Нарушения в ходе дистанционного электронного голосования в июле 2020 года. Записка Отдела ЦК КПРФ по проведению выборных кампаний

Дистанционно проголосовать по поправкам в Конституцию РФ можно было жителям Москвы и Нижегородской области в период с 25 по 30 июня 2020 года.

Для этого в начале требовалось пройти регистрацию с 5 июня по 21 июня на портале Госуслуг или mos.ru. Зарегистрировалось 1 190 726 избирателей, из которых 1,05 млн. москвичей и 139,5 тыс. нижегородцев. Приняли участие в электронном голосовании 1 107 648 избирателей, из которых 1 090 211 человек сделали выбор и поставили на бюллетене отметку «за» или «против», один электронный бюллетень был испорчен.

Обухов С.П., секретарь ЦК КПРФ, член Президиума ЦК КПРФ, Волков Н.Ю., зам. зав. Отделом ЦК КПРФ, Цупко В.В.
2020-07-08 08:48 (обновление: 2020-07-08 17:27)

Обухов Сергей Павлович
Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, д.полит.наук

Таким образом, число «электронных голосов» в г. Москве составляет более 20% от всех голосов, поданных москвичами в ходе общероссийского голосования. Явка на электронном голосовании составила 93%.

Эти данные проиллюстрированы на рис.1.7.

Средние результаты по Москве хуже, чем итоги электронного голосования: «за» в среднем 65,29%, а электронным способом – 62,33%. Еще более значима разница электронного и среднего результата в Нижнем Новгороде. Здесь «за» в среднем 79,3%, а электронным способом – 59,7%.

 Рисунок 1.7

 

 

 

 

 

 

 

 

Очевидно, что при разгуле досрочно-надомного голосования перед организаторами ДЭГ не стояла задача крупных фальсификаций. Важнее было поддержать подмоченную репутацию самого механизма ДЭГ. Кроме того, ДЭГ послужил очень эффективным механизмом принуждения работников к голосованию под присмотром работодателя. 134 жалобы в ЦИК на принуждение к голосованию – беспрецедентно много (особенно, учитывая, что заявители рисковали потерять работу).

По крайней мере, в этот раз фальсификации на электронном голосовании оказались меньше, чем фальсификации при надомном голосовании…

 

  1. Нарушения.

В этот раз, как и в 2019-м, система электронного голосования сбоила, не выдерживая нагрузки, шифрование удалось расшифровать, в файлах-выписках из блокчейн-системы 12 часов не появлялись новые данные, наблюдатели теряли возможность осуществлять и без того мизерные полномочия. В ЦИК поступило 134 жалобы на принуждение к голосованию, в т.ч. ДЭГ (надо отметить мужество заявителей, потому что большинство молчит в страхе потерять работу).

Более того, ЦИК не имел права формировать ТИК ДЭГ вопреки порядку, установленному ст. 26 Федерального закона №67-ФЗ, что само по себе делает установление действительных итогов ДЭГ юридически невозможным.

Система ДЭГ по-прежнему не имеет защиты от неоднократного голосования. 25 июля журналист Павел Лобков проголосовал дважды, потому что не был вычеркнут в списке своего УИК. Согласно п. 2.1.1 и 2.1.7 инструкции ЦИК такое вычеркивание производится автоматизировано (не от руки) на основании данных ГАС «Выборы», где, судя по всему, и был сбой.

Из-за резонанса, вызванного неоднократным голосованием журналиста, все бюллетени в соответствующем ящике для голосования признаны недействительными, а проверка списков выявила еще 12537 невычеркнутых участников голосования.

Однако если бы журналист скрыл факт неоднократного голосования, все они имели бы возможность проголосовать неоднократно. Защитный механизм системы не сработал, а дополнительная проверка не была запланирована в инструкциях ЦИК. Сказанное свидетельствует о том, что главной целью лиц, заявляющих о практической возможности неоднократного голосования, является не изменение итогов голосования, а привлечение внимания к проблемам ДЭГ, требующим решения.

