Взгляд юриста на закон о дистанционном голосовании: «Власть снова всех обманула!»

О том, почему новый закон нарушает конституционные права россиян.

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Сейчас в медиа достаточно критики принятых Государственной Думой 13 мая поправок в закон об основных гарантиях избирательных прав граждан. В основном речь ведут о бессовестных фальсификациях. Давайте покритикуем происходящее за рамками этой модной темы.

Критика карго-законотворчества

Сначала поговорим об обстоятельствах принятия нового закона о дистанционном голосовании. У принятого законопроекта есть ряд характерных для большинства принимаемых Госдумой законов родовых дефектов.

Во-первых, в пояснительной записке к проекту нет аналитики относительно нюансов его применения. Законодатель устранился от аутентичного толкования. Толкование принявшим органом гарантирует единство правоприменительной практики в государстве. Как когда-то верно подметил В.И. Ленин, «…законность не может быть калужская и казанская, а должна быть единая всероссийская…». В арсенале защиты закона остается лишь судебное толкование, а оно на практике отличается от дела к делу, от суда к суду, потому что зависит от эрудированности и жизненного опыта судьи. Как вы понимаете, в Грозном и Москве или у бывшего секретаря-заочника и экс-начальника юрдепартамента «Газпрома» они сильно разные.

В пример отличного законотворчества можно ставить проект разработанного в период правления Николая II Гражданского уложения, которое сопровождалось очень подробным комментарием: как та или иная норма конструировалась, кто из разработчиков Редакционной Комиссии был за ту или иную формулировку, почему ряд вариантов отвергнут, по какой причине принят окончательный вариант нормы права. Отзывы зарубежных ученых и юристов на подобное нормотворчество были, по меньшей мере, восторженными. Нам завидовали даже германские и французские юристы.

Заимствование оттуда традиции законотворчества сделает действия власти понятнее, даст позитивную для СМИ почву, которой сейчас так не хватает; оживит дохлый политический ландшафт российской суверенной демократии без угрозы стабильности.

Во-вторых, финансово-экономическое обоснование законопроекта содержит ложное утверждение о том, что принятие федерального закона не потребует дополнительных бюджетных ассигнований из федерального бюджета. Очевидно, планируемые изменения повлекут дополнительные расходы на модернизацию системы ГАС «Выборы» и сервиса «Госуслуги» со 103 млн. пользователей.

В нашем случае особенности законотворческого обряда соблюдены, однако его участники забыли наполнить его содержанием. Это запускает множество негативных процессов в обществе за рамками правовой отрасли, но об этом пусть лучше расскажут социологи.

У депутатов-разработчиков законопроектов с институтом их помощников, взаимной поддержки многочисленных думских комитетов и с техническим аппаратом обеспечения деятельности есть возможность готовить пояснительные записки за рамками декларативных заявлений. Давайте делать качественный продукт, которым можно пользоваться.

Кстати, к теме содержания критикуемого карго-законотворчества хорошо подходит история защиты кандидатской диссертации на тему «Региональная экономическая политика и механизм ее реализации» инициатора законопроекта, депутата-единороса и кандидата экономических наук Дмитрия Ламейкина: случай, при котором польза научного процесса не важна, зато есть результат в виде статуса к.э.н. 60% диссертации Ламейкина от 2006 г. очень похожа на диссертацию Ильи Кушнира 2003 года «Взаимодействие социально-экономических интересов при формировании промышленной политики». Прямое цитирование чужого научного труда без указания автора модернизировано заменой «промышленная политика» на «экономическую политику».

Смерть независимости избирателя

И в конституции, и в измененном 13 мая Госдумой законе об основных гарантиях избирательных прав граждан закреплен принцип тайного голосования. Он нужен, чтобы исключить влияние посторонних на голосующего.

В законопроекте, пояснениях к нему и выступлении инициатора закона Ламейкина нет указания, как этот принцип государство собирается охранять.

Напротив, предлагаемый способ голосования через ЕАИС «Госуслуги» и почтовой связью позволяет проводить текущий и последующий контроль за волеизъявлением избирателя любой силой, заинтересованной в определенном способе и исходе голосования.

Все избиратели принадлежат к хорошо управляемым условным социальным группам по ограниченного списку: «работники», «студенты», «госслужащие», «пенсионеры», «подрядчики». Знание электоратом о контроле, вместе со стимуляцией воли страхом или поощрением сотворит на политическом поле маленькое социологическое чудо на следующем всенародном голосовании. Затем можно ожидать реакции противодействия от этого же электората в новых формах девиантного поведения, на контроль за которым власти придется расходовать еще больше собственных ресурсов.

Эпилог

Общее впечатление, что закон, изменяющий порядок волеизъявления избирателей, принят для локального решения какой-то одной проблемы, а его разработчики, осуществляя перепланировку, случайно развалили несущую стену фундаментального правового принципа, почувствовав суть созданной ими проблемы как тарелка — вкус пищи. Хотелось бы встретить на медиаполе публичную харизматичную фигуру из народных избранников с командой осознанной разработки новых законов. Кажется, конкурентов у такого человека пока нет.

 

https://svpressa.ru/society/article/265543/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

За спасение рейтингов Путина дорого заплатит вся Россия

Пн Май 18 , 2020
Система власти, выстроенная за 20 лет, не выдерживает испытания коронавирусом. Post Views: 168

Рубрики