Хроника горьких дней

Гитлера к походу на СССР готовила вся Европа.

Коллаж Дмитрия Звездкина

часть I

Исполняется 80 лет с начала Великой Отечественной войны (ВОВ) советского народа против фашистской Германии, которая является ключевой составляющей всей Второй мировой. Сейчас никто из западного мира не признает себя ее инициатором, но от подготовки войны против СССР они не отказываются. Однако именно подготовка переросла во Вторую мировую – заигрались организаторы с Гитлером, замышляя поход на Восток. И готовя главную ударную силу к войне, они активно помогли восстановить экономический и военный потенциал поверженной в Первой мировой войне Германии, беспредельно униженной и фактически ограбленной под прикрытием репараций по Версальскому мирному договору, что дало основание даже представителю страны победителя маршалу Фошу сказать: «Это не мир, это перемирие на 20 лет». Давайте вспомним всю цепочку событий, предшествовавших всемирной бойне.

Для начала пришедший к власти Гитлер вышел из Лиги Наций в 1933 году и перестал платить громаднейшие репарации, заставив молчать победителей, ибо хорошо понимал их главную цель: подготовить Германию к войне с СССР. И те действительно промолчали.

Организаторы похода на Восток – Англия и Франция – позволили Германии в 1936 году ввести войска в демилитаризованную Рейнскую область, в марте 1938-го осуществить аншлюс (воссоединение) с Австрией, которая никогда не входила в состав Германии, и все вновь промолчали (как не вспомнить нынешний дикий рев объединенной Европы из-за добровольного возвращения Крыма в состав России), а в сентябре 1938 года по «Мюнхенскому сговору» безвозмездно отдают Гитлеру самую промышленную часть Чехословакии – Судетскую область. Французы, связанные с ней союзным договором, поступили не только подло, но и, по выражению Черчилля, позорно – сами не помогли и СССР не разрешили, запретив полякам пропустить наши войска через Польшу. Не было бы Мюнхена – не было бы и Второй мировой войны. В результате все вооружение 22 чешских дивизий помогло Германии вооружить дополнительно 22 немецкие дивизии, а ВПК Чехии без единой царапины был передан Германии.

Военно-промышленный комплекс Чехии работал добросовестно – по данным гестапо, в Чехии почти за семь лет не зафиксировано ни одного случая вредительства и саботажа

Англия, Франция шли на все, дарили целые страны, ублажая Гитлера с одной целью – подготовить поход на Восток, разгромить Советский Союз с его коммунистической идеологией и не допустить ее распространения на Запад.

Но в итоге Гитлер переиграл своих благодетелей, вначале за полтора года покорил всю Европу, дав возможность Великобритании уйти на свои острова. Пожалел, ведь его всегда привлекала Англия как держава, владевшая в свое время почти всем миром, и чей опыт он хотел использовать.

Интересно, с какой целью Гесс летал в Англию в мае 1941-го? Прошло 80 лет, но рассекречивание по этому вопросу продлили еще на 20 лет: видно, есть что скрывать, если стыдно признаться даже сейчас.

Да и тыл фюреру надо было обеспечить в интересах воюющей многомиллионной армии перед походом на Восток. И это вполне себя оправдало, покоренная Европа его снабжала всем – рабочей силой, вооружением и техникой, природными ресурсами.

США в то время еще не были такими сильными, и Гитлер оставлял их на «закуску» – куда им было деться без европейского континента, да и Япония активно проявляла свои интересы на Востоке, соперничая с США, особенно в Тихоокеанской зоне. Плюс Япония была надежным союзником Германии и членом оси Берлин – Рим – Токио.

Единственной реальной силой оставался Советский Союз, и именно к войне с этой громадной страной Гитлер хорошо готовился. Основания для победы над СССР у Гитлера были серьезные, и он был уверен, что все им делается грамотно в политическом, военном и экономическом планах для разгрома Советского Союза исходя из опыта молниеносно покоренных держав и Европы в целом. Главным козырем Гитлера была армия, имевшая двухлетний опыт ведения современной войны, отмобилизованная и развернутая у границ СССР, – самая сильная в мире в 1941 году.

