Геннадий Зюганов: «Слова „Денег нет“ — самая большая ложь»

Вытащить страну из кризиса может только бюджет развития, но нынешнее правительство не способно его принять.

Мария Безчастная

Материал комментируют:

Геннадий ЗюгановВВП России во втором квартале, на который пришелся пик коронавируса, по предварительной оценке Росстата снизился на 8,5%. Хотя это лучше прогнозов Минэкономразвития, аналитики которого предсказывали падение на 9,6%, это крупнейшее квартальное сокращение экономики страны с 2009 года.

На фото: лидер КПРФ Геннадий Зюганов (Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС)

Правда, если сравнивать нынешнюю ситуацию с 2009 годом, тогда восстановление экономики произошло довольно быстрыми темпами благодаря отскоку цен на нефть, которые уже в 2010 году составили 70−80 долларов за баррель, а к 2011 подскочили выше 100 долларов. Сейчас цены на нефть едва восстановились до 45 долл./барр. и, как говорят эксперты, надеяться на их быстрый отскок не приходится.

Поэтому для выхода из кризиса нужно рассчитывать не столько на внешние факторы, сколько на свои силы, тем более что прецедент в относительно недавней истории есть, и это не кризис 2008—2009 годов, а дефолт 1998-го. Тогда ВВП страны просел на 5,3%, курс рубля к доллару упал в полтора раза, в банковской сфере царил хаос, росла безработица.

Тем не менее, стабилизационные меры правительства Евгения Примакова и его первого заместителя коммуниста Юрия Маслюкова, а также главы ЦБ Виктора Геращенко, довольно быстро принесли результат. Команда «Примаков-Маслюков-Геращенко» буквально вытащила страну из ямы, при том, что как говорят экономисты, ничего экстраординарного им делать не пришлось. Разумных и грамотных изменений в финансово-экономической политике оказалось достаточно для того, чтобы перезапустить экономику страны и направить ее на путь развития.

Вопрос в том, способна ли нынешняя команда в правительстве на такой же результат? Пока что в этом возникают большие сомнения. По крайней мере, никаких конструктивных предложений со стороны кабмина не звучит. Зато Министерство финансов уже предложило в 2021—2023 годах сократить бюджетные расходы на здравоохранение, образование и региональное развитие.

Глава КПРФ Геннадий Зюганов убежден, что это приведет только к ухудшению положения в стране. Для вывода страны из кризиса необходимо не сокращать расходы, а принять бюджет развития, однако нынешнее правительство на такой шаг, похоже, не способно.

— Когда президент обращался к стране с посланием, он настаивал на том, что главное для нас — выйти на мировые темпы экономического роста. Десять лет мы топтались вокруг одного процента, никакого продвижения вперед не было, скорее, был откат. Сейчас по объему ВВП мы занимаем 11-е место в мире.

Если мы продолжим расти такими же темпами, будем не пятыми, как сказал президент, а 15-ми. Страна с такими размерами, как наши, не может быть 15-й в мире по объему ВВП. Она не в состоянии будет обслуживать, оберегать и охранять свои гигантские территории. Нас разорвут похлеще Югославии и Ирака. Поэтому вопрос темпов экономического роста для нас — это вопрос выживания.

В июле, выступая перед депутатами во время отчета правительства в Думе, премьер-министр Мишустин тоже говорил о том, что нужно побороть бедность, остановить вымирание страны и сделать все для того, чтобы выйти на мировые темпы развития. Но для того, чтобы это сделать, необходимо вкладывать достаточные бюджетные средства, обеспечивающие выполнение поставленных задач. Нужно обновлять фонды, осваивать новые технологии, поддерживать тех, кто трудится на заводах, фабриках и на земле. Для этого жизненно необходим бюджет развития.

Однако министр финансов Силуанов уже объявил, что «дыра» в бюджете в связи с карантином — 5 триллионов рублей. Это примерно 22%, то есть пятая часть бюджета. И единственный выход, который в такой ситуации способен предложить Минфин, — это урезать расходы по важнейшим статьям, секвестировать бюджет на 4,7 триллиона. Но что они собираются урезать, и каким образом?

Поддержку экономики? Но у нас вся инфраструктура изношена и трещит по швам от севера до юга, уже Заполярье залили нефтяными отходами. Здравоохранение? Но это прямой путь к дальнейшему ускоренному вымиранию. Страна с 1991 года только русских потеряла 20 миллионов, а русские — это государствообразующий народ. Образование? Оно и так у нас урезано до предела. На образование выделяется всего 3,5% ВВП, хотя нужно тратить в два раза больше.

