Газета «Правда». От самоизоляции — к «самопослаблениям». А не поторопились?

«Переполох закончился: в Москве пропуска и прогулки строго по плану остались в прошлом. Ведь россияне должны одобрить Конституцию Путина», — пишет немецкая газета «Хандельсблат».

Газета «Правда».
2020-06-16 14:45

«АЛЬБЕРТ может вздохнуть с облегчением. В последнее время 40-летний татарин принимал своих клиентов в маленькой однокомнатной квартире в Белокаменной, — повествует журналист Андре Баллен. — Косметологической клинике, где до коронакризиса он арендовал помещение для оказания парикмахерских услуг, в апреле пришлось закрыться по требованию властей. Альберт несколько недель находился со своей семьёй на даче».

«Затем денежные запасы постепенно закончились, и Альберт вернулся в Москву, чтобы обслуживать своих клиентов дома, в ветхой «хрущёвке». Конечно, нелегально: ведь до недавнего времени в связи с эпидемиологической обстановкой по-прежнему действовали строгие официальные ограничения».

«Но теперь мэр Москвы Сергей Собянин их отменил. В одночасье — и быстрее, чем было запланировано изначально. Ещё в конце мая градоначальник продлил введённые карантинные меры до середины июня, вероятным было и их продление до июля».

«Теперь же всё иначе. Уже с 9 июня москвичам не нужно оформлять пропуска, чтобы выйти из дома».

«Собянин объяснил ослабление ограничений высокой дисциплиной жителей столицы, которая, по его словам, привела к значительному снижению числа заражений. При этом в последнее время хвалёная дисциплина москвичей оставляла желать лучшего, — указывает издание. — Несмотря на грозящие штрафы, всё больше граждан в последние недели покидали свои четыре стены, становившиеся слишком тесными. Эта тенденция заметно усилилась с потеплением погоды».

«Число заражений, как правильно заявил Собянин, снизилось. Однако оно по-прежнему остаётся действительно высоким: накануне отмены ограничительных мер было выявлено ещё 2000 инфицированных. По всей России власти в начале недели и вовсе сообщали о почти 9000 новых подтверждённых случаях заражения COVID-19 и 112 смертях».

«Но тем временем есть нечто более важное: президент Владимир Путин хочет провести отложенный парад в честь Дня Победы. Непосредственно после него начнётся голосование по новой Конституции, которое продлится неделю до 1 июля».

«Рекламные плакаты для референдума уже висят. Согласно им, только новый Основной Закон может спасти российскую культуру и язык, суверенитет страны и память предков. В рекламе не упоминается лишь главная цель — продление срока президентства Путина. Российские социологи наблюдают масштабное падение рейтинга национального лидера среди населения. Поэтому для Кремля так важно провести плебисцит как торжественное завершение коронакризиса», — полагает «Хандельсблат».

***

«Московский барбер Денис провёл уже четыре недели на общенациональном карантине, парализовавшем его бизнес, когда в конце апреля ему позвонил потенциальный клиент, отчаянно нуждающийся в подстрижке. Человек по телефону умолял о встрече, несмотря на то, что салон был закрыт, и Денис смягчился. Но его ждал неприятный сюрприз: попав внутрь, посетитель представился городским чиновником и наложил на салон штраф в размере 50 тысяч рублей за нарушение карантинных правил», — пишет британская газета «Файнэншл таймс».

«ЕСЛИ бы правительство действительно заботилось, если бы оно действительно хотело помочь малому бизнесу, оно оказало бы нам финансовую поддержку или позволило бы нам работать, — рассказывает 34-летний Денис, отказавшийся называть свою фамилию. — А теперь я должен идти в суд».

«Пандемия коронавируса вынудила Кремль требовать двух, казалось бы, противоположных вещей: сохранить ограничения, дабы подавить распространение смертоносной инфекции в стране, занимающей третье место в мире по числу заболевших COVID-19, и снять карантин, который, согласно прогнозам Центробанка, грозит привести к сокращению ВВП на 6% в этом году. Малые и средние предприятия, такие как бизнес Дениса, оказались в ловушке между двух огней. В течение всего апреля президент Владимир Путин обязал их выплачивать зарплату сотрудникам, но в то же время приостановить их деятельность. Теперь они подвергаются почти ежедневным изменениям в местных правилах, регулирующих их работу, одновременно ожидая государственных финансовых грантов, не выдерживающих никакого сравнения с предлагаемыми в западных странах», — передаёт газета.

