человек, т.е. фактические потери намного превысили расчётную норму. В Германии начался кризис людских ресурсов. На 1944 год нужда в пополнении определялась в 1,2 млн человек, а германское командование имело в наличии только 400 тысяч резервистов.

Чем же объяснить, что вооружённая до зубов, полностью отмобилизованная немецко-фашистская армия, использовавшая преимущества внезапного нападения на СССР, располагающая, по существу, всем экономическим и военным потенциалом всего запада европейского континента, была наголову разгромлена?

Преимущества социалистического строя в экономическом обеспечении потребностей войны выразились: во-первых, в обеспечении более высокой экономической организованности и более эффективного использования ресурсов. В СССР из сравнительно меньших по объёму производственных мощностей извлекались для фронта значительно больше массы военной техники (самолётов, танков, орудий, минометов) и боеприпасов, чем в фашистской Германии и других высокоразвитых капиталистических странах. Все высокоразвитые капиталистические страны заметно отставали от Советского Союза по уровню использования экономической мощи для военного производства. Возможность социалистического государства концентрировать вcе усилия и материальные ресурсы общества в одном направлении, более рационально, чем при капитализме, использовать выделенные на оборону средства проявилась в том, что СССР в годы войны производил на равный объём аналогичной продукции гораздо большее количество боевой техники, и в основном лучшего качества. Так, на один миллион тонн выплавленной стали Советский Союз производил самолётов 3179, танков – 3083; Германия (без оккупированных и завоёванных стран) соответственно 717, 453; США — 614, 306; Англия — 1828, 666.

Таким образом, опыт Великой Отечественной войны наглядно подтвердил правильность ленинского предвидения о том, что социалистический строй способен на каждый тяжёлый удар агрессора ответить таким «увеличением сцепления сил и экономической мощи», которое необходимо для достижения полной победы.

Во-вторых, полное превосходство над общественным строем и экономикой врага проявилось и в научно-плановом руководстве народным хозяйством, которое возможно только при социализме. Максимальная централизация планового руководства народным хозяйством позволяла быстро осуществить конверсию производства, сосредоточить все усилия народа на ещё большем ускорении темпов развития базовых, с точки зрения обороны, отраслей промышленности. К началу 1942 года на нужды обороны в СССР использовалось 55% национального дохода (в 1940 — 15%), 68%. продукции промышленности (в 1940 г. — 26%), 24% сельскохозяйственной продукции (в 1940 г. — 9%), 61% всей работы транспорта (в 1940 г. — 16%). Великая Отечественная война подтвердила один из важнейших принципов организации военной экономики социалистического государства, сформулированный В.И.Лениным: ”… раз дело дошло до войны, то всё должно быть подчинено интересам войны, вся внутренняя жизнь страны должна быть подчинена войне, ни малейшее колебание на этот счёт недопустимо”).

Вся полнота государственной власти сосредоточивалась в руках Государственного Комитета Обороны (ГКО). Примечательно, что из 9971 документа, принятого ГКО за годы войны, около двух третей относилось к вопросам экономики, организации военного производства.

Планирование в условиях войны стало, по существу, планированием военного хозяйства. Уже в первые её дни 30 июня 1941 года правительством был утверждён мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал 1941 года. Количество продукции, распределяемое в централизованном порядке, увеличивалось более чем в 2 раза. Главное внимание в плане уделялось развитию оборонной промышленности и перераспределению в пользу военного производства всех важнейших видов сырья и оборудования.

Совет народных комиссаров СССР и ЦК ВКП (б) утвердили 16 августа 1941 г. военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 год, который исходил из директивы ГКО: “Выработать военно-хозяйственный план обеспечения обороны страны, имея ввиду использование ресурсов и предприятий, существующих на Волге, в Западной Сибири и на Урале, а также ресурсов и предприятий, вывозивших в указанные районы в порядке эвакуации. При выработке плана учесть как основные предприятия, так и смежные, с тем, чтобы можно было производить вполне комплектную продукцию”. В плане содержалась широкая программа развития производства вооружений и боеприпасов, а также оборудования для решающих отраслей тяжёлой промышленности. Определялись задания и по другим отраслям производства, по сельскому хозяйству и транспорту.

