За спасение рейтингов Путина дорого заплатит вся Россия

Система власти, выстроенная за 20 лет, не выдерживает испытания коронавирусом.

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Решение российского президента Владимира Путина начать выход из-под карантинных мер выглядело бы странным для любой страны, где фиксируется ежедневный и значительный прирост инфицированных коронавирусом, тем более, в тот день, когда число выявленных случаев заражения по стране превысило рекордные 11 тысяч человек. Об этом, анализируя публикации западных СМИ, пишет иранское информационное агентство Ахарин хабар.

По словам автора, мировые СМИ, следящие за развитием событий в стране, вышедшей недавно на второе место в мире по числу инфицированных, сразу начали обсуждать и комментировать это решение, пытаясь объяснить, чем оно могло быть «в действительности» вызвано. Действительно, сначала, когда во всем мире уже болели тысячи и тысячи человек, Россия не делала ничего, надеясь, видимо, что это обойдет ее стороной. А из карантина стала выходить вместе с Европой, которая действительно успела переболеть.

При этом, многие полагают, что это был своеобразный «шахматный ход» Путина, призванный передать ответственность за дальнейшее развитие событий местным властям. С другой стороны, для экономики огромной страны столь долго находиться «в подвешенном состоянии» тоже не было возможно.

Автор отмечает, что сразу после решения Путина прозвучало заявление зампредседателя правительства России по вопросам социальной политики Татьяны Голиковой о том, что только 11 регионов России из 85 могут себе позволить лишь «подумать» о постепенном снятии карантинных ограничений. Возможно, в подобных условиях могло показаться обоснованным предоставление Путиным главам регионов права самим решать, допустима ли отмена ограничений, иначе говоря, передача ответственности за эти шаги другим.

В статье приводится мнение британского политолога, эксперта по России и автора известной книги о Путине Марка Галеотти, считающего, что для понимания этого шага именно выражение «передача ответственности» является ключевым.

«Президент России, архитектор системы фактически абсолютной президентской власти в стране, вдруг обнаруживает, что в стране еще есть и местная администрация, но разумеется, это происходит в тот момент, когда ему это выгодно. Однако у местных властей нет ни авторитета, ни достаточных полномочий, чтобы что-то решить самостоятельно», — уверен эксперт.

Автор также напоминает, что эпидемия нарушила планы по предполагавшемуся референдуму по предложенным президентом России изменениям в Конституции, которые допускают возможность для действующего президента фактически занимать свой пост до 2036 года. Скептики и критики действующего президента считают, что референдум как раз можно было при желании организовать и провести в онлайн-формате. По их мнению, дело в том, что в стране сейчас для данного референдума — крайне «нежелательные» общественные настроения. Референдум вместо очередного триумфального шествия грозит стать в текущей ситуации «провальным» по той причине, что Путин сталкивается сейчас с беспрецедентным падением рейтинга.

Именно с этим многие наблюдатели и связывают «странное» решение президента — с одной стороны, оно сможет как-то укрепить его рейтинг, заметно пошатнувшийся из-за крайне топорно и двусмысленно введенных «ограничительных мер», которые в России принято называть «самоизоляцией», а с другой — это попытка снять с себя ответственность за ситуацию в стране, остающуюся очень сложной.

Кризис коронавируса, убежден автор, поставил перед Кремлем и существующей в стране политической системой очень серьезные вопросы — и задал он вопросы именно той системе, которую создал в России Путин в течение последних 20 лет.

— Глядя на ужесточение мер в Москве и области, где проживает каждый седьмой житель страны, я бы не назвал это таким уж «выходом из карантина», — подчеркивает старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— На их фоне запуск строек не выглядит как сильное смягчение. Выходить разрешили тем, у кого случаев немного. Наверно, решение правильное — учитывая, что экономика несёт потери и в этих регионах, и в стране в целом. Именно необходимостью запустить экономику решение и можно объяснить.