«У нас нет кредитных каникул, нет выплат», — указывает Денис, отмечая, что российское правительство включило такие компании, как «Макдоналдс», в список организаций, которым было разрешено продолжать свою деятельность, а такие предприятия, как его, — нет. Хотя малые и средние компании составляют лишь одну пятую ВВП, они — важная часть сектора услуг, гостиничного бизнеса и розничной торговли, которые являются важными работодателями в крупных городах, таких как Москва».

«Апрель был очень ужасным месяцем для РФ, как и для других стран. Все, начиная от компаний среднего бизнеса и меньше, столкнулись со значительным падением объёмов производства, — отметил Владимир Тихомиров, главный экономист Финансовой группы BCS в Москве. — Негативное экономическое давление на российскую экономику в данной ситуации будет ощущаться гораздо дольше, чем думает большинство людей. Доверие потребителей и безопасность рабочих мест останутся проблемой в течение некоторого времени».

«Примерно треть российских компаний утверждают, что им угрожает банкротство, согласно опросу, проведённому в конце апреля Центром стратегических исследований, российским аналитическим центром. «Доход домохозяйства значительно сократится… и государственные меры поддержки помогают мало, — продолжает тему Ярослав Совгира, глава банковской группы по России и СНГ в агентстве «Мудис». — На самом деле малому и среднему бизнесу достаётся очень мало денег».

«В реальности безработица намного выше официальной статистики», — добавил он.

Издание напоминает, что в середине мая в социальных сетях на юге России начался протест под хештегом #nakedrestaurants и распространился по большей части страны, в рамках которого работники ресторанов позируют обнажёнными, но в масках, требуя от правительства снять ограничения и разрешить им работать.

«Официальные указания порой противоречивы. 19 мая мэр Москвы Сергей Собянин использовал телевизионное интервью, чтобы предупредить, что угроза со стороны COVID-19 остаётся высокой, но предположил, что через несколько дней он значительно ослабит ограничения», — говорится в статье.

«Финансовый ответ Кремля на пандемию оказался скупым. В апреле, когда уровень заболеваемости был ниже, чем в других странах с развитой экономикой, Кремль фактически переложил расходы на карантин на работодателей, заставив их выплачивать зарплату персоналу, которому приказали оставаться дома, и истощать их денежные резервы, сохраняя при этом государственные, — пишет «Файнэншл тайс». — В мае, когда Россия превратилась в глобальную горячую инфекционную точку, правительство начало внедрять некоторые финансовые стимулы. Но оно не горело желанием задействовать Резервный фонд на сумму 165 млрд долларов, накопленный от продаж нефти в прошлом, вместо этого предназначив его для заполнения дыры в бюджете, вызванной текущим падением цен на «чёрное золото».

«По словам аналитиков, общая обещанная сумма эквивалентна 1,8% ВВП, или дополнительным 10% государственных бюджетных расходов, что является малой долей сумм, обещанных такими странами, как Германия, Франция или Великобритания. «Для Кремля политическая стабильность гораздо важнее, чем более эффективная экономика», — подчёркивает Тихомиров».

От самоизоляции — к «самопослаблениям». А не поторопились?

В Подмосковье с 3 июня заработали парикмахерские и салоны красоты. С 1 июня в области открыты многофункциональные центры и строительные магазины, разрешены прогулки в парках, а библиотеки возобновили выдачу книг.

В ДРУГИХ РЕГИОНАХ из ограничительных мер остались разве что закрытые рестораны и торговые центры. При этом динамика распространения коронавируса там не снижается. Причина, наверное, в том, что власти большинства субъектов Федерации поторопились с самоизоляцией: режим нерабочих дней был введён сразу по всей стране. Но во многих регионах на тот момент коронавируса или не было, или прирост заболевших составлял единицы в сутки на всю область или край.