Я предложил оттолкнуться от нашей программы, которую мы приняли на Орловском международном форуме. Вместо этого получаем от того же Силуанова новые ориентировки: в ближайшие три года урезать финансирование госпрограммы развития здравоохранения более чем на 250 миллиардов рублей. Как это возможно в вымирающей стране, где молодой семье с двумя детьми практически гарантирована нищета? Даже на фоне коронавируса семьям с детьми дали всего по 10 тысяч. Это ниже официально установленного прожиточного минимума, который сегодня составляет 12130 рублей.

Ту же политику правительственные финансисты собираются распространить и на госпрограмму развития образования, которую предлагается в следующие три года урезать на 9%, и на программы развития Дальнего Востока и Крыма. Финансирование дальневосточной программы хотят сократить на 12% в 2021 году, на 13% — в 2022-м и на 17% — в 2023-м. Бюджет крымской программы на два предстоящих года может «похудеть» на 10%.

Это абсолютно недопустимое, разрушительное предложение. В официальном заявлении, которое я опубликовал в связи с этим, прямо сказано: бюджет, запланированный наследниками «лихих» 90-х, — это прямая угроза безопасности страны. Мы настаиваем на бюджете развития. Его можно сформировать на основе имеющихся ресурсов.

«СП»: — Как именно это можно сделать, откуда брать средства?

—  Первое и главное — необходимо остановить отток капитала из страны. Экономику сотрясает кризис, граждане нищают, а российские олигархи только за первое полугодие 2020-го увеличили свой совокупный капитал на 70 миллиардов долларов. Это более 5 триллионов рублей. И половину этих средств наши богачи уже переправили в зарубежные банки и офшоры. С какой стати отдавать олигархии такие огромные деньги в чрезвычайных условиях? На мой взгляд, нужно принимать экстренные меры, чтобы прекратить бессовестное и постыдное разграбление России.

Американцы вкладывают в свою экономику гигантские деньги. Они уже напечатали три триллиона долларов, чтобы направить их на реализацию антикризисных мер. В целом же на их осуществление США планируют потратить семь триллионов. Одновременно с этим там планируется временно прекратить облагать налогом заработную плату. Итальянцы вложат в свою экономику средства, равные 20% ВВП, а немцы с их мощным машиностроением, развитой инфраструктурой и высоким уровнем жизни — почти 40% ВВП.

А у нас говорят: «Денег нет». Это самая большая ложь. Наши золотовалютные резервы составляют 560 миллиардов долларов. И эти средства вообще не были задействованы для поддержки экономики и борьбы с бедностью. Загибается малый и средний бизнес, каждое третье предприятие в этой сфере либо разорено, либо находится на грани краха. Но со стороны государства — никакой ощутимой помощи. Не помогают детям войны, которые получают жалкие 7−9 тысяч в деревне и 12−14 тысяч в городе. Практически ничего не вкладывают в развитие высоких технологий, которое необходимо активно стимулировать, если мы не хотим окончательно превратиться в отсталую страну.

Помимо золотовалютных резервов у нас есть Фонд национального благосостояния. Но он превратился в самую настоящую кормушку для олигархии, чиновников и их приближенных. И они изо всех сил сопротивляются принятию бюджета развития, на котором мы настаиваем. Потому что исполнение такого бюджета потребует пересмотра грабительских правил, по которым сегодня живет наша экономика и финансовая система, и которые устраивают только олигархов и коррупционеров.

«СП»: — Чем бюджет развития отличается от нынешнего бюджета?

— По нашим оценкам, его объем должен составить 30−32 триллиона рублей. Эти средства у страны есть, и их нужно направить на несколько главных целей и задач.

Первое — на поддержку граждан. Их покупательная способность в среднем — 17 тысяч рублей в месяц на человека. Это сумма, которая остается у них на руках после оплаты услуг ЖКХ и других обязательных выплат. Как прожить на 17 тысяч взрослому работающему человеку? Это невозможно. Поэтому у нас не растет производство — производить товары можно, но никто не будет их покупать, так как денег нет. Мы давно требуем установить официальный прожиточный минимум на уровне не менее 25 тысяч рублей.

Второе — необходимо сосредоточиться на приоритетных областях, которые мы обозначили в своей программе. Это, прежде всего, высокие технологии. Советское государство производило 26% мировой электроники. Для развития этой отрасли целые города возводились с нуля. Пример — подмосковный Зеленоград. Мы входили в тройку самых могучих электронных государств наравне с США и Японией. В нашей военной технике не было ни одной иностранной детали. А сейчас сколько их там? Даже если вы собираете технику в России, но при этом зависите от зарубежных комплектующих, это нельзя считать национальным производством. Обладая соответствующими технологиями, можно выключить из-за кордона любое оборудование, собранное на основе иностранных комплектующих.