То же касается проживающей в Израиле гражданки России Яэль Ильински, которая проголосовала трижды: с помощью ДЭГ, в посольстве Российской Федерации в Тель-Авиве и в консульстве в Хайфе. Еще один голос принят от ее несовершеннолетней дочери.

В рамках проверок по нашумевшему неоднократному голосованию также было выявлено, что почти 2000 личных кабинетов граждан, используемых для ДЭГ, зарегистрированы с нарушением установленного порядка. Правоохранительные органы проверяют данные журналистов о том, что за каждую регистрацию аккаунта для голосования на mos.ru организаторы предлагали 75 руб., а за каждый «голос», отданный в поддержку поправок, – еще 50 руб.

Причем заместитель председателя Общественной палаты Москвы Алексей Венедиктов, курирующий ДЭГ, признал, что «из этого числа успели проголосовать 547 москвичей».

Выявить и признать недействительными их голоса отдельно нельзя. Из-за этого достоверно определить волеизъявление участников ДЭГ невозможно, поэтому ДЭГ должно быть признано недействительным в полном объеме.

Но на этом проблемы ДЭГ не заканчиваются. В ГАС «Выборы» данные по ДЭГ данные по ДЭГ не соответствуют действительности. Например, на УИК №3395 число участников голосования, исключенных из списка в связи с заявлением на ДЭГ – 7296 человек, при том что в списке их 2044.

 

 

 

 

Аналогичная ситуация либо аномальный процент участников голосования, исключенных из списка в связи с подачей заявлений на ДЭГ, наблюдается на УИК г. Москвы №№ 3320, 3394, 3396, 3382, а также 3433, 3397, 3398, 3384, 3366, 3378, 3315, 3351, 3389, 3356, 3209, 3370, 3368, 3385, 3379, 3426, 3299, 3455, 2791, 1599 и множестве других участков. Всего в Москве пытались исключить из списков 36478 «лишних» участника ДЭГ.

Зампредседателя ЦИК Николай Булаев объяснил произошедшее так: «Все акцептированные заявления на дистанционное электронное голосование в Москве (1 051 155 штук) проходят через ЦИК. Чтобы человек, выбравший дистанционное электронное голосование, был вычеркнут из списка избирателей, голосующих традиционным образом, ЦИК должен направить в участковую комиссию по месту его жительства сообщение. Таких уведомлений по Москве было направлено 1 087 633. В этом случае ЦИК, чтобы перестраховаться, отправляет уведомления в несколько участковых комиссий, руководствуясь совпадением по адресу, но не по ФИО. Участки в Троицке — это участки, обслуживающие адреса без улиц. Поэтому именно это машина сочла совпадением и направила в эти участковые комиссии, на всякий случай, уведомления на исключения избирателей, которые на этих участковых комиссиях даже не зарегистрированы. Такая вот дальновидная машина в ЦИК».

Важно подчеркнуть абсурдность изложенных объяснений. Нет смысла пытаться исключить участника ДЭГ из списка УИК, где человек не прописан, т.к. он в принципе не может туда прийти и проголосовать. Он смог бы проголосовать только на своем УИК 1 июля после того, как проверят, что 25-30 июня он не проголосовал через интернет.