«СП»: — Почему мировые СМИ так резво бросились его обсуждать? Своих проблем мало?

— Путин — чуть ли не любимый герой западных СМИ. Не мировых, ибо Запад — не весь мир. С его помощью они часто отвлекают от внутренних проблем. А США и Британии с их очень неблагополучной картиной по вирусу сейчас точно необходимо отвлекать внимание от своих промахов. Вот они и пишут о России, да о Китае.

«СП»: — На Западе многие считают, что заявление, сделанное президентом России во вторник, было не просто разрешением гражданам страны выйти на улицы; этот своеобразный «шахматный ход» призван был передать ответственность за дальнейшее развитие событий местным властям. Но ведь Путин сразу передал местным властям ответственность за свои регионы в период эпидемии. Что тут нового? Правильно ли это было сделано, по-вашему?

— Учитывая размеры нашей страны, это вполне логично. Ничего нового в решениях Путина не было — он действительно дал главам регионов в этой части большие полномочия. Вероятно, англосаксонские СМИ в своё время это проглядели, и теперь это стало для них открытием.

«СП»: — Британский политолог, эксперт по России Марк Галеотти отмечает, что для понимания этого шага именно выражение «передача ответственности» является ключевым. По его мнению, президент России, архитектор системы фактически абсолютной президентской власти в стране, вдруг обнаруживает, что в стране еще есть и местная администрация, но разумеется, это происходит в тот момент, когда ему это выгодно. Однако у местных властей нет ни авторитета, ни достаточных полномочий, чтобы что-то решить самостоятельно, подчеркивает он. Прав ли он? Почему до этого наша вертикаль не позволяла передавать такие полномочия регионам, и оказались ли они готовы к этому?

— Он не совсем прав. Чечня и Татарстан у нас всё равно были «государствами в государстве», и степень централизации и единовластия в России он явно преувеличил. Но главы регионов часто действительно были не готовы брать на себя ответственность. Они привыкли исполнять указания Центра, или хотя бы ловить оттуда сигналы. Теперь же решать часто надо самим.

«СП»: — Автор напоминает, что вспышка коронавируса нарушила планы по предполагавшемуся референдуму по изменениям в Конституции. Скептики считают, что в стране сейчас для такого референдума — крайне «нежелательные» общественные настроения. Референдум вместо очередного триумфального шествия грозит стать в текущей ситуации «провальным», ибо Путин сталкивается сейчас хоть и не со столь явной, но с крайне жесткой, разрушительной критикой и враждебностью в свой адрес, и наблюдается беспрецедентное падение его популярности. Можно ли с этим согласиться? Если да, когда тогда можно его проводить?

— Популярность Путина и без коронавируса падала. Отнюдь не всем понравилось желание оставить его до 2036 года. Однако дальше начинается парадокс. Чем больше Запад будет требовать ухода Путина, тем скорее прокремлёвские СМИ смогут поднять его рейтинг, раскрутив тему западного вмешательства. Как бы ни падал рейтинг президента — рейтинг Запада в глазах основной массы населения России ещё ниже. И он может голосовать за поправки именно назло США и Евросоюзу.

«СП»: — Как отметил упомянутый Марк Галеотти, можно окончательно констатировать, что нынешняя ситуация в России — «самый серьезный вызов для Путина, не только как президента, но и как национального лидера», за все 20 лет его правления». И это тот вызов, который может «вполне закончиться его поражением». Действительно ли это вызов посерьезнее усмирения Северного Кавказа в начале нулевых или украинского кризиса?

— Вероятно, у коллеги короткая память. Коронавирус и близко не стоит с вызовами начала нулевых, 2008 и 2014 годом. То, что популярность Путина падает, вызвана усталостью от него. Где-то тем, что он не всегда предлагает свежие решения и для многих больше не олицетворяет движение России вперёд. Недовольство поведением власти во время этой эпидемии может только немного ускорить уже наметившиеся процессы падения рейтинга. Но точно не являются их причиной.