Подготовка к войне с СССР

Гитлер к войне с Советским Союзом готовился основательно. У нас многие привыкли выставлять его чуть ли не идиотом. Можно многое говорить о его человеческих качествах и умственных способностях, но он, будучи авантюристом и тонким психологом одновременно, сумел разработать привлекательную для германского народа идеологию, укрепил страну после мировой войны, внес раскол в Европу и за полтора года покорил ее. В случае победы над СССР он смог бы диктовать свою волю всему миру. Идиотом он точно не был. До и после него бывали да и сегодня есть политики с невысоким уровнем интеллекта, которым лучше было бы подыскать себе другую работу. Этот же сумел перехитрить и обмануть многих соперников, но в конечном итоге и сам нарвался («доигрался, подлец» – по вердикту Иосифа Сталина), утащив с собой в могилу жизни десятков миллионов людей.

Фактически не было силы, способной остановить Германию в ее стремлении к руководству миром со своими союзниками – членами оси. Оставался Советский Союз, и началась всесторонняя подготовка к войне с ним под прикрытием борьбы с коммунистической идеологией, у которой во всем мире были сотни миллионов сторонников, но и немало ненавистников.

В XXI веке борьба с несогласными ведется под знаменем утверждения так называемых западных или атлантических ценностей, но методы их навязывания народам многих стран сродни фашистским, да и конечная цель осталась неизменной – установление глобального господства единственной сверхдержавы.

Директива № 21

18 декабря 1940 года в Ставке фюрера была подписана Директива № 21, известная как план «Барбаросса». Привожу некоторые выдержки из нее, необходимые для дальнейшего повествования о начальном периоде войны (НПВ):

  • германские вооруженные силы должны быть готовы разбить советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война против Англии;
  • приказ о стратегическом развертывании вооруженных сил против Советского Союза я отдам в случае необходимости за восемь недель до намеченного срока начала операций;
  • приготовление, требующее более продолжительного времени, если оно еще не началось, следует начать уже сейчас и закончить к 15.5.41г.

Решающее значение должно быть придано тому, чтобы наши намерения напасть не были распознаны.

Хроника горьких дней
Jagdpanzer 38 (t) Х на заводе компании ВММ в Праге (1944 год)

Прошу уважаемых читателей обратить внимание на этот момент, так как он имел важнейшее значение для достижения внезапности и ведения операций начального периода войны. Посмотрите на общий замысел войны: очень четко и конкретно отражены цели операции и каким способом они должны быть достигнуты. На первый взгляд, авантюризма в подготовке войны и планировании операции не просматривается.

По замыслу фашистского генштаба, основные Сухопутные силы Красной армии, находящиеся в Западной России, должны быть уничтожены в смелых операциях посредством глубокого, быстрого выдвижения танковых клиньев. Отступление боеспособных войск противника на широкие просторы русской территории должно быть предотвращено. Путем быстрого преследования должна быть достигнута линия, с которой русские военно-воздушные силы будут не в состоянии совершать налеты на имперскую территорию Германии.

Конечной целью операции является создание заградительного барьера против Азиатской России по общей линии Волга – Архангельск. Таким образом в случае необходимости последний индустриальный район, остающийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации.

В ходе этих операций русский Балтийский флот быстро потеряет свои базы и окажется таким образом неспособным продолжать борьбу.

Эффективные действия русских военно-воздушных сил должны быть предотвращены нашими мощными ударами уже в самом начале операции.

С кем пришлось воевать СССР

За исключением Англии, Сербии и официально нейтральных Ирландии, Швейцарии и Португалии Советскому Союзу пришлось воевать со всей Европой

За исключением Англии, Сербии и официально нейтральных Ирландии, Швейцарии и Португалии Советскому Союзу пришлось воевать со всей Европой. Даже оккупированные страны выступали не только в роли рабочей силы. В качестве добровольцев, кроме штатной численности союзных соединений и частей, приняли участие в боевых действиях более 1,8 миллиона человек, из которых было сформировано 59 дивизий, 23 бригады и несколько национальных частей, а отобранные 400 тысяч пополнили ряды элитных частей СС.

Кажется, невероятным, но по данным архивных документов, опубликованных в 1990 году, количество военнопленных в СССР составило: немцев – 2 389 560, венгров – 513 767, румын – 187 370, австрийцев – 156 682, чехов и словаков – 69 977, поляков – 60 280, итальянцев – 48 957, французов – 23 136, хорватов – 21 822, молдаван – 14 129, голландцев – 4729, финнов – 2377, бельгийцев – 2010, люксембуржцев – 1652, датчан – 457, норвежцев – 101, шведов – 72. И это только военнопленные, не считая избежавших плена или погибших на полях сражений, а таких, как правило, больше.