Советское военное планирование показало себя исключительно гибким и оперативным, способным в кратчайшие сроки вносить существенные коррективы в мобилизационный план. Военно-хозяйственные планы 1943-1945 гг. подчинялись задачам постоянного развития производства для фронта и в силу этого предусматривали первоочередное восстановление в освобождённых районах страны отраслей промышленности, непосредственно связанных с военным производством.

В то же время, весь ход и исход Второй мировой войны убедительно подтвердил, что частная капиталистическая собственность вступила в явное противоречие с требованиями, предъявленными войной к экономике воюющих стран, задерживала конверсию производства, тормозила мобилизацию и использование ресурсов в ходе войны. Вот почему экономика фашистской Германии, даже заранее отмобилизованная, не смогла выдержать серьёзных испытаний в борьбе с нашей плановой экономикой.

Серьёзные затруднения в мобилизации экономического потенциала на нужды войны испытывали правительства Франции, Англии и США. Так, в 1939-1940 гг. крупнейшие капиталисты Франции открыто отказывались выполнить правительственное постановление о контроле над военными предприятиями. Сопротивление мероприятиям правительства по созданию военного хозяйства оказывали монополии Англии и Соединённых Штатов Америки.

Не желая рисковать крупными капиталовложениями в военное производство ввиду предполагаемой кратковременности войны, американские и английские монополисты вынуждали правительства строить новые заводы для выпуска военной продукции за счёт средств государства, т.е. фактически за счёт налогоплательщиков. В результате удельный вес военных материалов в общей продукции промышленности США и Англии накануне и в начале войны был в 5-6 раз меньше, чем в Германии. Монополии этих стран предпочитали вкладывать свои капиталы в промышленность Германии, которой отводилась роль антисоветской ударной силы империализма. Золотой дождь иностранных кредитов, прежде всего американских, явился важнейшим условием возрождения германской военной машины.

В-третьих, преимущества социалистического строя в экономическом обеспeчении потребностей войны выразились в возможности осуществить в исключительно короткие сроки небывалый по своим масштабам манёвр производительными силами. В начальный, крайне неблагоприятный для нашей страны, период войны была решена невиданно сложная, не имевшая прецедента в истории двуединая задача: перевод народного хозяйства на военные рельсы и эвакуация главных производительных сил в восточные районы. С начала войны и до конца 1942 года было перебазировано и размещено на Урале, в Сибири, Поволжье и Казахстане 1360 крупных фабрик и заводов, по железным дорогам было перевезено почти 1,5 млн вагонов эвакуированных грузов, на Восток было эвакуировано свыше 10 млн человек.

В 1942 году перестройка тыла страны была в основном завершена. Советский народ подготовил условия дня коренного перелома в войне, началось неуклонное наращивание экономической силы Советского государства. Мощной базой снабжения Красной Армии боеприпасами, вооружением, танками и самолётами стали восточные районы страны. За четыре года войны промышленное производство выросло на Урале в 3,6 раза, в Сибири — в 2,8 и в Поволжье — в 3,4 раза.

В-четвёртых, единое государственное управление военной экономикой, плановое и эффективное использование материальных и людских ресурсов, возможное только в условиях социалистической системы хозяйства, позволили в небывало короткий срок в ходе войны превзойти фашистскую Германию по производству важнейших видов вооружения и боевой техники.

