Вторая волна. Что может спровоцировать еще более разрушительный удар по экономике

Надежд на быстрое восстановление мировой экономики после снятия карантинных ограничений практически не осталось. Более того, после выхода из чрезвычайного режима придется гасить долговой кризис и бороться с инфляцией.

Состоявшееся в среду, 13 мая, выступление председателя Федрезерва Джерома Пауэлла произвело на многих отрезвляющее действие. Быстрого восстановления американской экономики — главного мирового потребителя товаров и услуг — ждать не следует. Более того, беспрецедентные как по масштабу, так и по скорости принятия меры стимулирования, которые обошлись американскому бюджету почти в 3 триллиона долларов, «возможно, не являются последней главой» — денег придется потратить еще больше.

Призыв главы ФРС был направлен в сторону Конгресса, куда демократы внесли законопроект о дополнительных мерах поддержки, включающих раздачу денег населению, общей стоимостью еще в 3 триллиона долларов. Однако если за предыдущий пакет республиканцы безропотно проголосовали, новый билль демократов так просто провести не получится. Так, сенатор от Республиканской партии Рэнд Пол утверждает, что страна просто не может себе позволить и дальше наращивать дефицит бюджета и уровень госдолга. Вместо дополнительных стимулов он предлагает немедленно снять все карантинные ограничения и позволить людям вернуться к процессу зарабатывания денег.

Всего полтора месяца назад большинство экономистов, не говоря уже об участниках финансовых рынков, были уверены, что после отмены карантинных ограничений мировую экономику ждет быстрое «V-образное» восстановление. Что уже к концу текущего года про коронавирус и связанные с ним неприятности можно будет забыть как про предутренний кошмар и продолжать наслаждаться плодами так некстати прерванного экономического роста. Достаточно лишь помочь продержаться пару месяцев бизнесу и населению, не позволить обвалиться платежеспособному спросу. И тогда, выйдя на улицу после длительного заточения, люди с удвоенной силой примутся потреблять. Помогая создавать новые рабочие места и внося свою лепту в рост всеобщего благосостояния.

Фрагмент карикатуры Джеймса ГилреяИллюстрация: Wikimedia Commons

Однако драматическое сокращение занятости и резкое изменение модели потребления делают этот полный оптимизма сценарий несбыточной мечтой. Продажи всего, что не связано с поддержанием жизнедеятельности в период действия ограничений, рухнули. Раздача денег и беспрецедентная кредитная накачка всех без исключения национальных экономик проблемы не решают, по крайней мере до полной отмены карантина в США и Евросоюзе. А до этого еще далеко. Более того, щедрые стимулирующие меры имеют и побочные эффекты. Уже сейчас более чем в половине американских штатов размер пособия по безработице превышает средний доход тех, кто умудрился сохранить за собой рабочее место. Выходить на работу после карантина в этих обстоятельствах просто глупо.

Кроме того, экстраординарные бюджетные расходы — это рост госдолга. Который в развитых странах не только давно перешел все разумные границы, но и существенно ускорил темпы роста. Если вспомнить события последней рецессии 2008–2009 годов, ее продолжением стал европейский долговой кризис. Сейчас масштабы пузыря на рынке суверенного долга несопоставимо выше. Пока несоразмерные доходам траты государства финансируются за счет выкупа Центральными банками суверенных облигаций, то есть фактически за счет прямой эмиссии денег. До поры до времени это не выливалось в их обесценение: сокращение потребления не давало вырасти ценам. Избыточная денежная масса шла не столько на потребление, сколько на фондовые рынки. Однако сокращение потребительской активности имеет свой предел, который, похоже, уже достигнут. Достигнута и критическая масса тех, кто получает деньги, не производя товаров и услуг и не платя налогов. А они точно такие же потребители, как и те, кто работает и делится частью доходов с государственными бюджетами. Так что скачкообразный рост цен в рыночных экономиках после полного снятия ограничений выглядит практически неизбежным.

Поддерживать высокий уровень госдолга и даже его наращивать можно лишь в условиях чрезвычайно низкой инфляции, которая за последние годы в Европе и США стала слишком привычной, чтобы восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Раскручивание инфляционной спирали станет для финансовых властей весьма неприятной неожиданностью. Придется либо рисковать растущим социальным недовольством со стороны населения, которое за последние десятилетия привыкло, что цены могут только падать, либо экстренно сворачивать стимулы и повышать ставки. И для экономики это чревато последствиями, сопоставимыми с героиновой ломкой.

Для России, власти которой фактически возвели в абсолют количество «резервных валют» в государственной «кубышке» и строят всю финансовую и экономическую политику на надежности этих валют, вторая волна не сулит ничего хорошего. Резкое падение покупательной способности резервов, ради создания которых пришлось пожертвовать экономикой, будет «холодным душем» как для чиновников, так и для населения.

Максим Блант

https://snob.ru/entry/192846/?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Еще один район Саратовской области закрыли на карантин из-за коронавируса

Пн Май 18 , 2020
Надежд на быстрое восстановление мировой экономики после снятия карантинных ограничений практически не осталось. Более того, после выхода из чрезвычайного режима придется гасить долговой кризис и бороться с инфляцией. Состоявшееся в среду, 13 мая, выступление председателя Федрезерва Джерома Пауэлла произвело на многих отрезвляющее действие. Быстрого восстановления американской экономики — главного мирового потребителя товаров […]

Рубрики