Приведу еще один аргумент в качестве подтверждения: количество участников сопротивления фашистам во многих странах было в разы меньше, чем участников войны против СССР, воевавших в составе частей Гитлера.

На примере Парижа

Особенно поражает в этом отношении Франция, правящие элиты которой были в числе инициаторов «Мюнхенского сговора» с целью подготовки Германии для войны с СССР, преступно пренебрегли защитой своей страны от германской агрессии, бесславно капитулировали и организовали преступную борьбу со своим движением Сопротивления, не останавливаясь перед унижением истории страны и добровольной помощью немцам.

Страна, гордящаяся своей историей и героическим прошлым, крупнейшая европейская держава покорилась почти без сопротивления за месяц и 12 дней, приняв предложенный победителями раздел национальной территории на две части, подобно колониальному полудикому государству.

4 июня 1940 года немцы взяли Бельгию. Два французских корпуса были окружены и сдались. 12 июня капитулировал десятый французский корпус. 14 июня без боя сдали Париж. 22 июня сдалась 2-я группа армий в районе линии Мажино.

В этот же день в Компьенском лесу с целью большего унижения Франции в том же вагоне, в котором за 22 года до этого Германия признала себя побежденной, был подписан Акт о капитуляции Франции. Что еще позорнее, предатель Франции Даладье и особенно его преемник маршал Анри Петен, подчеркиваю, по своей инициативе сформировали целое соединение – дивизию «Шарлемань», направив в нее семь тысяч французов, а сразу после капитуляции отправили на Восточный фронт «Антибольшевистский легион» численностью более трех тысяч человек под немецким командованием. Добровольно. Остатки дивизии «Шарлемань» обороняли в 1945 году Берлин, защищали рейхстаг и рейхсканцелярию.

Кроме того, руководитель государства Петен дал добро на отправку в Германию на работы 350 тысяч французов. Хуже того, в качестве подручных гестапо была организована борьба с честными патриотами движения Сопротивления на оккупированной части страны. Поэтому не случайно после ухода немцев сам народ самосудом творил расправу над коллаборационистами – людьми, добровольно сотрудничавшими с немцами, а таких было десятки тысяч. Сам маршал Анри Петен был судим и приговорен к смертной казни, но затем Шарль де Голль заменил казнь на пожизненное заключение – видно, пожалел своего бывшего командира.

Я ничего не придумываю. Наоборот, не говорю о позорном «горизонтальном коллаборационизме», в который втянулись десятки тысяч французов во всех районах страны и с которыми народ разбирался сам без суда и следствия после ухода немцев. Стыдно за Францию.

А наши женщины и подростки, заменив ушедших на фронт мужей и отцов, ночевали в цехах заводов, чтобы сохранить силы и время для большего выпуска военной продукции. Более 800 тысяч советских женщин стали участниками ВОВ.

Но Франция как пример, поскольку другие страны Европы воевали не лучше, за редким исключением, а некоторые сдавались за несколько дней и даже часов, как Дания или Бельгия.

Тема коллаборационизма во Франции настолько болезненна, что является и сегодня полузакрытой и позорной, но стране необходимо восстанавливать свою основательно подмоченную в фашистском рабстве репутацию и помнить героическое прошлое. Сделать это непросто, поскольку за немцев воевало больше французов, чем против них, общее количество добровольцев на стороне фашистов зашкаливает за 100 тысяч.

Никто не против прославления своих героев, а у кого их недостаточно – не надо выдумывать того, чего не было, и не унижать других истинных героев, освободивших европейские страны, погибших за их свободу, фальсифицируя при этом историю и оскорбляя их память, ибо это уже не политика, а шулерство на уровне государства.

Около 20 тысяч французов погибли в движении Сопротивления, в рядах которого к 1944 году было 135 тысяч человек (к концу оккупации их число значительно возросло), в том числе 60 тысяч испанцев-республиканцев, три тысячи русских из числа сбежавших военнопленных и белой эмиграции.

