Максим Шевченко: «Когда олигархия не может управлять страной, она переходит к насилию»

Кремль начал большую кампании против КПРФ и левой оппозиции.

Материал комментируют:
На фото: журналист Максим Шевченко (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Группа провластных политологов Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) провела круглый стол, в ходе которого обсуждалось будущее партии КПРФ. По крайней мере, такой была заявлена тема. Фактически эксперты озвучивали якобы проблемы, преследующие коммунистов. Кремлевские политологи говорили о падении рейтинга КПРФ, потерях электората, маргинализации коммунистов, а также заявили, что левая идея устаревает.

— Попытка повторять мантры, прокисшие еще в 90-е годы, не самая эффективная тактика. Откуда это идет тоже понятно — политтехнологи работают за деньги. Когда им спускается задача полить партию грязью, а делать ничего не хочется, они вытаскивают набившие уже оскомину фразы. Всерьез это воспринимать я бы не встал, — прокомментировал круглый стол ЭИСИ депутат Мосгордумы от КПРФ Павел Тарасов.

Представители КПРФ и левой оппозиции восприняли круглый стол как часть кампании по дискредитации системной оппозиции, которая ведется против коммунистов перед выборами в Государственную думу в 2021 году. Отметим, что представителей левых сил на обсуждение не пригласили.

— Конечно, это попытка снизить привлекательность партии, внести раскол в ряды КПРФ — стравить между собой, — считает журналист Максим Шевченко. — Рассказать обществу, что партия старая и молодежь не интересуется КПРФ. Они очень боятся левого фланга — здесь создаются политические фейки, информационный шум и политтехнологическая фрустрация. Круглый стол — классический пример фрустрации. Там не было ни одного человека с левого фланга: сидел Павел Данилин — один из авторов проекта разорения Павла Грудинина и другие подобные ему. Это как если бы в ставке белогвардейцев обсуждали судьбу Ленина.

«СП»: — На круглом столе прозвучал тезис, что КПРФ радикализируется. Это действительно так?

— Да, КПРФ радикализируется. Это происходит из-за того, что власть закрыла нормальные демократические процедуры, использует манипуляции на выборах, не допускает кандидатов, что озлобляет людей. Если бы в стране существовал нормальный демократический процесс, никакой радикализации бы не было. Власть сама выпихивает тех людей, которые связывают себя с КПРФ, из нормального политического поля. Радикализация является объективным следствием действий кремлевских политтехнологов и кремлевской верхушки.

«СП»: — Вы говорите о кампании по дискредитации и репрессиях против левой оппозиции. Как отвечать на эти вызовы?

— Бороться и искать, найти и не сдаваться. Только в борьбе обретешь ты право свое. Считаю, что на все репрессии правящего режима — хоть царского, хоть белогвардейского — надо отвечать укреплением рядов, ясным пониманием того, ради чего мы боремся. Стиснув зубы, двигаться вперед, потому что история играет за нас, а эти люди являются пережитками истории, которые цепляются за нее, висят гнилой грушей. Такой же гнилой грушей они рухнут вниз с хлюпаньем и треском, как рухнула когда-то Романовская империя и Временное правительство. Это неизбежный процесс. Нужно быть просто готовыми к этим моментам и, я думаю, они не заставят себя ждать.

«СП»: — Какие ожидания от предвыборной кампании в Государственную думу?

— Я знаю, что власть готовится к масштабным манипуляциям, полной зачистке одномандатных округов, запуску огромного количества спойлеров на левом фланге, в частности. Власть готовится к давлению на системную оппозицию на федеральном уровне. Это неважно. Мы живем не ради выборов и не ради попадания в Госдуму. Мы живем ради обретения нашим народом счастья, справедливости и будущего. Выборы лишь технологический цикл, а не смысл жизни. По крайней мере, для меня.

«СП»: — Репрессии против оппозиции ощущаются и в регионах. По вашему, они будут усиливаться?

— Мы видим репрессии против ЛевченкоБессоноваБондаренко. Репрессии против меня в конце концов. Я рассматриваю иск Пригожина ко мне как способ давления и политического запугивания участника левой коалиции, члена «Левого фронта» и депутата от КПРФ. Конечно, они переходят пока к юридическому террору, но недалек день, когда они перейдут к террору через какие-нибудь эскадроны смерти. Когда финансовая олигархия больше не может управлять страной, она переходит к насилию для удержания своих богатств и позиций. Насилие уже тоже есть — попытка отравления Алексея Навального, убийство Бориса Немцова. Пока они применяли террор на либеральном фланге, но, думаю, не далек момент и для левого фланга.

«СП»: — Бизнесмен Евгений Пригожин уже становится инструментом давления?

— Евгений Пригожин действительно используется для запугивания и устрашения, есть подозрения, что и для физического устранения — как это было в Центральной африканской республике (ЦАР). Его выпускают как такую торпеду вперед, чтобы он таранил при поддержке юридических структур и в отсутствии моральных ценностей оппозицию и запугивал ее.


Бизнесмен Евгений Пригожин подал иск на 5 млн рублей о защите чести, достоинства и деловой репутации против журналиста и депутата Заксобрания Владимирской области Максима Шевченко, после того как в своем стриме Шевченко предположил, что Пригожин причастен к гибели российских журналистов в ЦАР.

https://svpressa.ru/politic/article/279312/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

На что указывает Госсовет, или Что произойдёт с режимом сразу после завершения транзита власти

Пт Окт 23 , 2020
О внутренних перипетиях трансфера власти. Post Views: 93

Рубрики