Я внес соответствующее предложение, направил закрытую записку премьеру, он пообещал, что деньги в эту сферу вкладывать будут. Но я не вижу, чтобы Минфин планировал эти расходы в новом бюджете. Пока что он предлагает только урезать, сокращать и секвестировать.

Абсолютно приоритетной сферой должно оставаться сельское хозяйство. Орловская область в этом году получит почти четыре миллиона тонн зерна — по пять тонн на человека. Если в стране добывают тонну нефти и производят тонну зерна на человека, такая страна считается очень богатой. Нужно активно вкладывать средства в сельскохозяйственную отрасль и активно ее поддерживать. А у нас 40 миллионов гектаров брошенной земли зарастают бурьяном.

Еще одна важная сфера — строительство. Оно всегда тянуло вверх экономику в целом, поскольку связано со множеством других отраслей, в которых помогает создавать рабочие места.

«СП»: — Почему правительство не учитывает эти предложения?

— Мы предложили ясную, последовательную программу, но либеральная свора ельцинских наследников, которая сидит вокруг президента, навязывает совсем другое. Силуанов управляет финансами, глава Счетной палаты Кудрин вроде бы организует контроль, хотя на деле никакого серьезного контроля нет. Администрация и силовики душат народные предприятия Грудинина, Казанкова и других талантливых руководителей. Похоже, они собираются продолжать эту политику до тех пор, пока мы не дойдем до такого состояния, что разворовывать станет нечего и грабить будет некого.

Вот что нам предлагают вместо нормального диалога и строгого соблюдения избирательного законодательства. У нас, как известно, сняли пять человек с губернаторских выборов. Накануне предстоящего в сентябре голосования власть ведет себя даже более вызывающе, чем в 2017 году. В Севастополе к выборам не допустили Романа Кияшко, понимая, что он может успешно выступить и всерьез побороться за губернаторское кресло. Там распустили два Совета, и это сделано с одной единственной целью — чтобы наш кандидат не преодолел фильтр. Это новая технология администрации президента. То же самое касается и остальных наших опытных и грамотных кандидатов.

Финансовая политика остается ультралиберальной. Выборная кампания — абсолютно лживая и недостойная. На планете полыхает кризис. И у нас он проявляется в кризисе власти, в остром дефиците созидательных идей, в политической и управленческой беспомощности «элиты».

Необходимо максимально усиливать союз государственно-патриотических сил. Это единственный способ сохранить страну.

Я уже рассказывал, как после дефолта в 1998-м Борис Ельцин, который был моим соседом, и с которым мы после расстрела парламента не разговаривали почти пять лет, позвонил мне утром и, даже не поздоровавшись, спросил: «Что делать?» Я ответил: если мы немедленно не примем решение о правительстве, которому бы люди доверяли, через день-два заполыхает гражданская война. Тогда в одной только Москве в одночасье появилось почти полмиллиона безработных молодых людей, которых раздели, разули, у которых все отобрали за одну ночь. И решение объявить дефолт, не платить ни своим, ни чужим тогда приняла та же публика, которая сегодня сидит вокруг Путина, подгоняет конституционные поправки под «обнуление» президентских сроков и фактически уничтожает нормальную выборную систему.

Тогда страну от края пропасти оттаскивали Примаков, Маслюков и Геращенко, потом — Матвиенко. Сегодня ситуация напоминает мне то время, хотя ресурсов у России теперь на порядок больше. Да и цена за баррель нефти тогда была 14 долларов, а сейчас — более 40. Вполне можно вырулить на путь успешного развития. Но для этого необходимо вырвать наши ресурсы из рук олигархии и отстранить от управления опекающих ее чиновников.

А вместе с либеральной сворой, жульем, ворьем и олигархией выход на путь развития невозможен. Им не нужна ни сильная Россия, ни стабильная, по-прежнему свободная от их контроля Белоруссия, ни братская Украина. Они заботятся только о своих карманах, о мягких руководящих креслах. И, по сути, работают под диктовку зарубежных доброхотов.

https://svpressa.ru/politic/article/273206/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Избирательная система – не годна. «Единая Россия» – не конкурентна

Чт Авг 13 , 2020
Вытащить страну из кризиса может только бюджет развития, но нынешнее правительство не способно его принять. Мария Безчастная Материал комментируют: Геннадий ЗюгановВВП России во втором квартале, на который пришелся пик коронавируса, по предварительной оценке Росстата снизился на 8,5%. Хотя это лучше прогнозов Минэкономразвития, аналитики которого предсказывали падение на 9,6%, это крупнейшее квартальное сокращение экономики страны с 2009 […]

Рубрики