Мы отдаем должное мужественному человеку и великому гражданину генералу Шарлю де Голлю и известным в нашей стране летчикам полка «Нормандия – Неман», ставшими Героями Советского Союза и награжденными нашими орденами и медалями, погибшим и живым участникам движения Сопротивления.

Большую роль в том, что Франция была причислена к странам – победителям во Второй мировой войне, сыграл генерал именно де Голль, основавший в 1940 году патриотическое движение «Свободная Франция» (с 1942-го «Сражающаяся Франция»), примкнувшее к антигитлеровской коалиции. Франция была допущена к подписанию Акта о безоговорочной капитуляции Германии наравне с СССР, США, Англией, что было очень важно для ее будущего.

Важную роль в этом сыграли Советский Союз и Договор о союзе и взаимной помощи, подписанный 10 декабря 1944 года Сталиным и де Голлем во время его визита в Москву. Это был важный документ, ибо он определял будущее отношение между двумя странами.

В своих воспоминаниях де Голль писал: «В течение приблизительно 15 часов, что длились в общей сложности мои переговоры со Сталиным, я понял суть его политики (визит проходил со 2 по 10 декабря 1944 года). Сталин имел колоссальный авторитет и не только в России. Он умел «приручать» своих врагов, не паниковать при проигрыше и не наслаждаться победами. А побед у него больше, чем поражений. Сталинская Россия – это не прежняя Россия, погибшая вместе с монархией. Но сталинское государство без достойных Сталину преемников обречено». Надо ли что-либо добавлять к словам де Голля?

Они понравились друг другу и после подписания договора. Сталин поднял тост за Францию и сказал, прощаясь с ним: «Вы хорошо держались. В добрый час! Люблю иметь дело с человеком, который знает, чего хочет, даже если его взгляды не совпадают с моими». В ответ де Голль пригласил Сталина в Париж.

Берлин готовится к войне

Экономический потенциал Европы работал на немецкую военную машину. Необходимо отметить, что все вооружение присоединенных государств, таких как Австрия, и оккупированных стран, вместе со всеми запасами и резервами полностью было использовано для вновь формируемых немецких соединений и частей.

Весь военно-промышленный комплекс (ВПК) Чехии с момента оккупации, один из самых мощных не только в Европе, но и в мире, со всеми своими научными разработками и проектной документацией по танкам, без саботажа и вредительства работал на Германию. И работал добросовестно – по данным гестапо, в Чехии почти за семь лет не зафиксировано ни одного случая вредительства и саботажа. Это позволило выпускать каждый третий танк и другую бронетехнику на самоходной базе для всего вермахта, а также клепать «Мессершмитты» на чешских заводах.

С такой же добросовестностью работали заводы Франции, выпуская артиллерийские системы и стрелковое оружие. Немецкие подлодки «волчьей стаи» Деница ремонтировались во Франции и использовали порты Испании для пополнения продовольствием и горючим.

Стратегическое сырье в полном и необходимом объеме поставляла вся Европа. Швеция – нейтральное государство – бесперебойно обеспечивала железной рудой заводы, производившие бронетехнику и высококачественную броню, снабжала шарикоподшипниками. Такая же нейтральная Швейцария гнала подшипники и другую высококачественную и технологическую продукцию. Небольшие приморские страны обеспечивали продовольствием.

На трофейной технике, вооружении и боеприпасах, захваченных в ходе войны, были выходные данные почти всех крупных европейских предприятий. Все это техническое и всестороннее тыловое обеспечение поступало размеренно и планово, с немецкой педантичностью, почти в течение двух лет в целях подготовки нападения на Советский Союз и продолжалось в ходе войны.

В итоге Гитлер со всей европейской ордой был хорошо подготовлен к войне с Советским Союзом. Штабы продолжали детальное планирование войны согласно плану «Барбаросса».

В первой части анализа периода, предшествовавшего началу Великой Отечественной войны, мы отметили роль подавляющего числа европейских стран в подготовке похода на Восток. Европа, немного поломавшись для приличия, охотно легла под Гитлера и стала его верным союзником в борьбе с общим врагом – идеями коммунизма. Настало время вспомнить обвинения, предъявляемые Сталину: он-де был прекрасно информирован о сроках начала войны, но ничего не сделал, чтобы помешать противнику в реализации плана молниеносной войны…

Гитлер не собирался долго воевать с Советским Союзом. Условием победы, вспомните Д-21, являлось «разбить советскую Россию в ходе кратковременной кампании еще до того, как будет закончена война с Англией».

