РУСО. К 80-летию битвы за Москву

Доклад на научной конференции лекторской группы МГСВ декабря 2021 г.

Д.и.н., проф., действительный член АВН Российской Федерации Ольштынский Л.И.
2021-11-29 15:06

КРАХ ГИТЛЕРОВСКОГО ПЛАНА «МОЛНИЕНОСНОЙ ВОЙНЫ».
УСПЕХ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ ОБОРОНЫ КРАСНОЙ АРМИИ, ИСТОЧНИКИ ЕЁ НЕСОКРУШИМОСТИ

 

Во всей антисоветской и русофобской пропаганде, как на Западе, так и в прозападной российской, работающей в унисон с западной, большое место занимает критика советского руководства в их действиях накануне Великой Отечественной войны и в начальном её периоде до декабря 1941 г. Фальсификаторы истории, как, с позволения сказать, «историки» и публицисты, утверждают, что советское руководство, Сталин не подготовили Вооружённые силы и страну к отражению агрессии, и Красная Армия потерпела сокрушительное, позорное поражение. Страну спасли «русские морозы» и помощь союзников. Следует отметить, что в официальных выступлениях с опровержением фальсификации истории Второй мировой и Великой Отечественной войны последних лет пока нет убедительной научной аргументации. Профессиональный системный анализ подготовки к отражению агрессии и хода вооружённой борьбы в начальном периоде Великой Отечественной войны даёт фактологическое опровержение антисоветским фальсификациям. Отметим главные положения.

Политика и стратегические решения советского руководства в период 1939–1940 гг. изложены в труде «Угроза фашистского мирового господства. История и современность (взгляд из XXI века)». М.: ИТРК, 2018. Остановлю внимание на событиях 1941 г. Исходное положение сторон к концу 1940 г. сложилось в результате динамичных военных событий 1939–1940 гг. К концу 1940 г. Германия, разгромив Францию, перешла к переговорам с обороняющейся Англией во главе уже с Черчиллем о заключении мира. Для Советского Союза сложилась прямая угроза агрессии мощного военного противника. Началась непосредственная подготовка к ведению войны обеих сторон. В декабре 1940 г. Гитлер утвердил план «Барбаросса» — план «молниеносной войны» против СССР.

В Советском Союзе в октябре 1940 г. завершилась разработка плана по отражению агрессии и непосредственная подготовка страны к оборонительной войне. Он был изложен в документе «Соображения по плану стратегического развёртывания Вооружённых Сил СССР на случай войны с Германией в 1941 г.» и утверждён правительством СССР. Вопрос, почему Гитлер решился начать агрессию в 1941 г., несмотря на то, что в тылу остаётся воюющая Англия, которую поддерживали США, до сих пор не имеет прямого ответа. Он есть в «деле Гесса». В Англии уже дважды продлевается 30-летний срок его секретности. Но эти вопросы мы до сих пор не поднимаем, хотя все наши архивы были открыты для американцев ещё Ельциным (у него «не было врагов»). Необходимо подчеркнуть, что стратегическое планирование и непосредственно подготовка сил к обороне проходили практически одновременно с подготовкой агрессии Германией уже в конце 1940 г.

В январе и феврале 1941 г. обе стороны проводили корректировку планов в соответствии с меняющейся обстановкой. 5 марта 1941 г. Генеральный штаб СССР на основании указаний руководства страны разработал под руководством начальника Генерального штаба Г.К. Жукова очередной вариант прежнего плана оборонительной войны с Германией и её союзниками, изложенного также в документе «Соображение по плану стратегического развёртывания Вооружённых сил СССР на случай войны с Германией в 1941 г.». В мае 1941 г. в соответствии с быстро меняющейся обстановкой Генеральный штаб провёл очередную доработку «Соображений по плану стратегического развёртывания…» и на основе этого документа разработал «План прикрытия государственной границы» для войск первого стратегического эшелона — армий прикрытия военных округов (будущих фронтов), который стал частью общего плана оборонительной войны, изложенного в «Соображениях…».

В апреле и мае 1941 г. фактически велось скрытное развёртывание войск Германии и её союзников к границе с СССР и скрытное под видом учений проведение частичной мобилизации Красной Армии приграничных округов и встречное их развёртывание согласно разработанным планам. В ходе развёртывания проводилась необходимая их корректировка в соответствии с меняющейся обстановкой. Следует учитывать, что уровень боевой готовности и боевые возможности вермахта, ведущего уже два года победоносную войну в Европе, были значительно выше развёртываемых советских войск. Важно и то, что Вторая мировая война уже показала резкое увеличение ударных манёвренных сил в наступлении, превосходящих оборонительные возможности сухопутных войск, что изменило характер стратегических действий в отличие от Первой мировой войны.