И вот регионы более или менее дисциплинированно просидели на самоизоляции первую неделю апреля, а затем, как метко выразился ранее в эфире Business FM один самарский депутат, перешли к режиму «самопослаблений».

Это видно и по индексу «Яндекса», который показал, что после майских праздников большинство городов по факту вернулись к допандемийной активности. И это при том, что прирост заражённых там несравним с теми же апрельскими показателями. Тверская область, последняя неделя мая — 53, 46, 52, 41, 43 новых диагноза в сутки. Работает там уже всё, кроме кинотеатров и общепита, говорит редактор местного информационного портала Week-End Александр Гамбург:

«У нас больницы открывают дополнительные корпуса, поликлиники, другие отделения больниц перепрофилируются временно. Мне бы хотелось увидеть статистику по тем, кто лежит с воспалением лёгких, с пневмонией, потому что ставят диагноз в основном «пневмония», а статистика по «ковиду» последние дни не меняется. То есть у нас непонятно, когда пик, когда спад, когда плато. Ограничения снимают, а рост как он был, так и продолжается. Поэтому я делаю такой вывод, что, наверное, уже просто махнули рукой, чтобы спасать экономику».

Тульская область. Рассказывает главный редактор информационного агентства «Тульские новости» Юрий Зайцев:

«На этой неделе региональное правительство, оперштаб говорили, что ориентировочно пик наступил у нас. Наверное, уже где-то шесть дней более 100 случаев фиксируется. Если не ошибаюсь, позавчера пиковый был — 112. И с 1 июня открываются кафе, но только летние веранды, соответственно, при соблюдении определённых требований, вводится масочный режим на территории всей области. Но он действует только в помещениях, то есть это супермаркеты плюс ещё остановки общественного транспорта».

КАК ВИДИМ, Тула перешла ко второму этапу снятия ограничений на пике пандемии. Однако эксперты говорят, что для принятия решения регионами о снятии тех или иных ограничений они должны ориентироваться на три показателя: запас коечного фонда, индекс RT, показывающий, сколько здоровых людей может заразить один заболевший, и доступность тестов на коронавирус.

Формально все эти показатели регионами наверняка соблюдаются. Но вот ещё пример. Калуга, молодая семья, имеющая достаточные доходы, чтобы за свой счёт проводить все необходимые процедуры. Заболели. Продолжает калужанка Ксения:

«Мы 22-го числа позвонили по всем нашим центрам, где можно было сдать анализ на «ковид». Но нас записали на мазок только в одном месте, и мазок не сразу, а через несколько дней. Других вариантов узнать о том, что у нас коронавирус, платно не было возможности. Мы через знакомых нашли выход на платную «скорую», у нас взяли тесты, из пальца кровь и, соответственно, антитела у меня, супруг ещё на тот момент болел. Нигде это не было, конечно, зафиксировано, что мы болеем».

Платные тесты пришли в регионы только недавно. А с бесплатными ситуация обстоит так: свекровь калужанки Ксении, имея на руках снимки КТ, подтверждающие двустороннюю вирусную пневмонию, ждёт теста ПЦР уже неделю. К ней обещают прийти лишь в первых числах июня. И это всё происходит в Калуге, лишь за 180 километров от Москвы. Число заболевших в Калужской области за последнюю неделю мая — от 90 до 108 каждый день, если верить статистике.

То, насколько она точна, красноречиво показывает вышеописанная ситуация. Здесь люди с коронавирусом ходят на работу, по магазинам и ни в какие базы данных не попадают. Индекс самоизоляции «Яндекса» в Калуге — 1,5 балла. А в марте он составлял 1,1—1,2. То есть никакой самоизоляции почти не наблюдается.