Решающее значение должно быть придано тому, чтобы «наши намерения не были распознаны», то есть упор, невзирая на хорошо подготовленную, самую сильную армию мира того времени, хорошо оснащенную, Гитлер также делал на достижение внезапности нападения, широко использовал стратегическую дезинформацию. Авантюризмом здесь, как видите, не пахнет.

Оценка начального периода войны (НПВ) еще долго будет одной из главных тем, обсуждаемых специалистами Второй мировой и ВОВ, ввиду того, что многие источники пока не рассекречены и все зависит от порядочности исследователей. НПВ для нас оказался настолько тяжелым, что он выделяется в самостоятельную часть первых месяцев боевых действий. О нем и его значении написаны горы литературы и мемуаров. В России он трактуется по-разному, что в известной степени связано с перестройкой и разрушением СССР. Постоянно идет уточнение виновников, роль и влияние руководства страны и особенно Сталина, вопрос достижения Германией внезапности нападения часто рассматривается как единственная причина неготовности страны к войне. Но попытка сваливать всю вину на одного человека – это упрощение ситуации. Ведь речь идет о крупной стране с полным комплектом структур, отвечающих за безопасность и обороноспособность государства. Не сделав объективных выводов, можно повторить ошибки, то есть и сейчас поставить страну в подобное тяжелое состояние и даже на грань существования.

Вопрос достижения Германией внезапности нападения заслуживает того, чтобы на нем остановиться подробнее. Попытаемся разобраться с самого начала в этой проблеме, цена которой исчисляется многочисленными человеческими жертвами.

О внезапности в военном деле

Военная наука определяет ее так: внезапность – неожиданное для противника действие, способствующее достижению успехов в бою, операции, войне. Она является одним из важных принципов военного искусства и заключается в выборе времени, приемов и способов боевых действий, которые позволяют нанести удар тогда, когда противник меньше всего подготовлен к его отражению, и тем самым парализовать его волю к организованному сопротивлению. Знать о внезапности – одно, а не допустить ее – совсем другое. И это главное для обороняющейся стороны. А для наступающей достичь ее.

В своих воспоминаниях Жуков говорит и о причинах, породивших внезапность: «Генеральный штаб, нарком обороны и Сталин не сделали практических выводов из новых способов ведения войны в начальный период. Наши оперативные и мобилизационные планы не отвечали характеру возникшей войны. Они соответствовали минувшим войнам, когда от объявления войны до вооруженного столкновения основных группировок проходило значительное время, позволяющее сторонам провести мобилизацию, сосредоточение и развертывание войск. Все мы, и я в том числе как начальник Генерального штаба, не учли накануне войны возможность столь внезапного вторжения в нашу страну фашистской Германии, хотя опыт подобного рода на Западе в начале Второй мировой войны уже имелся».

Юридического международного обоснования, необходимого для нападения на СССР, Гитлером достигнуто не было, и поэтому он предстал перед мировым сообществом в виде агрессора

Поставим вопрос так: почему Сталин, ГШ не среагировали вовремя и по какой причине, ибо цена чрезвычайно высока?

13 июня 1941 года вышло сообщение ТАСС, в котором было сказано, что Германия не предъявляет СССР никаких претензий и что, по данным СССР, Германия также неуклонно соблюдает требования советско-германского Пакта о ненападении, а переброска войск связана с другими мотивами, не имеющими отношения к советско-германским отношениям. Главный посыл этого сообщения – не поддаваться на провокации.

Никакой реакции со стороны германского руководства не последовало, что в дипломатии является странным, и это нервировало Сталина и ГШ, получавших данные всех видов разведки о развертывании немецких войск.

21 июня ночью Жуков и Тимошенко просили Сталина подписать директиву о приведении войск приграничных округов в боевую готовность и выполнении плана действий в случае нападения Германии. Сталин не согласился и приказал подготовить короткую директиву, что могут быть враждебные действия, но войска не должны поддаваться ни на какие провокации, чтобы не вызвать осложнений. Войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов предписывалось быть в полной боевой готовности, встретить возможный удар немцев или их союзников, но никаких других мероприятий, кроме перечисленных в директиве, без особого распоряжения не проводить.