Замысел плана «молниеносной» войны Германии с европейскими её союзниками против СССР предусматривал внезапное начало военных действий всеми силами вермахта в первом стратегическом эшелоне с небольшим стратегическим резервом. Мощным первым ударом и стремительным продвижением танковых группировок планировалось рассечь, окружить и уничтожить силы Красной Армии, развёрнутые до линии Днепра. Последующим продвижением «без существенного сопротивления» выйти на линию Архангельск–Астрахань до наступления «зимних холодов». Считалось, что Великобритания не развернёт ещё необходимые силы для вторжения на европейский континент. Планом предусматривалось, что «противник не должен догадаться о наших намерениях», для этого разработаны специальные меры маскировки и дезинформации по всем каналам. Предусматривалась возможность обвинить СССР в подготовке им своего нападения, используя факт обнаружения развёртывания или мобилизации сил у границ с Германией в нарушение Договора о ненападении.

Скрытность развёртывания сил с обеих сторон стала политическим и стратегическим фактором. Вопрос о том, кто начал войну, имел важнейшее морально-политическое значение. В общественном мнении как внутри, так и в мире этот факт определял, кто напал, кто агрессор, а кто защищается от агрессора, борется за свою свободу, за своё отечество.

Замысел советского руководства предусматривал оборонительную войну в случае агрессии Германии. Советское руководство стремилось оттянуть дипломатическими мерами нападение хотя бы до 1942 г., к концу третьей пятилетки и завершить перевооружения армии на новую, совершенную технику — танков, самолётов, артиллерии, увеличить численность Вооружённых сил и экономическую мощь страны. Планом оборонительной войны, изложенным в «Соображениях по плану стратегического развёртывания…» предусматривалось, что первый стратегический эшелон сдержит наступление войск противника в приграничных сражениях, а второй стратегический эшелон, перейдя в контрнаступление, разгромит вторгшегося противника и перенесёт военные действия на его территорию. Самым вероятным направлением наступающего врага считалось юго-западное. Оно же станет главным в дальнейшем контрнаступлении Красной Армии. На этом направлении развёртывалась бо́льшая часть сил.

Сталин хорошо понимал значение факта, кто начал войну, и в данной обстановке считал своей главной политической задачей не дать повода Гитлеру обвинить СССР в нарушении договора о ненападении. Он принял решение начать военные действия только в ответ на военное нападение, скрытно развёртывая силы для его отражения. Характерно, что Рузвельт в декабре 1941 г. накануне агрессии Японии на Тихом океане принял такое же решение. В телеграмме комитета начальников штабов США американскому командованию в Юго-Восточной Азии указывалось: «Быть готовым отразить нападение Японии. Америка ждёт, что противник нанесёт удар первым». Но главная база Тихоокеанского флота США в Пёрл-Харборе эту телеграмму не получила, что привело к гибели основных сил Тихоокеанского флота и тяжёлому поражению союзников в начальном периоде войны на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии, где Япония полностью достигла поставленных целей.

Весной 1941 г. в условиях скрытности стратегического развёртывания обеих сторон началось испытание выдержки Сталина и соперничество искусства скрытности развёртывания войск. После перелёта 10 мая 1941 г. Гесса (первого зама и друга Гитлера) в Англию на личном самолёте (в Германии его объявили «сумасшедшим») советская разведка сообщила, что «Если Гесс договорится, война начнётся в самом скором будущем». Сталину поступали уже многочисленные сведения разведки с различными датами нападения. Гитлер же фактически также менял эти сроки. На советские вопросы по дипломатическим каналам о переброске немецких войск к границе СССР шли ссылки на подготовку высадки в Англии. В иностранной же печати появились статьи о подготовке к войне обеих сторон. Рузвельт на совещании начальников штабов США в мае заявил, что если Сталин не спровоцирует Гитлера, мы поддержим СССР, если спровоцирует, то вынуждены быть нейтральными.