А что происходит в Подмосковье? Примерно месяц назад у жительницы Химок Карины резко подскочила температура. Началась лихорадка. Восемь часов ожидания «скорой», диагноз — ОРВИ. Далее потеря обоняния, диарея, слабость, при которой человек не может встать с постели, и температура, которая не падает. Несколько визитов врачей, и ни одного теста на коронавирус, рассказывает Карина:

«Мне объяснили, что берут тесты только у тех, кто контактировал с заболевшими и кто точно может назвать фамилию, имя, отчество этого человека. Если он есть у них в базе, то тест возьмут без проблем. А если просто сказать, что заразил некий Иванов Иван Иванович, то этого недостаточно. Спрашиваю: «А почему вы отказываетесь брать у меня тест, если у меня есть очевидные симптомы?» Ответ был такой: «Вот у вас в микрорайоне живёт порядка семи тысяч человек. Такие же симптомы, как и у вас, у 600 человек. Мы не можем брать тесты у всех. И если больной не при смерти и тем более если КТ не показывает страшного повреждения лёгких, то мы и не обязаны статистику портить».

Диагноз Карине затем в документах изменили на «затяжное ОРВИ». При этом заставляли лично приходить в поликлинику для продления больничного листка. Наличие у неё температуры 37,2 и очередей в больнице никого не смущало. Вскоре даже больничный ей отказались продлевать, чтоб не было перерасхода дней. И выписали с температурой 37,2.

Конец данной конкретной истории был счастливым: когда Карина поправилась окончательно и на работе ей сделали тест на антитела, то оказалось, что они у неё есть. То есть «ковидом» она всё-таки переболела, хотя местные здравоохранители продолжают это отрицать. Чтоб не портить статистику.

Пётр СИДОРОВ.

 

Горькие рекорды

Падение уровня жизни в России из-за карантинных мер и пандемии коронавируса не имеет аналогов в новейшей истории российской статистики. По оценке экспертов «Центра развития» Высшей школы экономики, во втором квартале реальные располагаемые доходы россиян в годовом выражении обрушились на 21,8%.

ЭТО ВДВОЕ БОЛЬШЕ пиковых значений как кризиса 2008—2009 годов, так и рецессии 2015—2016 годов, когда максимальное падение достигало 10,7% и 9,5% соответственно (декабрь-2008 и август-2016). По итогам 2020 года спад доходов может оказаться двузначным и более чем втрое превысить прогноз мин-экономразвития, которое предрекает россиянам потерю 3,8% дохода с учётом инфляции и обязательных платежей, полагают в ВШЭ.

Меры поддержки, анонсированные правительством и президентом, выглядят мизерными по сравнению с масштабом кризиса в кошельках: пакет помощи апреля и начала мая покрывает лишь одну десятую от потерянных населением доходов (2,2 процентного пункта).

В мае власти анонсировали дополнительные вливания в размере 250,3 млрд рублей, включая спецдоплаты соцработникам, повышение пособий по уходу за ребёнком (до 6751 рубля), выплаты на детей (5—10 тыс. рублей), возврат налогов самозанятым (в среднем 3 тыс. рублей на человека) и повышение минимального пособия по безработице до 4,5 тыс. рублей.

Эти меры компенсируют ещё меньшую часть от выпавших доходов. По итогам года люди обеднеют в реальном выражении на 8,2—12,1%, прогнозирует ВШЭ. Это отбросит уровень жизни на 12 лет в прошлое: доходы вернутся на уровень 2008 года. Расчёты сделаны на основе предположения, что 12,5% населения потеряет работу, а ещё столько же будет получать лишь половину от прежнего заработка.

Результаты опросов не показывают улучшения ситуации, скорее, наоборот, констатирует замдиректора «Центра развития» ВШЭ Светлана Мисихина. На конец мая 13,5% респондентов сообщали, что полностью лишились дохода, у 31,8% опрошенных доходы значительно снизились, ещё у 15,7% они упали незначительно, 9,8% потеряли работу, 8,8% ушли в отпуск — неоплачиваемый или оплачиваемый частично.

По данным ЦСР, за февраль — май у 58% респондентов уменьшился доход семьи, у 5% — семья практически полностью лишилась дохода.

По оценкам Левада-центра, 32% россиян столкнулись с урезанием зарплат, 26% сообщили, что либо их уволили, либо работы лишился кто-то из членов семьи. Причём без зарплат и без работы остаются в том числе работники госсектора: 18% и 14% соответственно.