22 июня в 0.30 эта директива была передана округам. Но, конечно, до соединений и частей она вовремя не дошла, получателям не хватило времени – да ничего уже и не могло быть исполнено, даже в плане оповещения и сбора.

Сталин не верил Гитлеру, но стремился не дать повода для обвинения СССР в агрессии и оттянуть срок нападения, боялся его спровоцировать. Как выдающийся политик он понимал, какое значение общественность США и Великобритании придает тому, кто первый начал боевые действия и является агрессором. И если бы агрессором был признан СССР, события НПВ могли бы принять совсем другой оборот.

Он ждал официального объявления войны или ультиматума, а ультиматум – это переговоры и выигрыш времени. Но ни того, ни другого не дождался.

Сегодня времена рыцарства и цивилизованной дипломатии прошли. В настоящее время США и западные страны начинают и ведут войны самым подлейшим способом, даже в цивилизованной Европе, вспомните Белград, на Ближнем Востоке – Ирак, Ливия, Сирия. В этом вопросе они недалеко ушли от Гитлера. Германия достигла военной внезапности.

Стратегия дезинформации

Хроника горьких дней — часть II
«Сталин и Жуков над картой боевых дествий»
Рисунок П.Васильева

Самый ключевой вопрос, почему Сталин медлил и проявил нерешительность.

1. Главный ответ состоит в том, что Сталин в первую очередь был политиком государственного и международного уровня, а уже затем военным. Он всю жизнь с юности занимался политикой и этому учился везде, где бы ни находился – на свободе или в ссылке. С военным делом он ознакомился на практике в Гражданскую войну, что, согласитесь, не одно и то же в сравнении с классической войной, которую он вынужден был постигать на практике, нигде специально этому не обучаясь. Подготовленным военным руководителям стратегического уровня, по мнению почти всех наших военачальников, он стал с 1943 года в условиях тяжелейшей войны.

2. Задача Гитлера в области международных отношений состояла в том, чтобы выставить СССР в роли агрессора или хотя бы страны, спровоцировавшей, толкнувшей Германию на начало войны, то есть добиться изоляции и осуждения Советского Союза международным сообществом. Поэтому Сталин пунктуально выполнял условия договора о ненападении, невзирая на всевозможные провокации, и тем самым старался оттянуть время начала войны, не давая повода выставить Советский Союз в качестве агрессора, тем самым лишая Гитлера международной поддержки, а СССР – осуждения международным сообществом.

3. Для введения в заблуждение советского руководства в конце января 1940 года Германия разработала специальный план дезинформации о подготовке войны, сроках ее начала, оперативном развертывании войск, ибо скрыть развертывание миллионной армии было невозможно.

План состоял из трех этапов. Задачей первого, начатого примерно за полгода до нападения, было сокрытие ближайших военно-политических намерений Германии. Планировалось начать распространение противоречивых версий, цель которых создать атмосферу неопределенности в вопросах ближайших военно-политических планов Германии.

Второй этап увязывался с окончанием оперативного развертывания войск у границ СССР, примерно за полтора месяца до начала войны. Цель его – создать у советского руководства убеждение, что группировка создается для действий против Великобритании, ее многочисленных колоний в Северной Африке и на Ближнем Востоке, а развертывание войск у границ России – это дезинформация для английского руководства для достижения внезапности на западном направлении.

На третьем этапе – за две недели до нападения подключить дипломатическое представительство дружественных к Советскому Союзу стран в целях создания недоверия к другой информации и в конечном счете не допустить своевременного отмобилизования и проведения иных оперативных мероприятий Советским Союзом. Поток информации должен был постоянно увеличиваться и дублировать сведения, получаемые из разных источников, что должно было создать видимость достоверности или по крайней мере исключить переход к решительным практическим действиям советского руководства.

Восток, но только Ближний

Смотрим предвоенный расклад. Германия находится в состоянии войны с Англией – крупнейшей колониальной империей, тогда как Германия лишилась своих колоний по Версальскому мирному договору. Поэтому вроде как очевидная задача Германии – завершить разгром Британии, овладеть ее колониями и развязать себе руки, обеспечить тыл ресурсами колоний в целях завоевания преимущества в последующих войнах, а уж затем избавиться от коммунистической угрозы. В глазах мировой элиты все сказанное выглядело вполне логично и правдоподобно.