Производство военной продукции в СССР возрастало более высокими темпами, чем в любой из воевавших капиталистических стран. Так, военная продукция наркоматов вооружения, танковой, авиационной промышленности, боеприпасов, составлявшая в 1941 г. 140% от уровня 1940 года, в 1942 г. выросла до 186%, в 1943 — до 224%, в 1944 — до 251%. Уже к концу 1942 года в СССР производилось важнейших видов боевой техники ж вооружения больше, чем в Германии. К ноябрю 1942 года силы на полях сражения стали примерно равны, а к концу июля 1943 года наша армия имела танков и самоходно-артиллерийских установок в 1,6 раза, орудий и минометов — почти в 2, боевых самолётов — почти в 3 раза больше, чем немецко-фашистская. В течение всех четырёх военных лет (с 1 июля 1941 пo 1 июля 1945 г.) на каждый немецкий танк наша промышленность отвечала выпуском почти двух советских танков, на каждый самолёт — выпуском полутора советских самолётов. Подобное соотношение наблюдалось и по другим видам вооружения.

Расширение военного производства сопровождалось быстрым увеличением добычи многих видов стратегического сырья, выпуска всевозможного оборудования. О масштабах этой работы свидетельствуют следующие данные. В 1941 году оборонная промышленностъ получила 168 тыс. вагонов, (около 3 млн тонн) топлива, сырья, различных материалов и полуфабрикатов, в 1942 году — 355 тыс., в 1943 — 472, в 1944 -1942 и до апреля 1945 года — 337 тыс. вагонов. Быстро увеличивался выпуск металлорежущих станков (от 22,9 тыс. в 1942 году до 38,4 в 1945) и другого необходимого оборудования.

Слаженное и быстро растущее военное хозяйство страны позволяло не только полностью и своевременно восстанавливать все боевые потери, но и постоянно увеличивать потенциальные возможности вооружённых сил. За годы войны количество дивизий возросло в 4 раза, материальной части авиации и артиллерии в 5 раз, танков современных типов в 15 раз, на фронты было подано 8 млн т боеприпасов, 13 млн т горючего, 40 млн т продовольствия и фуража. Систематически нарастала огневая и ударная мощь армии и флота.

В-пятых, преимущества советской экономики выразились и в решении такой сложной в условиях войны проблемы, как проблема людских ресурсов. Человек, трудящийся является не только главной производительной силой общества, но это и главная военная сила. В мировых войнах роль людских ресурсов проявляется двояко:

·в том, что армии стали массовыми и в силу этого от человека в решающей степени зависит ход и исход войны;

·люди, трудящиеся обеспечивают вооружённые силы материальными средствами борьбы, определяют техническое превосходство над противником.

В годы Великой Отечественной войны тыл Советских Вооружённых Сил сложился в мощный военно-хозяйственный организм, который был способен произвести, распределить, своевременно доставить, обеспечить сохранность огромного количества предметов военного назначения.

В эти годы наблюдалось сокращение числа занятых в народном хозяйстве, при этом доля женщин среди них возросла с 38 до 53%. В то же время пополнение Красной Армии необходимым количеством людских контингентов было, по существу, бесперебойным. Всё это требовало не только достижения определенной сбалансированности потребности в людских ресурсах между армией и народным хозяйством, но и внутри народного хозяйства — между его отраслями и экономическими районами.

Решение этой задачи усложнялось том, что военная экономика предполагала резкое увеличение общего фонда рабочего времени, поскольку военное производство отличается большой трудоёмкостью. Достаточно сказать, что для переработки одной тонны стали в предметы гражданского потребления расходовалось 95 чел.-часов, а для превращения такой же тонны в боевую технику — 159 чел.- часов.

Источниками увеличения общего фонда рабочего времени в народном хозяйстве явились: всеобщая трудовая мобилизация, удлинение рабочего дня, отмена или сокращение трудовых отпусков, запрещение увольнений по собственному желанию с промышленных предприятий, повышение интенсивности труда.

