«Обнуление» национальной валюты

Банк России заявил, что не планирует проведение деноминации рубля. Тем не менее, слухи о ней появились неспроста.

Народ в России заскучал по копеечным зарплатам — только так и можно объяснить неожиданный запрос на деноминацию национальной валюты раз этак в 100, а то и в 1000, как в 1997 году. Тему «лишних нулей» первым поднял на днях глава информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. Далее к дискуссии присоединились авторитетные экономисты, причем — с особым энтузиазмом, так как тема «обнуления» до сих пор касалась только политиков.

Фото: Nikolay Gyngazov/Global Look Press

Разуваев обосновал своевременность деноминации таким аргументом: последний раз три ноля с российских купюр списывали в 22 года назад, но с тех пор миновала целая эпоха, а рубль заметно потерял в стоимости относительно мировых валют, услуг и товаров. Номинальный объем наличности в стране неприлично вырос — на начало июля он превысил 11,6 трлн рублей.

Деноминация, по мнению Разуваева, чисто техническая, недорогая процедура, которая, тем не менее, сократит денежную массу в стране и вернет в оборот забытую копейку. Аналитик считает, что оптимальный вариант деноминации был бы 1 к 100. То есть, тысяча современных рублей превратится в десять, а десять рублей — в копейку.

Разумеется, у предложенной реформы немало противников в среде экономистов. Например, руководитель института экономики РАН Руслан Гринберг полагает, что деноминацию разумно проводить в более спокойных условиях, но никак не на фоне пандемии коронавируса и экономического спада. Тем более, резкого обесценивания рубля пока не наблюдается, а деноминация способна его спровоцировать, так как население может запаниковать.

Впрочем, это как раз вопрос спорный, так как старшее поколение россиян очевидно тоскует по гордому полновесному рублю. В разговорной речи тысячные купюры много лет называют рублями. То есть, национальная валюта уже давно стихийно деноминирована в 1000 раз. Если финансовая цифирь будет приведена в мало-мальское соответствие с реальностью, это вызовет скорее не панику, а оптимизм, как разумный шаг со стороны властей.

Опять-таки, если соблюдать необходимую осторожность, то реформа может вызвать очень радужные ассоциации с ценами в стабильном «позднем» СССР. Хотя, без негативных эмоций тоже не обойтись.

Допустим, решено будет деноминировать нацвалюту в 1000 раз и у рубля уберут три нуля. Сравним цены, скажем, с памятными 1980-ми годами. Разовый проезд в московском метро сейчас стоит 50 рублей, после деноминации будет стоить 5 копеек. Бинго! Полное совпадение.

Чиновники и работники госкорпораций, официально получающие сейчас зарплату 350−400 тысяч рублей, будут получать соответственно 300−400 рублей, что сопоставимо с месячными доходами советской номенклатуры. Бензин, по цене 4−5 копеек за литр, оказывается по стоимости едва ли не в 10 раз ниже «эсэсэсэровского».

В плане стоимости продуктов питания получается, вообще, праздник какой-то! Батон хлеба — 3−4 копейки, картошка — 3−4-5 копеек за килограмм, помидоры — 8−12 копеек. Поразительно дешевое мясо — 25−40 копеек килограмм. Мечта советских инженеров-конструкторов — автомобиль «Жигули», всего-то 450 рублей! Телевизоры по 15−20 рублей за простые ЖК-модели. И наконец, полный вынос мозга: водка от 20 копеек за поллитровку, а бутылка пива — пятачок, как проезд в метро.

Но сокращение трех нулей таит в себе аполитичный подвох. Ведь если применить то же сравнение к зарплатам даже весьма квалифицированных рабочих в Москве, получается, они зарабатывают 70−80 рублей, что равно студенческой стипендии времен СССР. А в провинции «высокооплачиваемые» спецы, выходит, зарабатывают по 30−40 рублей в месяц?

А пенсии? В регионах пенсионеры, выходит, получают 14 рублей, а в Москве — 17 рублей в месяц? Это какой-то колхоз «Двадцать лет без урожая», господа… Да и услуги ЖКХ покажутся непозволительно высокими.

Все-таки, прав Александр Разуваев, к деноминации надо подходить взвешено: убрать всего два нуля. Тогда перекос цен в современной России, в приложении к СССР, будет почти незаметен. Мясо вернется к привычной в 1980-е годы цене 2,50−4 рубля за килограмм, белый хлеб, правда, будет несколько дороже — 30 копеек вместо 18. Водка останется крайне дешевым продуктом — 2 рубля, хотя самая народная марка, прозванная «андроповкой», стоила 4 рубля 70 копеек за бутылку.

Адекватная цена будет у бензина — в районе 40−50 копеек за литр, и у новых отечественных легковых автомобилей — 4500−8000 рублей в зависимости от комплектации. Провинциальные работяги смогут хвастаться зарплатами инженеров советских времен — 300−400 рублей в месяц, а московские будут получать вообще козырные деньги — 700−800 рублей, как министры в СССР!

Правда, и тут неувязочка выходит: проезд в метро станет 50 копеек, а коммунальные расходы за стандартную двухкомнатную квартиру в Москве составят около 60 рублей в месяц (вместо 3-х рублей при «совке») — откровенный грабеж и спекуляция. Но это всегда можно объяснить ростом мировых цен на энергоносители. Не подкопаешься.

И еще: разрыв зарплат между «простыми» и «чиновными» людьми деноминация не сотрет, скорее, сделает более заметным. Но, будет больше стимулов повысить оклады рабочим и инженерам.

https://svpressa.ru/blogs/article/270835/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Озинские коммунисты встали на защиту Совхоза им. В. И. Ленина и П.Н. Грудинина

Чт Июл 16 , 2020
Банк России заявил, что не планирует проведение деноминации рубля. Тем не менее, слухи о ней появились неспроста. Платон Сергеев Народ в России заскучал по копеечным зарплатам — только так и можно объяснить неожиданный запрос на деноминацию национальной валюты раз этак в 100, а то и в 1000, как в 1997 году. Тему «лишних нулей» первым поднял на днях глава информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев. […]

Рубрики