Другой главный тезис – война на два фронта недопустима. Только закончив с Британией, можно думать о последующих приобретениях. Что также вполне логично и обоснованно. О недопустимости войны на два фронта говорил выдающийся и почитаемый в Германии Бисмарк, собиратель немецких земель.

К тому же подавляющее большинство военных стратегов и разведчиков, в том числе и советских, считали, что не завершив войну с Англией, немцы не предпримут каких-либо действий или войны против СССР. Обратите внимание – это мнение профессионалов.

Немцы понимали, что версия десантной операции «Морской лев» на Британские острова выглядит легкомысленно и недостаточно убедительно – Германия не имела по отношению к англичанам превосходства на море и в воздухе. Поэтому была запущена вторая версия, суть которой состояла в том, что германское руководство временно отказывается от планов вторжения на Британские острова, но не от планов военного разгрома Великобритании. Со ссылкой на авторитетных представителей германского внешнеполитического ведомства сообщалось, что для Германии главный вопрос в данный момент – это вопрос арабских народов и установление нового порядка в арабском мире, что Германия стремится добиться на Ближнем Востоке таких же всеобъемлющих, рассчитанных на длительное время решений, каких она добилась на Балканах, и поэтому ведет переброску войск в южном направлении. Важно обеспечить доступ к арабской нефти. Вся эта информация выглядела достоверной и вполне могла быть перепроверена и подтверждена. На ближневосточную версию работали и действия «африканского корпуса» генерала Роммеля.

Один из возможных дней

Политическое руководство СССР также не исключало похода Германии на Ближний Восток. Различные слухи доводились до посольских сотрудников Москвы через дипломатов тех стран, которым мы доверяли.

Хроника горьких дней — часть II
Коммунистические идеи пугали Запад
куда сильнее, чем Гитлер

Информация о возможных сроках начала войны поступала в Москву самая разная. Сначала назывался март, затем 1 мая, 14 мая, 15 мая, 20 мая, конец мая, начало июня, середина июня, июль или август, 21 или 22 июня, 22 или 23 июня, 24 июня, 29 июня… Многие сроки прошли, предсказания не сбылись, и это не могло не влиять на позицию советского руководства. Дата 22 июня 1941 года точно так же могла оказаться очередным ложным прогнозом. Напомним, что 21 июня наряду с сообщениями, что на следующий день Германия нападет на СССР, поступала также информация другого рода – как из Берлина, о чем уже говорилось выше, так, например, и из Лондона. Советский посол в Великобритании Иван Майский, опытнейший дипломат, располагавший обширными связями в английских политических кругах, 21 июня доложил в Москву: «Я по-прежнему считаю германскую атаку на СССР маловероятной». А к мнению Майского в Кремле прислушивались.

Когда Молотова много лет спустя в ответ на вопрос, почему был допущен просчет в определении срока начала войны и почему имело место определенное недоверие к сообщениям разведки, он ответил: «Не просчета быть не могло. Как можно узнать, когда нападет противник? Разведка называла четырнадцать сроков и если бы мы пошли за разведкой и дали малейший повод, Гитлер бы раньше напал». В конечном счете тогда никто не мог дать точного ответа, чего хочет Гитлер от России. Ситуация была очень запутанной и противоречивой.

Это сейчас легко рассуждать, зная, когда началась война, зная, что создана антигитлеровская коалиция, которая юридически была оформлена в только январе 1942 года, а о ленд-лизе еще вообще не шло речи. Не было Перл-Харбора, то есть США не находились в состоянии войны с Японией и Германией, и никто не знал, как поведут себя США и Англия при нападении Германии на Советский Союз. Вспомните политику Рузвельта и Черчилля: «Если будет побеждать Германия, будем помогать Советскому Союзу, а если Советский Союз – то Германии».

Вот почему Сталин-военный уступил Сталину-политику и Гитлер достиг внезапности в НПВ. Да, начальный период важный, тяжелейший для советского народа, но война состоит из нескольких периодов, включающих ряд стратегических сражений. Сталин получил политический выигрыш, а значит, Сталин-политик выиграл. Сталин больше думал о победе в войне, а достичь ее, оставшись один на один с Германией, было чрезвычайно проблематично, честнее – невозможно. Он в итоге получил политический выигрыш, он выиграл войну, но как военный он проиграл ее начало.