«Возможно, это связано в том числе и с тем, что снижаются выплаты работникам бюджетного сектора: например, у преподавателей вузов может отмечаться снижение нагрузки за счёт введения дистанционного обучения; при сокращении средств ОМС, переводимых в медицинские учреждения из-за сокращения числа пациентов в период ограничительных мер, медицинские учреждения могут испытывать недостаток средств для выплаты заработных плат», — поясняет Мисихина.

Александр ВОРОНЦОВ.

***

 

На восстановление экономики Евросоюза после пандемии COVID-19 предложено потратить 750 млрд евро. Но как собрать такую астрономическую сумму? Самый обычный способ — поднять подоходные налоги. По оценкам Еврокомиссии, это принесёт в казну сообщества дополнительно около 30 млрд евро в год.

А ВОТ деловые круги Брюссель хочет обложить корпоративными налогами. В настоящее время такая практика широко используется странами-членами, причём на льготных для бизнеса условиях. С американских технических гигантов предлагается взыскать цифровой налог. «Большое преимущество цифрового налога состоит в том, что он может быть введён в одностороннем порядке странами ЕС, не желающими причинять вреда себе, — цитирует Свена Гиголда, немецкого евродепутата и эксперта по налогообложению, агентство «Рейтер». — Подоходный налог собирается на месте потребления, а корпоративный — пока только на месте производства. Введение же цифрового налога явится хорошим предвестником более широкой реформы корпоративного налога».

Не грех сыграть и на заботе об экологии. Дабы заодно сохранить и окружающую среду, предлагается обложить «зелёным» налогом всё что можно: европейские компании, слишком загрязняющие атмосферу; товары из третьих стран, недостаточно сокращающих выбросы углекислого газа (иначе это называется «углеродной корректировкой»); производителей пластиковой упаковки, не подлежащей утилизации.

Однако Хорхе Нуньес Феррер, сотрудник брюссельского Центра исследований европейской политики, считает, что весьма рискованно наказывать международных партнёров, не столь решительно борющихся с климатическими изменениями. «Единственная проблема, связанная с углеродной корректировкой, заключается в следующем: ЕС не властен навязать её другим, если только не намерен развязать с ними торговой войны, — отметил Феррер. — А посему требовать снижения выбросов нужно осторожно и постепенно. Торговые партнёры должны это понимать и принимать. Они ведь не хотят быть похожими на Трампа. В любом случае для введения «зелёных» налогов потребуется время».

Ещё один способ получить больше финансовых ресурсов — постепенно отменить скидки, предоставленные некоторым из государств с наибольшим взносом в бюджет Евросоюза за то, что они сами оплачивают многие свои крупные нужды. Однако во времена рецессии эти страны вряд ли откажутся от такой привилегии, зато попытаются найти новые источники дохода.

«Интересно, что Германия приняла решение в пользу поиска новых ресурсов вместе с Францией, — продолжает брюссельский эксперт. — Эти экономные государства встретят в штыки отмену своих скидок, но в то же время едва ли захотят терять контроль над общим бюджетом. И поскольку взносы каждого члена евросообщества должны согласовываться единогласно, боюсь, процесс затянется».

Еврокомиссия ожидала, что её «спасительные» налоговые схемы будут встречены скептически. Поэтому Брюссель советует вводить любые новые налоги лишь начиная с 2024 года, когда наступит время возвращать долг за подъём экономики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Сергей Обухов про продолжающийся наезд на КПРФ и контуры двухпартийной системы

Вт Июн 16 , 2020
«Переполох закончился: в Москве пропуска и прогулки строго по плану остались в прошлом. Ведь россияне должны одобрить Конституцию Путина», — пишет немецкая газета «Хандельсблат». Газета «Правда». 2020-06-16 14:45 «АЛЬБЕРТ может вздохнуть с облегчением. В последнее время 40-летний татарин принимал своих клиентов в маленькой однокомнатной квартире в Белокаменной, — повествует журналист […]

Рубрики