Планомерное обеспечение народного хозяйства трудовыми ресурсами осуществлял специально созданный Комитет по учёту и распределению рабочей силы при Совнаркоме СССР. Всего за годы войны им было мобилизовано 12 млн человек. Только в 1943 году было направлено: в промышленность и на строительство 1,3 млн человек, в сельское хозяйство 3,8 млн., на лесозаготовки 1,3 млн Увеличение рабочего дня и отмена очередных отпусков с началом Великой Отечественной войны привели к повышению загрузки производственных мощностей примерно на одну треть. Весьма эффективной была система подготовки рабочих в ремесленных и транспортных училищах, созданных в 1940 году. В годы войны они выпустили около 2,5 млн квалифицированных рабочих.

Все эти мероприятия, помноженные на небывалую самоотверженность, патриотизм и трудовой энтузиазм советских людей, работающих в тылу, социалистическое соревнование за быстрейшее выполнение заказов фронта, позволили резко увеличить эффективность общественного производства, повысить результативность труда. С мая 1942 по май 1945 года производительность труда в промышленности нашей страны повысилась на 43%, в том числе в оборонной — на 121%.

Фальсификаторы уроков Второй мировой войны фабрикуют различного рода измышления, призванные обосновать случайный характер поражения фашистской Германии, умалить значение экономической победы СССР. Распространяется, в частности, миф о решающей роли в экономическом крахе гитлеризма англо-американских бомбовых ударов. В действительности потери Германии от налетов англо-американской авиации были таковы: по углю — 2%, по коксу — 3%, по стали — 6%, по станочному парку — 6-7%.

В чём причина низкой эффективности бомбовых ударов англо-американской авиации по экономическим объектам фашистской Германий? Она состоит, прежде всего, в тех политических целях, которые ставили правящие круги США н Англии во Второй мировой войне. В настоящее время достоверно установлено, что реакционные круги этих стран умышленно затягивали войну, рассчитывая на то, что в вооруженной борьбе Советский Союз и фашистская Германия ослабят друг друга, подорвут свои силы, и тогда империалисты США и Англии продиктуют свои условия.

Этими коварными целями определяется и характер бомбардировок. Конечно, бомбардировки экономического тыла вызвали ряд диспропорций, затруднений, но они не смогли привести к серьёзной дезорганизации экономики Германии, существенно повлиять на её военно-промышленную машину. Угроза Черчилля «выбомбить» гитлеровскую Германию из войны оказалась таким же блефом, как и утверждения, будто англо-американские воздушные бомбардировки Германии «заменяли собой второй фронт» до вторжения союзников в Нормандию.

При соприкосновении с фактами лопается, как мыльный пузырь, второй миф, гласящий, будто США и Англия внесли решающий экономический вклад в победу над фашистской Германией в виде поставок Советскому Союзу оружия и боевой техники. Советские люди ценят помощь, оказанную нашей стране в борьбе против общего врага. Но нельзя при этом забывать, что удельный вес товаров, полученных СССР за Америки за годы войны, по отношению к размерам продукции, произведённой на наших предприятиях, не превысил 4%.

Второстепенную роль англо-американских поставок Советскому Союзу вынуждены признать и многие буржуазные авторы. Известный английский политический деятель Эрнест Бевин говорил, что «вся помощь, которую мы были в состоянии оказать, была незначительной по сравнению с громадными усилиями советских людей. Наши потомки, изучая историю, будут с восхищением и благодарностью вспоминать героизм великого советского народа».

Экономическая победа СССР над фашистской Германией достигнута благодаря великим преимуществам социалистической системы хозяйства. Действие экономических законов социализма, их сознательное и планомерное использование Советским государством, величайший героизм и самоотверженность советского народа, организующая и мобилизующая деятельность Коммунистической партии обеспечили нашей экономике исключительную гибкость, высокую маневренность н мобильность, недоступные для армий капиталистических государств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Работающим россиянам старше 65 лет раздадут больничные

Пт Апр 17 , 2020
В период с 20 по 30 апреля работающим россиянам старше 65 лет раздадут больничные листы, чтобы они могли придерживаться введенного в стране режима самоизоляции. О таком решении сообщили в Минтруда, передает ТАСС. Post Views: 173

Рубрики