 

  1. Выводы.
    1. В преддверии выборов в Государственную Думу ФС РФ необходимо обратить внимание на огромную опасность механизма дистанционного электронного голосования (ДЭГ). В Москве в 2020-м году проголосовало электронно более 20% от всех голосовавших в столице. Очевидно, процент электронно-голосующих на выборах в Госдуму в 2021-м году в крупнейших мегаполисах будет ещё выше. А даже 20% достаточно, чтобы полностью «перекроить» итоги выборов.
    2. Данные по электронному голосованию в Москве и Нижегородской области хуже для партии власти, чем средние итоги голосования. Но у нас нет причин считать и эти данные честными. Можем сказать лишь, что фальсификации при досрочно-надомном превзошли фальсификации электронным способом. Примеры вопиющих сбоев системы ДЭГ приведены выше.
    3. Все разговоры специалистов ДИТ мэрии Москвы про невозможность фальсификации ДЭГ из-за, якобы, использования механизма «блок-чейн» и про «полную публикацию кода программы» неоднократно разбирались представителями МГК КПРФ в технической группе при ДИТ Е.В. Фединым, В.К. Аржаником и Е.В. Козиным и была показана их несостоятельность.
    4. Блок-чейн на серверах одного пользователя – это профанация данной технологии. Код программы подсчёта голосов опубликован не полностью. Е.В. Фединым найдены подозрительные фрагменты кода, идеально подходящие для вставки в любой момент фальсифицирующих фрагментов программы.
    5. Главная же проблема не в самой программе подсчёта голосов. Во-первых идентификация избирателя происходит на сайте мэрии Москвы mos.ru (именно там решается, кто имеет право голоса, кто нет). И код этого сайта никто в открытый доступ выкладывать не собирается. А это и риск многократного голосования, и голосования на региональных выборов лиц из других регионов и многое другое. Да и вообще, ситуация, когда ключевым элементом избирательного процесса при ДЭГ является сайт органа исполнительной власти, полностью противоречит Тем самым был грубо нарушен принцип невмешательства исполнительной власти в организацию избирательного процесса.
    6. Во-вторых, в принципе отсутствует механизм верификации, что в ходе выборов работает действительно опубликованная и кем-то проверенная программа, а не иная копия. Это проблема не имеет сугубо технического решения, для её решения нужен комплекс организационных и технических мер, согласованный всеми участниками избирательного процесса (избирательной системой, властями, партиями, наблюдательскими организациями). Нынешняя система ДЭГ при любых технических решениях проверяема лишь её организаторами.
    7. В МГК КПРФ поступают многочисленные обращения жителей столицы, не подававших заявки на электронное голосование, но получивших код подтверждения и письмо с благодарностью за участие в нём. Похоже, что значительная часть из «проголосовавших электронно» — это не просто недобровольное голосование, а полный фальсификат (как и при досрочном голосовании «на дому»). Зафиксирована ситуация, когда 12,5 тыс. избирателей Москвы не были вычеркнуты из списков избирателей, в связи с электронным голосованием. Это означает, что эти москвичи могли проголосовать дважды.
    8. Складывается ощущение, что в ходе общероссийского голосования по поправкам в Конституцию система ДЭГ решила следующие задачи. Она выступила автоматизированной системой, упрощающей для ряда корпораций и предприятий принуждение своих сотрудников к голосованию. Было резко расширено поле эксперимента ДЭГ. С одной пятнадцатой Москвы он был полностью расширен на два региона. Уже объявлено, что в 2021м году ДЭГ будет проводиться по всей стране. Меньшая степень «коррекции» голосов избирателей при ДЭГ, чем при голосовании на дому призвана частично поправить имидж процедуры после фактов вопиющих фальсификаций на ДЭГ в 2019 года. При этом система ДЭГ в версии 2020 года полностью сохранила свой потенциал для фальсификаций голосования, проявленный в 2019 году на выборах депутатов Московской городской думы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Сергей Обухов - «Свободной прессе»: «Кремль совершает ошибку, желая увековечить свой триумф 1 июля»

Ср Июл 8 , 2020
Дистанционно проголосовать по поправкам в Конституцию РФ можно было жителям Москвы и Нижегородской области в период с 25 по 30 июня 2020 года. Для этого в начале требовалось пройти регистрацию с 5 июня по 21 июня на портале Госуслуг или mos.ru. Зарегистрировалось 1 190 726 избирателей, из которых 1,05 млн. […]

Рубрики