14 июня 1941 г. ТАСС опубликовало заявление в ответ на «слухи о начале войны СССР и Германии». В нём утверждалось: «СССР строго соблюдает условия договора о ненападении с Германией». Но ответа не последовало. Мир был оповещён, что СССР не будет агрессором. Сталин выиграл психологическую борьбу с замыслом Гитлера, но взял на себя тяжёлую историческую ответственность политического руководителя государства. Он не давал разрешения на приведение войск в полную боевую готовность, притом, что у вермахта она была. Он не стал даже рассматривать вариант упреждающего наступления Красной Армии, представленный Василевским. Не давал и разрешения на объявление мобилизации, так как помнил пример Первой мировой войны — объявление мобилизации Николаем II и ответную реакцию Вильгельма. Соответственно не была создана Ставка и не назначен Главнокомандующий. Этот государственный акт — главный признак готовности к войне. Этого не понимают сейчас и некоторые «квалифицированные» военные специалисты, выступающие с критикой Сталина по этому вопросу по радио и телевидению. Решение о приведении войск в полную боевую готовность к началу боевых действий Сталин принял только по получении достоверных данных от перебежчиков. Но и предполагал всё же возможность провокации ночью на 22 июня. Это подтверждает его и Молотова реакцию на доклад об обстановке утром 22 июня: «Всё-таки это война».

Сталин знал, что будут военные потери у молодой необстрелянной Красной Армии, но вынужден был идти на них для достижения важнейшего фактора — ведения войны Отечественной, оборонительной. Он рассчитывал на достигнутую обороноспособность страны. Но никто не представлял столь бандитского начала войны и наступления главными силами с первых же дней агрессии. Следует иметь в виду, что в мирных условиях СССР объективно не мог создать вооружённые силы, способные сдержать наступление такой ударной мощи, увеличить постоянную численность вооружённых сил без ущерба общему развитию экономики было невозможно. Это предусматривалось сделать с объявлением мобилизации. Таковы были объективные экономические возможности. Считать необходимость проведения мобилизации с началом войны ошибкой советского государственного руководства необоснованно. Оно сделало то, что было возможным в данных условиях к началу войны, рассчитывая на достигнутую уже обороноспособность. И в этом Сталин не ошибся, а Гитлер просчитался, его авантюрная агрессия потерпела крах.

Главный вывод: Обороноспособность СССР, достигнутая к 1941 г., обеспечила выполнение главной стратегической задачи начального периода оборонительной войны, предусмотренной планом войны, который был изложен в «Соображениях по плану стратегического развёртывания Вооружённых Сил СССР на случай войны с Германией в 1941 г.», План молниеносной войны Гитлера потерпел крах. Однако «План обороны государственной границы 1941 г.», как части общего плана войны, сдержать наступление врага не выполнен. Первый стратегический эшелон понёс тяжёлое поражение, и пришлось оставить большую территорию страны до Москвы, Ленинграда и Ростова. Но эти три стратегических рубежа удалось удержать. Современный анализ хода и исхода начального периода войны показал, что поражению первого стратегического эшелона были как объективные причины, так и субъективные. Объективная — превосходство боевых возможностей и боевого опыта вермахта в начале агрессии. Главная субъективная — это обдуманное решение Сталина начать военные действия только в ответ на нападение, не давая повода Гитлеру объявить своё нападение «превентивной войной» в ответ на якобы готовящуюся агрессию СССР, а также его и Молотова предположение о возможной провокации для начала войны.

В ходе трагических приграничных сражений в конце июля 1941 г. всё же была создана линия стратегической обороны. В начале августа Гитлер переменил направление главных усилий вермахта с Западного направления на Юго-Западное. План «Барбаросса» дал первую глубокую трещину. Визит Гопкинса в Москву в это время для знакомства с «критической ситуацией в России» окончательно определил поддержку Рузвельтом Советского Союза. Упорная оборона Смоленска, Ленинграда, Киева резко снизили темпы фашистского наступления, стратегические резервы восстановили боеспособность войск по всему фронту. Гитлеровское командование, используя манёвренность своих механизированных частей, провело перегруппировку и вновь повело наступление на Москву превосходящими силами. Операция «Тайфун» должна была завершить кампанию взятием Москвы. Врагу удалось прорвать фронт и окружить группу армий Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы и Брянска. Но окружённые войска упорно сопротивлялись и сковывали значительные силы врага, Часть войск выходили из окружения. В октябре Жукову удалось организовать упорную оборону на дальних и ближних подступах к Москве, а контрудары под Тихвином и Ростовом сковали фланговые группировки фашистских войск. Парад на Красной площади 7 ноября показал всему миру решимость и способность отстоять Москву. В конце ноября наступление врага было окончательно остановлено на ближних подступах Москвы, на «линии Жукова» — Западного фронта. Стратегическая оборона на всём советско-германском фронте истощила наступательные возможности вермахта, остановила наступление и создала условия для успешного контрнаступления на главном стратегическом направлении. Это и составляло первую задачу оборонительной войны СССР.