— Нашим высшим чиновникам понадобилось два месяца, чтобы догадаться, что меры против распространения коронавируса должны меняться от региона к региону, — отмечает член исполкома незарегистрированной партии «Другая Россия» Андрей Милюк.

— А ведь можно было изначально изолировать Москву, сразу ввести жесткие ограничения в пределах столицы, принудительно отправлять прибывающих из-за границы на карантин и не трогать остальные регионы.

Чисто психологически этого сделать не смогли — не захотели менять привычный ритм жизни, лишать себя комфорта. Это еще и показатель того, как наши власти будут себя вести, когда столкнутся с действительно серьезной для страны опасностью.

Россия имела лучшие стартовые условия, по сравнению с остальным миром: пандемия у нас началась позже, было время подготовиться. То, что у нас очень низкая смертность от коронавируса — следствие предпринятых мер. То, что мы сейчас на втором месте по числу заболевших — следствие нерешительности, косности власти.

«СП»: — Это действительно отражается на устойчивости федеральной власти?

— Такая ситуация, конечно же, бьет непосредственно по Путину. Мне кажется, некорректно сравнивать, как это делают на Западе, пандемию с чеченскими войнами и войной на Донбассе. У этих кризисов другая природа. В обоих случаях они воспринимались обществом, как внешняя угроза, и единственная претензия к Путину была в излишней мягкости.

Поэтому любые лишения «молчаливое большинство» принимало, как должное, как плату за субъектность России. Сейчас наши граждане страдают не от внешнего врага, а от действий конкретных чиновников. Естественно, у Путина появляется соблазн переложить всю ответственность на губернаторов, сделать их козлами отпущения.

Но не надо держать людей совсем за дураков. Они видят, что в этом кризисе Путин пассивен. Люди теряют заработки, им нужны деньги — все прекрасно понимают, что такие вопросы решает не условный губернатор Беглов в своем регионе и не министр финансов (кстати, кто вообще помнит его фамилию?), но только Император. Поэтому спрос будет именно с него.

Отсюда это спорное решение о выходе из карантинных мер прямо сейчас. В каких-то регионах оно напрашивалось уже давно, в каких-то явно преждевременно. Многое зависит от адекватности конкретных губернаторов, раз решения будут принимать они. В любом случае, выход из карантина — это мера для того, чтобы избежать «вертолетных» выплат.

«СП»: — На Западе постоянно говорят о вызовах для нашей власти…

— У нас пандемия проходит куда более спокойно, по сравнению со многими западными странами. Кризиса нам в любом случае не избежать — весь мир стремится к кризису, но зарубежные «специалисты по России» ведут себя, как дети малые: рисуют пальчиком решетки на портрете Путина, строят рожи и загробными голосами пророчат лично ему скорую расплату.

А с чего бы? В Европе еще ни одно правительство не слетело из-за бездействия во время пандемии, в США Трамп всё так же имеет неплохие шансы переизбраться. Наверняка, последствия коронавируса скажутся на выборах, но в России вопрос о власти на выборах не решается.

Путин так и будет находиться во главе страны, просто с меньшей поддержкой среди наших сограждан. Ни коронавирус, ни мировой кризис, ни санкции Западного мира не сделают за оппозицию ее политическую работу. Это должны понять, прежде всего, внутри самой оппозиции, перестать надеяться на «черного лебедя» и развернуться лицом к «молчаливому большинству».

Материал комментируют:

https://svpressa.ru/politic/article/265550/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Пенсионные накопления россиян снизятся в 2021-м году

Пн Май 18 , 2020
Система власти, выстроенная за 20 лет, не выдерживает испытания коронавирусом. Решение российского президента Владимира Путина начать выход из-под карантинных мер выглядело бы странным для любой страны, где фиксируется ежедневный и значительный прирост инфицированных коронавирусом, тем более, в тот день, когда число выявленных случаев заражения по стране превысило рекордные 11 тысяч человек. Об этом, анализируя публикации […]

Рубрики