Роль личности

Юридического международного обоснования, необходимого для нападения на СССР, Гитлером достигнуто не было, и поэтому он предстал перед мировым сообществом в виде агрессора. Ему не удалось оставить Сталина один на один с капиталистическим миром и превратить Советский Союз в виновника войны. Международного проигрыша Сталиным не было допущено, и все последующие политические шаги вели в конечном счете к победе в Великой Отечественной и Второй мировой войне в целом.

Как стратега и политического деятеля нельзя только его одного обвинять в достижении Гитлером внезапности. Сталин виноват в этом вместе с военным руководством страны. План дезинформации сыграл свою роль. А отказ подписать первую директиву – это не убедительный аргумент, это больше похоже на поиски крайнего. За несколько часов выиграть можно бой, но не войну.

Ошибка в дате начала войны не должна закрывать главного, коренных ошибок в Военной доктрине Союза ССР, определения характера будущей войны. Как вывод Красная армия готовилась к ведению войн прошлого.

Маршал Жуков писал: «Нарком обороны и Генеральный штаб считали, что война между такими крупными державами, как Германия и СССР, должна начаться по ранее существовавшей схеме: главные силы вступают в сражение через несколько дней после приграничных сражений. Фашистская Германия в отношении сроков сосредоточения и развертывания ставилась в одинаковые условия с нами». И на этом все было построено. Мы собирались воевать на чужой территории, отсюда и ошибки в оперативном построении войск.

Лучшее подтверждение этого – создание оперативных запасов да и большей части стратегических у государственной границы, которые были утрачены в первый месяц войны, а часть из них была захвачена немцами и использована для своего тылового обеспечения. Кто здесь больше виноват? Сталин или военное стратегическое руководство? Кое-кому легче всю вину свалить исключительно на Сталина, взявшего на себя нечеловеческую ношу и тянувшего всю тяжесть в течение всей войны.

Кто из руководителей держав, кроме Сталина, отвечал за государство в качестве Верховного главнокомандующего и главы государства одновременно? Никто. Ни Рузвельт, ни Черчилль. Им это было не дано. Сталин выделялся благодаря феноменальным способностям, невероятной работоспособности и победам народа на фронте и в тылу. Такие нагрузки, кстати, основательно надломили его здоровье.

Ему удалось чуть ли не силой втянуть США и Англию в антигитлеровскую коалицию, заставить все-таки открыть второй фронт – а ведь это 700 тысяч спасенных жизней советских воинов, примерно столько потеряли США и Англия при открытии второго фронта в Европе. Как сказал Уинстон Черчилль, «заставив даже нас, которых открыто называл империалистами, воевать против империалистов. Нет, что бы ни говорили о Сталине, таких история и народы не забывают».

Удивительная вещь! Черчилль при всей своей десятилетиями выливавшейся ненависти к СССР поднялся над своей классовой ограниченностью и дал глубокую оценку деятельности Сталина, выступая в 1959 году в палате лордов с речью, посвященной 80-летию со дня рождения советского лидера: «Большим счастьем для России было то, что в годы тяжелых испытаний ее возглавлял такой гений и непоколебимый полководец, как Иосиф Сталин. Он был выдающейся личностью, вполне соответствовавшей жесткому периоду истории, в котором протекала вся его жизнь».

Странная вещь – Черчилль оказался гораздо объективнее и честнее, чем Хрущев и наши либералы и демократы, особенно периода перестройки и нового мышления. Английский премьер своими высказываниями о выдающейся 30-летней роли Сталина в истории страны сводит на нет все потоки лжи и очернения.

Советский Союз по окончании войны был признан всем миром величайшей державой и главной силой, внесшей наибольший вклад в Победу во Второй мировой войне. Это говорит о высоких качествах Сталина уже не только как политика, но и как полководца.

https://vpk-news.ru/articles/62536

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Рассвет ТВ. Ольга Алимова. Сделаем правильный выбор!

Чт Июн 17 , 2021
Завершающая свою работу Государственная Дума седьмого созыва запомнится не только «протаскиванием» не прошедших обсуждения в народе поправок в Конституцию РФ, но и утверждением пенсионной «реформы». Post Views: 200

Рубрики