Контрнаступление под Москвой 5 декабря 1941 г. завершило начальный период оборонительной войны. Завершение начального периода войны означало успех выполнения стратегического плана в первом этапе оборонительной войны, но не на Днепре, как планировалось, а под Москвой. Москву советские войска отстояли в отличие от Отечественной 1812 г. Московская битва изменила весь ход Второй мировой войны. Запад оценил её как «чудо под Москвой». Способность Красной Армии наступать определила создание антифашистской коалиции во главе с СССР, США, Великобританией и Китаем 1 января 1942 г.

Завершая краткое рассмотрение данной обширной темы, можно выделить исторические тенденции и определить некоторые уроки истории, важные, на наш взгляд, для современного военно-поли­тического и стратегического мышления.

1. Геополитическое положение российского государства объективно вынуждает поддерживать постоянную обороноспособность. Исторические условия XX века сделали фактор обороноспособности государства условием сохранения не только целостности и независимости, но и существования российской государственности. Опыт двух мировых войн, результаты каждой из них, победа СССР во Второй мировой войне в тяжелейших условиях начала Великой Отечественной войны показывает возросшую роль комплекса всех компонентов, составляющих обороноспособность в современных условиях. Это первый урок истории.

2. Вторая мировая война в целом и Великая Отечественная война в особенности показали возрастание роли начального периода, а в нём первых операций с началом войны. Это обусловлено увеличением поражающих свойств оружия и манёвренности войск. В современных условиях начальные операции агрессора могут достигать и конечных результатов войны, особенно упреждающим ядерным нападением. Но вариант «гибридной» войны может включать и ведение боевых действий обычными средствами с применением бактериологического и высокоточного ракетного оружия с сохранением угрозы ядерной войны. В этих условиях вероятно ведение оборонительных операций обычными средствами в начале оборонительной войны. Для их проведения необходимо предусматривать в предвоенных планах ведение глубоких оборонительных операций на территории Российской Федерации и за её пределами. Недооценка необходимости ведения глубокой стратегической обороны и глубоких оборонительных операций манёвренными силами ведёт к тяжёлым потерям и угрозе утраты обороноспособности. Это тоже суровый урок истории.

3. Вся военная история XX в. показывает усиление роли военной науки в укреплении обороноспособности страны, роль её вклада необходимо включить в само понятие «обороноспособность государства». Развитие военной науки невозможно без развития военно-исторической науки и военно-истори­ческого образования государственного и военного руководства. Военная история — результат фактических «экспериментов» для военной науки. Историческая наука — это фактологическая основа развития военной теории. Без учёта опыта войны теоретические построения представляют виртуальные варианты без фактологической базы. Перефразируя Суворова, можно сейчас сказать: «Гладко было по программе, но забыли про овраги. А войну вести при них». В наше время есть другие «овраги», и их надо знать по опыту войны.

Изучая минувшие военные испытания и извлекая уроки военной истории из опыта начала Великой Отечественной войны, важно показать общественно-политические основы победы в битве под Москвой.

1. Социальная однородность советского общества, социалистическая идеология сплотила все социальные слои, все национальности советских людей в единый боевой лагерь с главной целью «Всё для фронта, всё для Победы». Справедливые цели Отечественной войны и советский патриотизм, впитавший национальные военные традиции, стали источником массового героизма на фронте и трудового подвига в тылу. Яркий показатель — создание дивизий народного ополчения с первых дней войны из добровольцев непризывных возрастов. Вместо них к станкам стали женщины и подростки.

2. Высокие мобилизационные свойства советского централизованного государства. За первые 10 дней с объявления мобилизации армия и флот увеличили вдвое численность состава, и укомплектованные части отправлялись на фронт. Промышленность в короткие сроки перестраивалась на выпуск военной продукции. Из угрожаемых районов, зачастую под огнём врага, эвакуировались заводы и учреждения. Транспорт бесперебойно доставлял на фронт пополнение и вывозил эвакуированные заводы вместе с семьями рабочих и служащих, которых размещали в глубине страны. В течение месяцев предприятия восстанавливались и включались в производство.

3. Коммунистическая партия ВКП (б) показала высокие организационные и вдохновляющие народ качества и давала примеры боевых и трудовых подвигов. Она стала организационным стержнем всей жизни народа. политическое, государственное и военное руководство имело высокий авторитет и поддержку народа.

4. Красная Армия преодолела психологический шок и горечь первых поражений, не утратила моральный дух и боеспособность, командование сумело организовать стратегическую оборону, войска приобрели боевой опыт для ведения упорных оборонительных боёв с превосходящими силами врага.

Так создались условия для решительного и успешного контрнаступления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

К гражданам России!

Пн Ноя 29 , 2021
Патриоты – за сильную Россию, против беззакония, насилия и полицейщины. Post Views: 113

Рубрики